Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Сергеев Михаил Весь текст 1211.68 Kb

Последняя женщина

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 104
          из решившихся на самоубийство даже не представляет, что давно
          существуют надежные способы уберечь человека от этого шага.
          Незнание – тоже подарок зла. И бежать нужно прежде всего от
          него. – А что же происходит с теми, кто заставлял людей
          отдавать свои жизни, теми, кто принес миру только зло? Они
          тоже здесь? – Да. – И много их, приговоренных? – Много. Ты все
          увидишь.

          * * *

          Внезапно Лера услышала глухие рыдания. Она обернулась. В
          глубине зала, прямо под сводчатым потолком, впол- оборота к
          ней стоял человек. Его плечи вздрагивали. – Что с вами? –
          услышала она свой голос, позабыв, что происходило с ней всего
          несколько минут назад. Он повернулся и удивленно посмотрел на
          нее. – Я не могу отмыть их! Я никак не могу отмыть их! – Его
          голос сорвался, и он показал на забрызганные кровью морские
          эполеты. – Я не хочу больше заколачивать гвозди! – Он умоляюще
          посмотрел на нее, не переставая вздрагивать. Только тут Лера
          увидела зажатый в огромном кулаке позолоченный молоток. Ничего
          не понимая, она отчаянно закричала: – Так бросьте же его! Он
          обреченно покачал головой: – Я пробую это сделать с
          девятнадцати лет. А ведь скоро конец. И плечи его снова
          затряслись.



          ДВА ПРЕЗИДЕНТА


          Наверху, в спальне ее сына Майкла, слышались глухие рыдания.
          Маргарет тихо вошла к нему. – Как ты могла допустить такое? –
          Он посмотрел на мать. – Я никогда, слышишь, никогда не прощу
          тебе этого! Маргарет медленно опустилась на стул. «У железной
          женщины должен быть такой же сын», – вспомнила она свои слова.
          Ужас наполнил ее сердце.

          Март две тысячи пятьдесят третьего года выдался невероятно
          теплым. На земле остался только один человек, помнивший его.
          Вертолет мягко коснулся земли. Овальный люк, тихо урча,
          медленно откатился назад, освобождая выход. Яркий луч осеннего
          солнца ударил ей в глаза. Маргарет зажмурилась. Огненно-рыжие
          волосы в свете яркого солнца выдавали ее скандинавское
          происхождение. Старший офицер охраны, стоявший рядом с послом,
          взяв под козырек, попытался подать ей руку. – Не стоит, – даже
          не глядя в его сторону, произнесла она. Ни ясная и теплая
          погода, ни мягкость травы, которую она ощутила, ступив на
          землю, не изменили ее настроения. Маргарет Олсон,
          премьер-министр Великобритании, быстрым и не по-женски
          решительным шагом направилась к Белому дому. Посол едва
          поспевал за ней. У нее были причины для огорчений. Русские,
          контролирующие основной объем добычи энергоресурсов,
          отказались от расчетов в единой валюте, а за поставки сверх
          контрактных объемов запросили двойную цену. И это после того,
          как вот уже десять лет половина потребляемого топлива в Европе
          выходит за рамки контрактных соглашений. Но то был лишь
          завершающий аккорд. За последние три года Россия сделала ряд
          шагов, повлекших за собой пересмотр основополагающих, как
          считали в Европе, принципов мироустройства. И Совет был
          вынужден пойти на уступки. Каких-нибудь двадцать лет назад
          такое решение могло присниться разве что в кошмарном сне.
          Кроме того, они продиктовали ряд новых условий, которые иначе
          как политическим шантажом она назвать не могла. Последние
          восемь месяцев переговоры шли с большим скрипом, но все-таки
          шли. Этот вопрос оставался главным в повестке дня ее кабинета
          с того самого дня, как она стала его главой. Сама проблема
          назревала много лет. Все ее коллеги в правительствах союзных
          стран понимали, почему это произошло. Да, Россия стала
          сильной, как никогда. Тридцать лет назад, когда появились
          первые ростки мирового топливного кризиса, выяснилось, что она
          обладает самыми большими запасами углеводородов на планете. Об
          этом стоило задуматься. Тридцать лет – большой срок для
          решения любой проблемы, однако эта проблема решена не была.
          Пожалуй, впервые в истории западный мир столкнулся с реальной
          угрозой утраты тщательно построенной «системы благополучия»,
          как ее называли академические мужи в университетах. Еще
          недавно никто не ставил под сомнение незыблемость этой
          системы. По крайней мере ей так казалось. Все изменилось за
          два дня. Русские предложили перевести переговоры в иную
          плоскость и на новых условиях. Их меморандум ошеломил весь
          мир. Почему так случилось? Как они могли допустить это? Почему
          много лет назад никто не принял решений, исключающих такой
          финал? Что и когда они проглядели? Впрочем, она понимала, что
          бессмысленно задавать себе эти вопросы. Те, кто должен был
          принимать решения, сейчас красовались на портретах в
          правительственной галерее. Вчера они получили «черную метку»,
          как сказал один из членов Совета. Два дня она постоянно
          размышляла только об этом. Из всего случившегося следовало,
          что только экстраординарные и немедленные меры могут сохранить
          статус-кво. За этим она и прибыла в Вашингтон.

          Шторы в овальном кабинете отсутствовали. С этой, как и с
          другими причудами нового хозяина Белого дома Джона
          Тайлера-старшего, прислуга давно смирилась. – Отличная погода,
          миссис Олсон. С прибытием. – Президент широко улыбнулся и,
          шагнув вперед, подал ей руку. Какой большой и грузный человек!
          Она встречалась с ним много раз, но сейчас неожиданно это
          особенно бросилось ей в глаза. – Мне кажется, вы слишком
          благодушно настроены, господин президент, а между тем для
          этого нет никаких оснований, скорее напротив, – произнесла
          Маргарет, словно не замечая его приветствия. – Вы слишком
          встревожены. Неужели перелет вас так расстроил? Ведь  сейчас
          он не занимает столько времени. Вот когда я был молод, как вы…
          – Оставьте, господин президент. Вы прекрасно знаете, чем я
          встревожена, и перелет здесь ни при чем. Давайте сразу
          приступим к делу. – Как скажете, но позвольте предложить вам
          кофе, а уж потом обсудить наш вопрос. – Улыбка не сходила с
          его лица, – Будьте так любезны. Только вряд ли это можно
          назвать вопросом. Следующие четыре минуты, пока принесенная
          чашка кофе не опустела, прошли в тишине. Маргарет
          действительно почувствовала, что ей необходимо
          сосредоточиться. То, что она должна была сейчас сказать, она
          повторила сотни раз, прежде чем войти сюда. От этой встречи
          зависело все. Джон Тайлер благодушно и, как ей показалось, с
          оттенком любопытства поглядывал на нее, сидя напротив. Три
          пальца его правой руки тихо отстукивали какую-то мелодию. Она
          отодвинула чашку. – Итак, как я уже сказала, вряд ли можно
          назвать вопросом ту проблему, которая привела меня сюда. Я
          пока не называю ее неразрешимой. Пока, – добавила она. – Как
          вы знаете, я – председатель Совета Европы. Так вот, на
          вчерашнем заседании мне предоставили все полномочия для
          разговора с вами. Наши с вами договоренности должны лечь в
          основу решения, которое Совет обязался принять ровно через
          неделю. Надеюсь, что разногласий у нас не будет. Скажу прямо:
          мы готовы на самые крайние меры – дело за вами. С этими
          словами она быстро открыла маленькую папку и вынула оттуда
          голубоватый лист бумаги. – Это их меморандум. Мы получили его
          вчера. Вчера же состоялось и заседание Совета. Иначе как
          ультиматумом его не назовешь. Прочтите. – Она резким движением
          подвинула к нему листок. –Я знаком с этим документом, –
          произнес Тайлер. Маргарет удивленно вскинула брови, но не
          потеряла са- мообладания. – Тем лучше. Тогда я вообще не
          понимаю вашего благодушия, господин президент. Ведь он
          касается всех. – Что же вы предлагаете, госпожа Олсон? –
          Тайлер помедлил. – Воевать? Такого неожиданного поворота
          Маргарет не ожидала. Она, конечно, готова была обсуждать все
          возможные шаги, вплоть до угрозы применения силы, но самое
          большее, на что она надеялась, – медленно подвести к этой теме
          их разговор. Но чтобы так сразу… – Ну почему же сразу воевать?
          Мы готовы на самые решительные действия, и вариантов этих
          действий достаточно и без самых крайних мер. Хотя их мы тоже
          не исключаем, – тут же поправила она себя. – Значит, все-таки
          воевать. – Улыбка исчезла с лица Тайлера. – А госпожа
          премьер-министр знает, что такое война? Вам наверняка
          известно, что задолго до того, как я стал сенатором, совсем
          юнцом я участвовал во второй Иракской кампании. Так что войну
          я знаю не из мемуаров наших генералов и не из учебников,
          которые вы листали в колледже. После ранения и отставки я
          занялся историей. И вот эта история сегодня совершается здесь,
          в этом кресле. – Он выразительно кивнул в сторону своего
          стола. – И делаю ее я. К сожалению или к счастью, как вам
          будет угодно. Я бы мог вам рассказать много нового о войне, –
          после некоторой паузы добавил он. – Я вас не понимаю, господин
          президент. Мы с вами не принимаем решения об обмене ядерными
          ударами, и разговор у нас сейчас не об этом. – Об этом,
          дорогая миссис Олсон. Именно об этом. Маргарет была поражена.
          Только сейчас она заметила, что Тайлер был чем-то раздражен,
          даже озлоблен. Его неожиданный пассаж в начале их разговора
          свидетельствовал о том, что он не просто ждал ее приезда, а
          жаждал этой встречи, и тон его последних слов не предвещал
          ничего хорошего. Было понятно, что настроить его на
          конструктивный лад будет нелегко. Она давно изучила Тайлера и
          знала, как с ним разговаривать. Во всяком случае, ей так
          казалось. И все-таки Маргарет не могла избавиться от
          неприятного ощущения, вызванного таким поворотом. «Ничего, –
          подумала она. – Других вариантов у меня все равно нет. Только
          не перебивай. Надо дать ему высказаться, пусть выпустит пар».
          Этому приему ее научила еще бабушка.

          – Не будем лукавить, – продолжал Тайлер. – Какие бы меры мы ни
          приняли, какие бы заявления ни сделали, знак минус на знак
          плюс без применения силы не поменять. Россия не может пойти на
          компромисс. – Почему не может? Вы что, вообще исключаете такой
          вариант? Я вас не понимаю. – Исключают из колледжа за
          неуспеваемость, дорогая Маргарет. Но судьба посмеялась над
          нами, и эти бездарности закончили обучение. – Кого вы имеете в
          виду? – Наших предшественников. Тех, кто и тридцать, и сто лет
          назад должен был принимать решения; что поделать, национальная
          британская черта – бестолковость. – Едва заметная усмешка
          мелькнула на его лице. – И  сегодня нам предстоит это
          расхлебывать. Я правильно понимаю, что вы именно за этим
          прилетели? – Тайлер уже не скрывал раздражения. – Понимаете,
          решения! А не толкаться  с двумя дивизиями между курдами и
          пуштунами, пытаясь втолковать бедуинам смысл слова
          «парламент». Вот когда это нужно было делать, – чуть понизив
          тон, добавил он. – Господин президент, – Маргарет старалась
          говорить спокойно, – безусловно, ошибки допускают всегда,
          особенно в большой политике. Поэтому я отчасти с вами
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 104
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама