Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Ежи Косинский Весь текст 382.75 Kb

Раскрашенная птица

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 33
крестьян  в домах.  Я безбоязненно пробирался в  заваленные  снегом  амбары,
выбирал  там лучшие картофелины  и свеклу и потом пек овощи  на комете. Если
меня  и выслеживали, то неуклюже пробирающийся сквозь снегопад  бесформенный
ком тряпья принимали за привидение. Иногда крестьяне спускали на меня собак,
но, когда они добегали до меня, я легко отгонял их кометой. Они возвращались
к хозяевам уставшие и замерзшие.
     Я  был  обут  в  широкие,  перевязанные  большими  лоскутами   башмаки.
Благодаря широким деревянным подошвам и моему малому весу я не  проваливался
в  глубокий  снег.  Закутавшись  до  глаз,  я  свободно  бродил  по  округе,
встречаясь только с воронами.
     Я ночевал в лесу,  забираясь  под сугробы прикрывающие узловатые  корни
старых деревьев. Я  загружал комету сырым  торфом и влажными листьями  и они
обогревали мое убежище ароматным дымком. Огонь тлел всю ночь напролет.
     В  конце  концов  на  несколько недель задули  теплые  ветры,  началась
оттепель и крестьяне начали все чаще выходить  из  домов. Бодрые отдохнувшие
псы бродили теперь  вокруг деревень и мне  становилось все  труднее добывать
пропитание.  Пора  было  остановиться  в  какой-нибудь  деревне  подальше от
немецких застав.
     Я шел  через лес и с  деревьев, угрожая  затушить комету, на меня часто
обрушивались подтаявшие снежные шапки.  На следующий день я  услышал  чей-то
крик.  Я спрятался за куст и, боясь пошевелиться, внимательно  прислушался к
скрипу  деревьев. Снова раздался крик. Наверху, в кронах деревьев, захлопали
крыльями  вспугнутые  вороны. Осторожно  перебегая  от дерева  к  дереву,  я
приблизился к  месту  откуда  доносился  крик.  На  узкой  размокшей  дороге
виднелась опрокинутая телега, возле нее стоял конь.
     Заметив меня, конь повел ушами и встряхнул  головой. Я подошел поближе.
Животное  так  исхудало,  что  была видна  каждая  его косточка.  Как мокрые
веревки,  провисали  пучки изнуренных  мышц. Конь посмотрел на меня налитыми
кровью глазами и захрипел с видимым усилием поворачивая голову.
     Одна из  ног у коня была сломана повыше  копыта.  Острая кость прорвала
кожу и, с каждым шагом, все больше выходила наружу.
     Вороны  реяли вокруг раненого животного  не спуская с него глаз.  Когда
тяжелые птицы, одна за одной, рассаживались на деревьях, на землю, как блины
на сковороду, шлепались сугробы мокрого подтаявшего снега. На любой шум конь
слабо приподнимал голову и озирался.
     Увидев  меня возле  телеги, конь  приветливо взмахнул  хвостом. Когда я
подошел к нему, он положил свою тяжелую голову мне на плечо  и потерся о мою
щеку. Я поглаживал  его  воспаленные ноздри, а  он  мордой  подталкивал меня
поближе к себе. Я наклонился, чтобы осмотреть его рану. Конь повернул ко мне
голову  словно  ожидая  окончательного диагноза.  Я  предложил  ему  сделать
несколько шагов. Постанывая и спотыкаясь, он попробовал шагнуть, но из этого
ничего не вышло. Стыдясь своего бессилия,  он опустил голову. Я обхватил его
шею и почувствовал, как в ней бьется жизнь. Оставшись в лесу, он был обречен
на верную смерть и я решил заставить его идти со  мной. Я начал рассказывать
ему об ароматном сене в  теплом стойле и уверял, что хозяин вправит кость на
место и залечит ногу травами.
     Я рассказывал ему о  тучных лугах, которые дожидаются весны под снегом.
Я понимал, что смогу расположить к себе местных  жителей, если  мне  удастся
вернуть коня его хозяину. Возможно, мне даже позволят остаться в деревне. Он
слушал, время от времени косясь на меня, чтобы убедиться, что я не лгу.
     Легко понукая коня хворостиной, я заставлял его шагнуть вместе со мной.
Конь высоко поднял изувеченную ногу и покачнулся. Он долго раздумывал, но, в
конце  концов,  пошел.  Преодолевая  мучительную  боль,  мы  продвигались  к
деревне. Время от времени конь неожиданно останавливался и замирал. Потом он
снова  начинал  идти,  как-будто движимый  каким-то  воспоминанием, какой-то
мыслью, которая периодически выскальзывала из его сознания. Он  оступался и,
спотыкаясь, терял равновесие. Когда конь переносил вес на сломанную ногу, из
под кожи появлялась острая кость, и он  становился этим оголенным обломком в
снег  и  грязь.  Я содрогался,  когда он  ржал от  боли.  Я забывал  о своих
башмаках и на мгновение мне  казалось, что у  меня тоже сломана нога и это я
стону на каждом шагу от боли.
     Измученные, забрызганные грязью, мы приковыляли в деревню. Нас сразу же
окружила свора рычащих псов. Кометой я удерживал их на безопасном отдалении,
опалив шерсть самым свирепым из них. Оцепеневший конь стоял рядом со мной.
     На улицу вышло много крестьян. Среди  них оказался и приятно удивленный
крестьянин, чей конь,  как оказалось, два дня назад  понес и  исчез вместе с
телегой в лесу. Хозяин отогнал псов и, осмотрев  искалеченную  ногу, сказал,
что коня придется забить. Немного мяса, шкура и кости на лекарства -- вот на
что  он теперь  годился. Действительно, в  этой  местности  лошадиные  кости
ценились очень высоко. Самые тяжелые болезни лечили принимая несколько раз в
день растворенные в  травяном настое растертые лошадиные кости.  Компресс из
лягушечьей  лапки  и  размолотых  лошадиных  зубов  успокаивал зубную  боль.
Сожженное  копыто  в  два  дня  излечивало  от простуды.  А  чтобы  избавить
эпилептика  от припадков,  нужно  было положить на  него  тазовую  лошадиную
кость.
     Пока крестьяне осматривали коня, я  стоял в стороне. Потом пришел и мой
черед. Хозяин коня внимательно оглядел меня и расспросил откуда я  пришел  и
что умею делать. Я отвечал как только мог осмотрительно, избегая  всего, что
могло вызвать у него подозрение.  Он заставил меня  несколько  раз повторить
весь  рассказ и смеялся над  моими  неудачными попытками говорить на местном
диалекте. Несколько раз он спрашивал,  кто я -- еврей или цыган? Я поклялся,
чем  только  знал,  что  я истинный  христианин и  хороший  работник. Другие
крестьяне неодобрительно поглядывали  на меня. Но  крестьянин все  же  решил
взять меня для работы в  хозяйстве и по  дому. Я  упал на колени и поцеловал
ему ноги.
     На следующий день хозяин вывел  из стойла двух сильных здоровых  коней.
Он впряг  их в  плуг  и подвел к терпеливо стоящему у изгороди искалеченному
коню. Хозяин забросил ему на шею аркан и привязал веревку  к плугу. Здоровые
кони  прядали  ушами и равнодушно поглядывали  на приговоренного калеку.  Он
тяжело  перевел дыхание и повел  туго  перетянутой веревкой  шеей.  Я  стоял
рядом,  соображая,  как  бы  спасти  его, как  дать коню понять, что я и  не
предполагал, что веду его домой для  этого...  Когда  хозяин подошел  к коню
проверить  как легла петля,  тот неожиданно повернул голову  и лизнул  его в
щеку.  Не  глядя  на  него,  крестьянин с  размаху  ударил  коня  по  морде.
Уязвленный конь отвернулся.
     Я  чуть было не бросился в ноги хозяину с мольбой сохранить коню жизнь,
но  словно  наткнулся  на  укоризненный  взгляд животного.  Конь  пристально
смотрел  на меня. Я вспомнил, что произойдет,  если умирающий сосчитает зубы
причастного  к  его смерти  человека  или  животного. Пока  обреченный  конь
смотрел  на  меня  таким  страшным  в  своей покорности  взглядом, я  боялся
вымолвить даже одно слово. Я ждал, но он не сводил с меня глаз.
     Крестьянин  поплевал  на  ладони,  взял  перевязанную  узлами  плеть  и
неожиданно  хлестнул  здоровых  коней.  Резко  дернув, они  сильно  натянули
веревку и  петля захлестнулась на  шее у приговоренного. Сильно захрипев, он
дернулся и рухнул, как поваленный ветром плетень. Еще несколько метров  кони
тащили  его по мягкой  земле.  Когда запыхавшись, они  остановились,  хозяин
подошел к жертве  и несколько раз  ударил тело  носком  в шею  и по коленям.
Животное не  вздрогнуло. Чувствуя  смерть, здоровые  кони нервно  перебирали
ногами, как-будто пытаясь укрыться от пристального  взгляда широко  открытых
мертвых глаз.
     Остаток дня я помогал хозяину снимать шкуру и разбирать тушу.
     Через несколько недель деревня привыкла ко мне. Некоторые ребята иногда
говорили, что нужно  сообщить  немцам, что в деревне живет цыганский выродок
или отвезти меня на ближайший армейский  пост. Женщины сторонились, встречая
меня  на   улице,  и  тщательно   покрывали  головы  детям.  Мужчины   молча
рассматривали меня и сплевывали в мою сторону.
     Обитатели этой  местности разговаривали  медленно и размерено.  Здешние
обычаи требовали  экономить слова, как соль, и болтливость считалась главным
недостатком человека. О бойких, разговорчивых людях говорили не иначе, как о
подученных евреями  и цыганками-ворожеями  лгунах и  лицемерах. Обычно, люди
долго  сидели  молча  и  тяжелая   тишина   редко  нарушалась   какой-нибудь
незначительной репликой.  Разговаривая и смеясь, люди прикрывали  рот рукой,
чтобы недоброжелатели не увидели их зубы. Только водка  развязывала их языки
и ослабляла суровые нравы.
     Моего хозяина  хорошо знали в деревне и часто приглашали  на свадьбы  и
другие торжества. Иногда, если  по дому  не было много работы и  соглашались
жена  и  теща, он  брал меня  с собой.  На таких пирушках он заставлял  меня
разговаривать  с  гостями "по-городскому" и  рассказывать  стихи  и  сказки,
которым  меня научили  мама  и  няня.  Мое  городское  произношение,  полное
тарахтевших как  пулемет твердых согласных звуков, звучало  как  пародия  на
мягкий  протяжный местный  говор. Перед представлением хозяин заставлял меня
выпить залпом стакан водки. Ноги путались  и отказывались мне повиноваться и
я с трудом добирался до середины комнаты.
     Стараясь никому не  заглядывать  в глаза и не смотреть на зубы, я сразу
начинал  представление. Когда я начинал слишком быстро, по местным понятиям,
читать стихи, у крестьян от удивления округлялись глаза -- они были уверены,
что я ненормален, а эта скороговорка -- проявление моего слабоумия.
     Они   хохотали    до   изнеможения    слушая    сказки    и   стихи   о
козле-путешественнике,  который  искал  столицу  козлиной  страны, о  коте в
семимильных  сапогах,  о  быке Фердинанде,  о  Белоснежке  и семи гномах,  о
мышонке Микки и забывали закусывать.
     После  представления  меня подзывали то  к одному,  то к  другому столу
чтобы я повторил полюбившиеся им отрывки и заставляли выпить еще водки. Если
я  отказывался, спиртное вливали  мне  в горло  насильно. Обычно  к середине
вечера я был абсолютно  пьян и остаток вечера едва помнил. Люди превращались
в животных из  моих  сказок и  их  звериные морды кружились вокруг  меня.  Я
проваливался  в  глубокий  колодец  с  гладкими,  покрытыми  скользким  мхом
стенами. На дне колодца вместо  воды была моя  теплая уютная постель. Там  я
мог забыть обо всем и спокойно уснуть.
     Зима подходила  к концу.  Каждый день  мы  с хозяином ходили  в  лес за
дровами. С сучьев свисали  набухшие от влаги, похожие на промерзшие кроличьи
шкурки мохнатые  лишайники. Темные капли воды падали с них на  отошедшие  от
ствола  полосы  коры.  Всюду  звонко журчали ручейки -- ныряя под  узловатые
корни,  они  резво  выскакивали  наружу  и  продолжали  свой  по-мальчишески
беззаботный бег.
     Соседи устраивали красавице дочери  свадьбу. Разряженные  в праздничные
одежды  гости  плясали на  тщательно выметенном и  украшенном току. Жених по
старинному  обычаю  целовал  всех гостей  в  губы.  Невеста  то  плакала, то
смеялась и, одурманенная  многочисленными тостами, не реагировала на мужчин,
которые щипали ее за ягодицы и щупали груди.
     Когда гости  вышли танцевать и  комната  опустела, я побежал к столу за
едой, которую  заработал  своим представлением. Я устроился  в темном  углу,
подальше  от пьяной  толпы.  По-дружески  обнимаясь,  в комнату  вошли  двое
гостей. Я знал их.  Они были из числа самых  богатых жителей деревни. Каждый
из них  имел по  несколько  коров,  по табуну лошадей  и  отборные земельные
угодья.
     Я заполз под какие-то пустые бочки. Неторопливо беседуя, мужчины сели к
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 33
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама