Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Лукины Л. и Е. Весь текст 218.28 Kb

Сталь разящая

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 19
     - Там упала стальная птица, - сказала Чага.
     - Стальная птица - тоже металл, -  хмуро  ответил  Стрый.  -  Раз  он
нарушает закон, значит и я нарушу... Матерью семейства будешь ты.
     - Она не уйдет добровольно, Стрый...
     - А не уйдет -  изгоним!  -  Он  шевельнул  пальцами,  и  хворостина,
хрустнув, сломалась у него в кулаке...
     Зачем она поверила ему! Ведь  знала  же,  знала,  что  кому-кому,  но
только не Стрыю тягаться с Матерью в хитрости... И все-таки поверила.
     Несколько дней вела себя как дура: пыталась командовать,  то  и  дело
перечила Матери. А та уступала ей во  всем.  Уступала  и  терпеливо  ждала
случая. Видела: власть  ударила  девчонке  в  голову,  девчонка  неминуемо
должна оступиться...
     Так оно и  вышло.  Чага  чистила  рыжую  самку  и  заметила  в  комке
вычесанной шерсти крупинку металла. По закону шерсть надлежало  немедленно
сжечь, а  тому,  кто  сжигал,  пройти  очищение.  Но,  то  ли  уверовав  в
собственную безнаказанность,  то  ли  просто  машинально,  Чага,  повторяя
преступление,  на  глазах  у  женщин  взяла  двумя  пальцами   сверкнувший
осколочек и отбросила в сторону.
     И тогда раздался вопль Матери.



                                    3

     Они бежали от Чаги в такой спешке, будто и вправду верили, что металл
поразит преступницу немедля. На самом деле блистающая смерть могла  годами
щадить изгнанника, разя взамен невинных и правых. И в  этом  был  глубокий
смысл: указывая металлу, что ему следует делать, люди могли возгордиться.
     Однако  справедливость  требовала,  чтобы  преступник  был   наказан.
Поэтому при встрече с таким отверженным  самого  его  надлежало  убить,  а
зверя и скарб взять себе в награду за доброе дело. В  том,  что  дело  это
именно доброе, сомнений быть не могло -  изгоняли  редко  и  лишь  в  двух
случаях: за убийство сородича и за прикосновение к металлу.
     А узнавали изгнанника просто: одинокий прячущийся чужак, как правило,
молодой и здоровый. Стариков и калек тоже оставляли в  степи,  но  к  ним,
конечно, отношение было иное - всякий понимал, что  рано  или  поздно  ему
суждено то же самое...
     Чага хорошо помнила, как Стрый и Натлач  захватили  молодого  чужака,
который вместо того, чтобы достойно умереть в бою,  попытался  прикинуться
калекой - говорил, что у него одна нога совсем не ходит. Пленника  раздели
и, осмотрев, проделали с ним такое, от  чего  нога  мигом  пошла.  Мужчины
сломали ему пальцы и отдали его женщинам. Те, посмеиваясь, увели бледного,
как кость, изгнанника за холм, а Колченогая обернулась и крикнула:
     - Чага! Ты уже взрослая! Идем с нами!..
     Но Чага  тогда  побоялась  почему-то  последовать  за  Колченогой,  а
вечером все-таки вышла за холм и, отогнав пятнистых хищников,  посмотрела.
Трудно уже было сказать, что с ним сделали женщины, а что - хищники...
     Изгнанницу бы отдали мужчинам...
     Чага вздрогнула: показалось, что с вершины  холма  за  ней  наблюдает
всадник. Это  качнул  спутанной  желто-зеленой  макушкой  попади-в-меня  -
невероятно цепкий и живучий кустарник, растущий,  как  правило,  на  самых
опасных местах. Металл терзал его  и  расшвыривал,  но  каждая  срубленная
ветка тут же  запускала  в  землю  корень,  и  рассеваемый  таким  образом
кустарник быстро захватывал целые склоны...
     Теперь ей часто будут мерещиться всадники... До самой смерти.
     Чага остановилась и, подойдя к Седому, поправила вьюк так,  чтобы  он
не касался подживающей раны на горбу. Ведя обоих зверей  в  поводу  (Рыжая
заметно хромала), изгнанница пробиралась длинной неизвестно  куда  ведущей
низинкой и все никак не решалась выйти на холм и осмотреться.  Оба  склона
были уставлены живыми столбиками - зверьки стояли довольно далеко от нор и
безбоязненно провожали Чагу глазами...
     И  еще  был  изгнанник-убийца.  Бродяга,  уничтожавший  ночами  целые
семейства. Чага была ребенком, когда  на  охоту  за  этим  таинственным  и
страшным человеком поднялась вся степь.  Его  сбили  с  седла  и  изломали
где-то чуть ли не у самых Солончаков. Потом рассказывали, что обе женщины,
которых он когда-то украл и сделал своими женами, дрались вместе с ним  до
последнего. Странно. Уж их-то бы не тронули...
     Чага достала из седельной сумки кистень и, накинув петлю на запястье,
намотала ремень на руку. Если ей повезет и первыми  на  нее  наткнутся  не
мужчины, а женщины с такими же вот кистенями, то все решится очень просто.
Главное - вовремя подставить висок.  Она  вспомнила,  какое  лицо  было  у
пленника, когда женщины вели его за холм, и  стиснула  зубы.  Что  угодно,
только не это...
     Оба склона шевельнулись, и Чага вскинула голову. Кругом чернели норы.
Зверьков не было.
     На блекло-голубое полуденное небо легла  сверкающая  царапина.  Потом
еще одна. А секунду спустя в высоте словно лопнула огромная тугая  тетива,
и  неодолимый  ужас,  заставляющий  судорожно  сократиться  каждую  мышцу,
обрушился на Чагу с севера. Там, за покатым лбом  поросшего  желто-зеленым
кустарником холма, стремительно пробуждалась блистающая смерть.
     Думая про опасности, связанные с людьми, Чага впервые в жизни  забыла
о том, что на свете есть еще и металл.



                                    4

     Хватаясь за колючие, легко рвущиеся космы кустарника,  она  выбралась
на бугор и задохнулась. Небо на севере было накрест исчеркано  мгновенными
сверкающими царапинами, а тоскливый лишающий сил ужас наваливался теперь с
трех сторон - такого Чага еще не чувствовала никогда.
     Внизу, закинув красивую горбоносую морду, истошно затрубил Седой.
     Успеют ли они выбраться отсюда? Раздумывать над этим не  следовало  и
вообще не следовало уже ни над чем раздумывать. Пока не закрылась брешь на
юго-востоке - бежать!.. Правда у Седого еще  не  поджила  спина,  а  Рыжая
хромает... Но выхода нет, Седому придется потерпеть...
     Чага повернулась, намереваясь кинуться вниз по склону  к  оставленным
животным, как вдруг новая плотная волна страха пришла из степи, толкнула в
грудь... Это сомкнулась брешь на юго-востоке. Металл шел отовсюду.
     Оскальзываясь, оступаясь, увязая в  колючих  желто-зеленых  зарослях,
она скатилась вниз  и,  поймав  за  повод  сначала  Седого,  потом  Рыжую,
потащила их по низинке. Сейчас здесь будет не менее опасно, чем на вершине
холма. Уходя из-под удара металл частенько использовал такие  ложбины;  он
пролетал по ним, стелясь над  самой  землей,  и  горе  путнику,  решившему
переждать там стальную метель!
     Низинка все не кончалась и не кончалась, но зверей  Чага  бросить  не
могла. Какая разница: погибнуть самой или  погубить  животных?  Все  равно
пешком от металла не уйдешь...
     Склоны наконец расступились,  и  в  этот  миг  сверкнуло  неподалеку.
Воздух запел, задрожал. Огромные тугие тетивы лопались в  высоте  одна  за
другой.
     Обеспамятев от  страха,  Чага  все-таки  заметила  шагах  в  двадцати
небольшой голый овражек и рванулась к нему. Укрытие ненадежное, но другого
нет. Металл не любит углублений  с  обрывистыми  краями,  и  если  овражек
достаточно глубок...
     Воздух взвизгнул над ухом, заставив отпрянуть. Едва не обрывая повод,
Чага тащила испуганно трубящих животных к  единственному  укрытию,  а  они
приседали при каждом шаге и все норовили припасть к земле. Пинками загнала
их в овражек и спрыгнула следом сама.
     "Это Мать!.. - беспомощно подумала она, упав лицом в  жесткую  шерсть
на хребте Седого. - Это ее проклятие..."
     Рычало небо, пели осколки, а потом издалека  пришел  звенящий  воющий
крик и стал расти, съедая все прочие звуки. Чага подняла глаза и  даже  не
смогла ужаснуться увиденному, настолько это было страшно.
     Огромная стальная птица спускалась с небес.
     Вокруг  нее  клубилось  сверкающее   облако   обезумевшего   металла.
Блистающая смерть кидалась на крылатое чудовище со всех сторон, но  каждый
раз непостижимым образом промахивалась. Один атакующий рой остановился  на
мгновение в воздухе, потом задрожал, расплылся и  вдруг  отвесно  метнулся
вниз. Шагах в тридцати от овражка вспухло облако пыли, земля дрогнула.
     Стальная поземка мела через холмы. Казалось,  настал  последний  день
мира, металл пробуждался по всей степи.
     И все это из-за нее одной?!
     Чага вдруг поняла, что стоит в рост на дне  овражка,  -  преступница,
из-за которой гибнет мир.
     Но смерть медлила. Стальная птица, выпустив ужасающие когти,  зависла
почти над самым укрытием (Чага ясно видела ее мощное синеватое брюхо), и в
этот миг металл все-таки уязвил чудовище, подкравшись сзади.
     И птица закричала еще страшнее.
     Клювастая голова ее лопнула, исторгла пламя, из которого  выметнулось
вдруг нечто темное и округлое, а сама птица, продолжая кричать,  рванулась
вверх и в сторону. В то же мгновение  металл,  бестолково  метавшийся  над
степью, словно прозрел и кинулся на раненую тварь  -  догнал,  ударил  под
крыло, опрокинул, заклубился плотной сверкающей тучей, прорезаемой  иногда
вспышками белого пламени.
     Но Чага смотрела уже  во  все  глаза  на  новое  диво:  из  ревущего,
исхлестанного сталью неба медленно  опускался  яркий  купол,  под  которым
покачивался на сбегающихся воедино ремнях  большой  яйцеобразный  предмет.
Ему оставалось до земли совсем немного, когда опаздывающий к расправе  рой
вспорол ткань, рассек ремни, и темное полупрозрачное яйцо грянулось  оземь
с высоты двойного человеческого роста. Подпрыгнуло и  раскололось  надвое,
явив металлическое нутро, из  которого  (Чага  не  верила  своим  глазам!)
неуклюже выбрался человек. Мужчина.
     Вокруг неистовствовал металл, а человек шел,  шатаясь,  шел  прямо  к
ней,  к  Чаге,  и  на  нелепой  его  одежде  знакомым  гибельным   блеском
отсвечивали какие-то пряжки и амулеты.  Выкрикивая  непонятные  заклинания
(или проклятия), он прижимал к губам плоский камень  с  торчащим  из  него
стальным  стеблем,  но  Чагу   потрясло   даже   не   это,   а   то,   что
младенчески-розовое  лицо  мужчины  было  озарено  сумасшедшей,   ликующей
радостью.
     За спиной его грянул взрыв, полетели сверкающие обломки,  но  человек
даже не заметил этого. Все еще невредимый, он брел к ней, и  Чага  поняла,
что через несколько шагов он свалится в овражек, а следом за  ним,  почуяв
наконец прикрепленные к одежде железки, в ее ненадежное  укрытие  ворвется
металл - быстрый, светлый, разящий без промаха!..
     Закричав от страха, Чага каким-то образом  оказалась  вдруг  наверху,
выхватила из неожиданно слабой  руки  камень  с  металлическим  стеблем  и
швырнула что было сил. Брызнули осколки. Сбитый  влет  предмет  разлетелся
вдребезги совсем рядом.
     Свалив одной оплеухой еле держащегося на ногах незнакомца, упала сама
и принялась  срывать,  отбрасывать  все  эти  пряжки,  амулеты,  пластины,
ежесекундно ожидая хрустящего удара в затылок.
     Но металл помиловал ее. Сорвав  последнюю  бляху,  она,  почти  теряя
сознание, дотащила бесчувственное тело мужчины до оврага,  и  в  этот  миг
земля содрогнулась от чудовищного удара.
     Это врезалась в грунт добитая металлом стальная птица.  На  месте  ее
падения взревело огромное пламя, а сверкающая мошкара все летела и  летела
в этот неслыханный костер, сгорая волна за волной.



                                    5

     Металл бушевал весь день. В мерцающий воздух над  истерзанной  степью
взвивались все новые потоки крохотных стальных убийц. Чага  и  не  думала,
что земля может хранить в себе столько металла.
     Потеряв главного врага, блистающая смерть снова  распалась  на  стаи,
сразу же кинувшиеся в остервенении друг на друга.
     Устав бояться, Чага равнодушно смотрела на разыгрывающиеся  в  зените
битвы. Под сыплющимся с неба дождем мелких  осколков  она  переползала  от
зверя к зверю, поправляла вьюки так, чтобы защитить самое уязвимое место -
между горбом и шеей.
     Отщепившийся краешек пикирующего роя, снеся кромку, ворвался в  овраг
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 19
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама