Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Елена Манова Весь текст 173.5 Kb

Дорога в сообитание

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
всех моих в Регонде побили?
     - Я тоже, - тихо сказала Элура. - Мы  держали  Обсервату,  пока  весь
народ не ушел в Регонду.
     - Имя ладно, Мрак с ним! Я его от отца получил, отрекаться не  стану.
А только до тех Пайлов, до Великих, мне дела нет!  Неправильно  это,  леди
Элура, чтобы мне и тут за них отдуваться!
     И она улыбнулась.
     - Прости, Норт. Ты прав. Все счеты кончились со смертью Улафа  и  его
сыновей.


     Едем и болтаем, как двое старых солдат, и теперь  я  сама  не  пойму,
отчего на него злилась.
     - Я еще успел в Регонду -  под  самый  конец.  Мы  с  Каем  из  Текны
зацепились у Грасса. Пять дней  держались,  все  думали:  вот-вот  подмога
явится.
     - Я своих сразу повела к Орринде. Понимаешь, Норт, Капитан в этот раз
был прав. Без верхних крепостей мы бы Регонду не удержали.
     - Ага! Отстоял страну до последнего дома!  -  хотел  сказать  кое-что
покрепче, но глянул за  плечо  -  на  Илейну  -  и  прикусил  язык.  Элура
засмеялась тихонько. Такое мучительное  облегчение:  часть  тяжести  вдруг
свалилась с души, и теперь я сумею снести эту ношу.
     Быстрый понимающий взгляд - и Норт говорит о другом:
     - Я и не понял, что там у вас  было.  Сперва  куча,  ну  все,  думаю,
приехали - а вдруг никого.
     - Ортан. Сорвался и всех раскидал, как сугроб перед домом.
     Теперь смеется он. Запрокинул голову и хохочет, как мальчишка:
     - А ты боялась! Что я, дурак, с колдунами драться?


     Радостный белогривый полет  Тарона  -  яростно-синий,  яростно-белый,
звонкий, гремящий. Праздничная  пестрота  полосатых  скал,  сочная  зелень
далекого леса - и ожидание. Я не знаю, чего я жду. Это идет не извне, а из
меня самого: странное, трепетное ожидание. Словно вся прежняя жизнь ничего
не  значит,  словно  вся  она  была  только  затем,  чтобы  оно  пришло  -
неизведанное, то, что должно случиться...
     Фоил напрягся, застыл в непонятном  испуге.  Мысль,  не  ложащаяся  в
слова. Пестрый бессвязный поток. Спутанные  разноцветные  тени  Трехлунья.
Вопли дерущихся этэи, пена, ярость, кровь на белом песке... _Э_т_о_?
     Онои, ты не возьмешь ее в Трехлунье!
     Онои, не веди их в Мир, ты умрешь!
     Онои, я боюсь!..


     Перед рассветом, когда спала  вода,  мы  переправились  через  Тарон.
Серое, уже опустевшее небо, ломоть Офены и узенький серпик  Мун;  родилась
вторая луна, мы в пути уже десять дней, - и привычная, давно  притупленная
боль: как там Орринда? Живы ли те последние, о ком я могу говорить "свои",
или стервятники уже раздирают их трупы?
     Выше и выше по каменистому склону, подковы высекают  искры  из  серых
камней. Только мы четверо, и весь мир против нас...
     - Госпожа! - окликает Джер. - Глянь-ка!
     Горсть рыжеватых пятен на лысом склоне. Горные козы?  У  Джера  горят
глаза, он чуть не пляшет в седле. Стоит, конечно, седельные сумки пусты...
     - Смотри! - говорю я. - А вдруг здесь не только звери?
     - Людей здесь нет, - ответил Ортан, и  я  разозлилась:  кой  Мрак  он
появляется так бесшумно? И  как  это  он  умудрился  подкрасться  по  этим
гремящим камням?
     - Вот так ты уверен?
     - Да. Илирцы дерутся с дафенами, а те, что на нас напали, уже ушли за
Тингол.
     - Всегда все знаешь?
     - Это не я, - спокойно ответил Ортан, и рунг его  вдруг  обернулся  и
поглядел на него. Переглянулись - и опять эта досада: что они сказали друг
другу без слов?
     Джер умчался; короткий топот копыт, стук камней, тишина, и теперь  мы
с Ортаном едем рядом.
     - Странно, что Джер оказался в ваших местах.
     - Отец выкупил его у инжерцев, - сказала Элура сухо. - Он  поссорился
с вождями и пытался пройти  через  Инжер  к  Пределам  Мира.  Отцу  всегда
нравились такие люди.
     - Я очень любил сэра Родрика, - мягко ответил Ортан. - Он был один из
немногих, которых я понимал. Я плохо понимаю людей, леди Элура. Я  слишком
рано от них ушел.
     - Почему? - спросила и пожалела: глупый вопрос, все ясно и так.
     - Они хотели меня убить. - Пожал плечами и  сказал  удивленно:  -  За
что? Я был еще человеком... совсем ничего о себе не знал.  Сэр  Родрик  не
дал им меня убить, а потом помог уйти.
     - Ты... ненавидишь людей?
     - Нет. Я их не понимаю. Нельзя ненавидеть то, чего не понимаешь.
     Она невесело засмеялась.
     - Вот этим ты и отличаешься от людей. Мы ненавидим именно то, чего не
умеем понять.
     И черный рунг вдруг испуганно поглядел на нее.


     Ортан тревожится. Он стал тревожиться сразу после полудня.  Подгоняет
нас, а сам отстает, исчезает, появляется - и  молчит.  И  для  ночлега  он
выбрал странное место: уступ среди осыпей, без топлива и без воды.
     Фоил увел наших рунгов пастись - он лихо командует ими,  и  даже  мой
драчливый Балир послушен ему во всем.
     День был тяжелый, уснули  быстро.  Джер  хотел  сторожить,  но  Ортан
что-то сказал, и он улегся без возражений.
     Мне не нравится, что все идет помимо меня. Мне не нравится, что я  не
знаю, в чем дело.
     - В чем дело, Ортан? - спросила она. - Погоня?
     - Здесь нет людей, - говорит он  уверено.  -  Я  не  знаю,  что  это.
Опасность, - говорит он. - Страх.
     Он словно борется со словами, и сладкое горькое воспоминание: я читаю
Эрду Священные тексты, переводя их  с  Древнего  на  новый  язык,  и  тоже
мучаюсь со словами, потому что для очень многих понятий в нашем языке  нет
готовых слов.
     - Ты думаешь на другом языке?
     - Да. Язык людей... тесный. В нем самых важных слов.
     А какие слова самые важные? думаю я. Наверное, те же: жизнь,  смерть,
надежда.
     - Ортан, что такое Сообитание?
     - Со-обитание, - отвечает он. - Мир живых. Это плохое слово,  оно  не
вмещает смысл. Надо знать истинный язык, чтобы понять.
     Истинный? думаю я. Как они высокомерны!
     - Ну, хорошо, - говорю я. - А что означает "мир живых"?
     - Мир, который принадлежит живым.  Все,  что  думают,  чувствуют  или
растут, должны жить так, как им хорошо.
     Слушаю этот детский лепет, и даже не гнев - тоска. Неужели он  просто
глуп? Или он говорит о чем-то таком, что я не могу понять?
     - Сообитание, - говорить он. - Мы все равны в том,  что  живые.  Я  и
травинка - у нас только одна жизнь, но я  войду  в  Общее  и  останусь,  а
травинка, этэи - вы говорите "рунги", серый лур - они не войдут, и поэтому
я должен их защищать. Понимаешь, их жизнь важнее моей - она  кончится.  Им
надо прожить ее так, как живут единственный раз...
     - А разве ты не умрешь?
     - Я просто больше не буду Живущим, но Общая Память меня сохранит.
     О Небо! Прочь, прочь от этой жути!
     - А закон? Ты говорил о законе.
     - Законов много, - говорит он, - но главных два: то, что для всех.  В
Сообитании можно убивать только тем, кто питается  мясом  -  ради  еды.  В
Сообитании нельзя ничего менять - только если это делает само Сообитание -
чтобы себя сохранить.
     - Ортан, я совсем ничего не понимаю!
     - А разве ты хочешь понять, леди Элура?
     Он прав, я не хочу понимать. Только страх и гнев. Я  не  хочу,  чтобы
меня равняли с травой. Я не хочу соблюдать дурацких законов.
     Я не вижу его лица - только чуть светящееся пятно и на  нем  огромные
черные тени глазниц. Я не хочу говорить того, что должна сказать.
     - Ортан, - говорю я с трудом, - ты - единственный, кого спасли ильфы?
     - Нет, нас много.
     - И вы... вы живете все вместе?
     - Да, - говорить он. - Кроме меня.
     - А они... где они живут?
     - На острове. Там ослаблен Закон. Сообитание присматривает  за  ними,
но дает им жить так, как им хорошо.
     - Ортан, а если бы мы попали на этот остров?
     - Это невозможно. Сообитание вас не пропустит.
     - Ортан, - говорю я, - в этом Мире нет для нас места. Все  равно  нас
убьют - не сейчас, так через год. Неужели мы так опасны для целого мира  -
четверо одиноких, бездомных людей?
     Он молчит, ему трудно сказать "нет", и мне чудится  в  этом  проблеск
надежды.
     - Смерть так смерть, - говорю я, - ладно! Что будет - то будет. Но мы
ведь тоже живые, Ортан! Нам тоже надо прожить свою жизнь  -  единственную,
ведь у нас другой не будет. Ортан! - говорю я. - Ради себя я бы  не  стала
просить. Моя жизнь что-то значит лишь для  меня.  Но  ради  них...  Ортан!
Помоги их спасти!
     Он молчит. Долго молчит и нехотя отвечает:
     - Мы не дойдем. Сообитание вас убьет.
     - А тебя?
     - Не знаю. Может быть, тоже. Хорошо, - говорит он, - я попытаюсь.  Но
мы не дойдем.
     Я не вижу его лица, но чувствую  взгляд,  этот  странный,  тревожащий
взгляд, как будто он видит меня - ту невидимую  меня,  что  запрятана  так
глубоко.


     Опаленные горы.  Это  выглядит  веселей,  чем  звучит.  Просто  горы,
смирные и округлые, в пегой шкуре светло  и  темно-зеленых  пятен.  Просто
легкий, едва заметный привкус гари. Даже не запах - только горький привкус
во рту.
     Джер неспокоен: вот он подъехал к Ортану, что-то  сказал,  показывает
рукой. А вот и Норт рядом с ними - тоже смотрит из-под руки.
     Я не подъеду и ни о чем не спрошу.  Незачем  спрашивать  о  том,  что
знаешь.  Летнее  Междулуние  кончилось  без  дождя  -  значит,  чирод  уже
загорелся.  Кто-то  рассказывал  мне,  как  горят  чироды.  Синее,   почти
бездымное пламя прыгает по  кустам,  мчится  по  всей  горе  со  скоростью
ветра...  Через  несколько  дней  эти  горы  будут  черны.   Черные-черные
Опаленные горы. А к весне чирод уже встает в человеческий рост...
     Они не столковались, и едут ко мне. Я тоже боюсь. Я не хочу в огонь.
     - Ортан, - спросила она, - ты уверен, что мы сможем пройти?
     - Я не уверен, - ответил он. - Может быть.
     - Тогда почему бы нам не проехать немного дальше? Ветер с запада. Там
уже могут быть выгоревшие места.
     - Мы не успеем. То, что за нами... оно догоняет. Мы  умрем,  если  не
спрячемся за огонь.
     - А Фоил? - спросила Элура. - Что он говорит?
     Спросила и пожалела - сейчас не время для шуток.
     - Он боится, - ответил Ортан. - То, что сзади,  страшней.  Он  пойдет
сквозь огонь.
     - А наши рунги?
     - Они пойдут. Фоил их поведет.
     Она поглядела на спутников и сложила губы в  улыбку.  Ужас  в  глазах
Илейны, ни кровинки в лице, но она не отстанет, об этом можно  не  думать.
Джер? Согласен. Не слишком надеется - но согласен.
     - Норт?
     - Не знаю! Я так не привык - шарахаться.  Кто-то,  что-то...  С  нами
женщины, понял? Куда ты их тащишь? Вон смерть, а что там позади...
     - Она, - сказал Джер. - Я тоже чую.
     - Что?
     - Не знаю, госпожа. Локаи говорят: рода.
     Норт усмехнулся:
     - Ага! Слыхал я такие байки! Никто не видел, никто не знает...
     - Кто узнал -  тот  умер,  -  просто  ответил  Джер.  -  Сам  смекни,
господин. Локаи вон куда ушли, вполголода живут, а в этаком богатом краю -
и ни души. А мои предки? С чего бы это они под Экипаж  ушли,  ежели  б  не
погибель?
     Я ничего не знаю об этом. Странно, я думала, что хоть о нас-то я знаю
все. Только это уже не важно. Я боюсь. Тяжелый, медленный страх  шевелится
внутри. Если Джер говорит, я обязана верить. Я могу сомневаться  в  Ортане
или в себе, но Джеру я обязана верить.
     - Ты в меньшинстве, сэр Норт, - сказала Элура. - В незнакомом месте я
верю проводнику. Если Ортан и Джер говорят одно - значит, что-то в этом да
есть.
     - Есть или нет, - огрызнулся Норт, - а лучше бы умирать  не  в  огне.
Это очень больно, леди Элура!
     - Пусть умирают враги, - сказала она надменно.  -  Я  поклялась,  что
леди Илейна будет жить - и она будет жить. Вперед!


     Вперед! Вперед! Сначала мы едем шагом, уже не по камню, а  по  плоски
подушкам зеленого мха, но что-то случилось - мой рунг задрожал подо  мной,
я чувствую эту дрожь, на проникает в меня, я тоже дрожу, и крик... нет, не
мой! Это Фоил кричит - пронзительный, почти  человеческий  крик,  и  рунги
рванулись вперед; мы мчимся;  нас  хлещут  бичи  беспощадного  страха,  мы
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама