Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Сергеев Михаил Весь текст 1211.68 Kb

Последняя женщина

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 104
          ПОСЛЕДНЯЯ ЖЕНЩИНА

          Мистический роман

          МИХАИЛ СЕРГЕЕВ

          Уважаемый читатель! Если вам меньше 35-ти лет, бросьте эту
          книгу, все равно вы это сделаете максимум на сороковой
          странице. Тем же, кому уже 35, предоставлена возможность,
          оценить не только собственную степень нравственности и
          порядочности, но и тех, кто идет рядом. Эта книга о том, как
          мы расстаемся со своей душой. Как гоним ее от себя, не желаем
          говорить с ней. Как понемногу, по капельке уходит из нас
          добро. А душа не хочет такого конца. Ей жаль того, с кем она
          появилась в этом мире. Ее существование – в скорби о нас. Но
          есть и те, кто, стараясь прогнать ее от себя, не желая иметь
          ничего общего с ней, бьют душу кнутом, прямо по лицу. Но она
          не уходит и только плача стоит перед ними. Лишившись разума,
          мы не можем понять, что ей некуда идти. Уйти можем только мы.
          Это и есть «безумие твари». Но за все приходится платить. Гнал
          ли ты ее тысячелетия назад, сейчас, или на пороге гибели
          человечества – не важно. И хотя за страшным процессом
          расставания с душой, стоит чудовищная по своей силе личность,
          добро сильнее и оно торжествует. Непременно. Книга будет
          переносить вас из времен Римской империи в недалекое будущее;
          прочитав ее, вы будете участвовать в его рождении. Вас, больше
          не оставят равнодушными многие вещи, на которые прежде вы не
          обращали внимания. Вы станете лучше, я очень надеюсь на это.
          Тайна же откроется совсем немногим. Кроме того, должен
          сообщить вам, что в романе использована музыка из первого
          концерта П. И. Чайковского. Вы обязательно почувствуете это
          место. И еще. Не дарите книгу женщине, в которой не уверены.
          Вы расстроите ее.

          С уважением Михаил Сергеев.





          – Кто нашептал тебе эту книгу? – Я написал ее сам. – Нет,
          человек сам может услышать только ветер. – Пусть так. Пусть я
          услышал только ветер. – Так кто же нашептал тебе ее?













          О вещая душа моя! О сердце, полное тревоги, О, как ты бьешься
          на пороге Как бы двойного бытия!

          Ф. И. Тютчев



          СМЕРТЬ


          Все произошло просто и неожиданно. Седьмая полоса пешеходного
          перехода, хорошо знакомый визг тормозов, мокрый от дождя
          асфальт на щеке. Асфальт почему-то удивительно теплый. 
          Какая-то женщина сидит рядом и почему-то сильно кричит. А
          кругом – люди, люди, люди. Лера ощутила дискомфорт, вызванный
          всеми этими «почему-то», даже скорее досаду оттого, что все
          вокруг, бегая и суетясь, делали это явно сознательно.
          Невероятным усилием воли ей удалось успокоиться. Нужно наконец
          понять, что происходит. Нельзя же просто так стоять и ничего
          не делать. Вдруг ее осенило. Это шок. Ну конечно, она видела
          такие случаи десятки раз: ее окна выходили на перекресток с
          переходом, и почти каждый вечер она слышала визг, ставший
          знакомым за эти годы, затем глухой удар, иногда их было два;
          потом она подходила к окну и каждый раз повторяла одно и то
          же: «Боже мой!» С годами она пробовала приучить себя не
          смотреть на такие случаи, но ощущение чьей-то боли где-то
          рядом не позволяло ей оставаться равнодушной. Обычно кто-то
          тормозил у перехода, кто-то проезжал мимо, и заканчивалось
          почти всегда одним и тем же: два человека начинали активно
          обсуждать свои неприятности  по мобильным телефонам. Правда,
          бывало и по-другому, но вспоминать об этом не хотелось. Вот и
          сейчас чувство дискомфорта не покидало ее, но причиной тому
          было не очередное вечернее происшествие; просто Лера видела
          знакомую картину как-то иначе. Обычно собравшаяся толпа зевак
          не давала рассмотреть сразу, что же все-таки произошло, но
          сейчас она видела все. И это не был вид из ее окна, что уже
          ненормально. Ненормальным казалось и другое. На цветном
          пешеходном переходе, каких сейчас в Москве много, лежала
          женщина в странной позе. Странность заключалась в том, что
          поза была «удобной». Обычно так отдыхают: на боку, положа руку
          под голову. Но асфальт не трава, да и сумочка скорее валялась,
          а не лежала на некотором расстоянии. Все было как-то
          неуместно. Мысль, что какая-то важная деталь ей знакома,
          медленно проникала в ее сознание. Ну да, это случилось
          сегодня, по пути домой, у овощного киоска; она поцарапала свою
          любимую сумочку, содрав позолоту с замка. Еще подумала: «Надо
          же, как неудачно: так долго подбирать пряжки на туфлях к этой
          сумке, и на тебе». И тут Лера поняла все. И сумочка, и красная
          юбка, сшитая совсем недавно, и рука, лежащая ладонью кверху,
          были ее. «Это я, – отозвалось эхом в сознании. – Это я, и это
          происходит со мной! Но почему мне не больно? Ах да! Я же
          читала у Моуди: человек во время клинической смерти видит себя
          со стороны и ничего не чувствует. Но почему смерть? Зачем она?
          Может, это просто сон?» Постепенно крики людей и вой «скорой
          помощи» начали быстро удаляться и перешли в рокочущий гул.
          Стало страшно. Гул оборвался, наступила гнетущая тишина;
          ощущение невероятной легкости и безразличия наполнило ее. Лера
          ощутила полную перемену вокруг. Глубина этой перемены
          чувствовалась везде и касалась абсолютно всего. Сознание
          прояснилось. Она находилась в прозрачной, как ей показалось,
          сфере, заполненной меняющимися картинами: тоже прозрачными, но
          не призрачными – живыми и вместе с тем неподвижными! «Какая
          удивительная феерия», – мелькнуло в голове.  Цветущие
          яблоневые сады, спешащие куда-то люди, которых не заслоняли
          стоящие перед ними здания, тоже прозрачные. Плывущие корабли и
          стада антилоп, океаны и горы, города мира и континенты сменяли
          друг друга перед ней в этой сказочной неподвижности.
          Неожиданно она заметила, что, если смотреть в одну сторону,
          взгляд открывал одно за другим новые видения. Снежная равнина
          сменялась торжественным органным залом, наполненным людьми, и
          тут же – кувшинками на водной глади. Причем люди не исчезали и
          тоже оставались перед нею. Но не они удивляли ее и даже не то,
          что новые видения не сливались с остальными. Нарастающее
          ощущение того, что она становилась частью их величественного
          калейдоскопа, чего-то необъятного, что рождалось на ее глазах,
          – вот что завораживало Леру. Все еще находясь в оцепенении,
          она заметила невероятное: ожившие картины уже сами смотрели на
          нее и видели ее. Описать и представить это в обычном сознании
          было невозможно. Удивительность происходящего поражала. Вдруг
          у нее мелькнула догадка: «Я вижу мгновение времени! И я в этом
          мгновении». – Ты угадала, – отозвалось в сознании. Но это был
          не ее голос. – Кто это? – спросила Лера и удивилась отсутствию
          страха. – Я буду здесь с тобой. – Что значит «со мной»? – Я
          буду сопровождать тебя здесь. – Но кто вы? Человек? – Нет. – А
          кто? – Ты поймешь позже. А пока считай меня твоим проводником.
          Здесь тебе многое предстоит пересмотреть и все пере- оценить.
          – Что «все»? Лере показалось, что она задала вопрос, не
          дождавшись окончания фразы. – Не смущайся, это нормально;
          здесь все происходит одновременно: мы уже вне реки времени.
          Что касается твоего вопроса, тебе предстоит дать новую оценку
          своей жизни. От нее будет зависеть все. – Что же здесь может
          зависеть от меня? – Путь твоего восхождения к Свету. – Свет?
          Что это? – То, ради чего мы появляемся в этом мире. Он ждет
          каждого из нас. Но у каждого – свой путь к нему, и этот путь
          человек определяет сам: таков закон творения. Все
          предопределено в этом мире, кроме нашего пути к Свету, и в
          этом главный замысел Творца. Выбор пути – наша миссия и смысл
          нашего существования. * * *

          «Как странно», – подумала Лера. Она была довольно известной
          писательницей, считала себя верующей и, конечно же, задавалась
          вопросом: зачем, для чего она живет? Для чего вообще живут
          люди, рождаются на свет, становятся взрослыми, учатся,
          работают, любят, куда–то стремятся, а затем стареют и умирают?
          Все так смирились с обыденностью происходящего, что просто не
          замечают течения времени, отпущенного вовсе не на то, чтобы
          повзрослеть, состариться и умереть. В этой безысходности было
          что-то ненормальное, и иногда, очень редко, оставшись наедине
          с собой и вспоминая прожитые годы, она испытывала чувство, что
          все здесь не так, неправильно. В ее восприятии и попытке
          обустроить мир вокруг себя была какая-то незаконченность и
          неудовлетворенность. Такое ощущение приносило ей только
          дискомфорт. «Это пройдет», – говорила она себе. И
          действительно, время всегда возвращало ее в привычное русло
          жизни. Дом, работа, издательство, презентации, поздравления,
          улыбки друзей. А дальше – море, отдых, чайки над головой. И
          трогательная вера в то, что чайки – это души погибших моряков.
          Все или почти все было прекрасно в ее мире, но существовал и
          другой мир. Мир, где миллионы людей ложились спать голодными,
          где насилие стало нормой, где были несчастные семьи и больные
          дети. Мир, кричащий, взывающий о помощи, неудобный,  и она в
          нем жить не хотела. Вдруг ей стало невероятно стыдно за то,
          что много раз в своей жизни она пыталась убежать от
          неприятного присутствия рядом чего-то ущербного, недостойного,
          да и просто не имеющего отношения к ней. Она даже нашла выход
          из таких неприятных ситуаций: если мне что-то непонятно, но
          мешает жить, нужно избегать всего этого. И она избегала.
          Старалась не ездить на метро, где можно встретить неприятных и
          не- опрятных людей, избегала подземных переходов, где сидели
          нищие, старалась не смотреть передачи про брошенных детей,
          умирающих стариков и несчастных женщин. Много раз, видя
          попрошайку, она спрашивала себя: дать или не дать? «Я только
          что помогла старушке на углу, на сегодня достаточно». Этот
          ответ не удовлетворял ее. «Но что же, подавать всем, кого я
          встречу? Вон их сколько», –  успокаивала она себя. Ответа не
          было. Довольно часто она бывала за границей и видела другой
          мир, избавленный от того, что ее так раздражало. Но тогда ей и
          в голову не приходило то, что стало ясно позже: они живут так
          потому, что сотни миллионов других людей живут хуже, чем
          должны жить. Очень просто: одни живут за счет других. Одно
          время она даже пристрастилась читать популярную литературу о
          нравственном и физическом совершенствовании, статьи о
          психологии и парапсихологии, эзотерике, шаманизме и о многих
          других «измах», которыми так напичканы модные глянцевые
          журналы. Но поскольку она получила достойное образование и
          воспитание, во всяком случае, она так считала, то,
          проанализировав подобные измышления, пришла к заключению, что
          все они – суть профанация, имеющая одну цель: отнять у нее
          деньги. Таким выводом она осталась довольна и даже немножко
          гордилась тем, что не свихнулась на всяких бреднях, как ее
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 104
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама