Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Хулио Кортасар Весь текст 1083.14 Kb

Игра в классики

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 82 83 84 85 86 87 88  89 90 91 92 93
     (-122)


146

     Письмо в "Обзервер":
     Уважаемый господин редактор!
     Отметил  ли кто-либо из  ваших читателей,  что  в этом году чрезвычайно
мало бабочек?  В  наших  краях,  обычно богатых  бабочками,  я  их  почти не
встречал, за  исключением нескольких  роев капустниц.  За все время с  марта
месяца видел только один экземпляр Cigeno, ни одного Eterea, всего несколько
Teclas, один -- Quelonia, ни одного павлиньего  глаза, ни  одного Catocala и
ни  одного красного адмирала у меня в  саду, который прошлым летом был полон
бабочек.
     Скажите, это явление повсеместное, а если да, то чем оно вызвано?
     М. Уошберн.
     Питчкомб, Глос.
     (-29)


147

     Почему же так далеки от богов? Возможно, потому, что спрашиваем.
     Ну  и что? Человек  --  животное спрашивающее.  В  тот день,  когда  мы
по-настоящему научимся  задавать  вопросы, начнется диалог. А  пока  вопросы
лишь головокружительно отдаляют нас от ответов. Какой эпифании мы ждем, если
тонем в самой лживой из свобод? Нам не хватает Novum Organum344 правды, надо
распахнуть  настежь окна и выбросить все  на  улицу,  но перво-наперво  надо
выбросить само окно и нас заодно с  ним. Или погибнуть, или выскочить отсюда
опрометью.  Это  необходимо  сделать,  как  угодно,  но  сделать.  Набраться
мужества  и явиться  в разгар праздника  и возложить на голову блистательной
хозяйки дома прекрасную зеленую жабу, подарок ночи,  и без  ужаса взирать на
месть лакеев.
     (-31)


148

     Из этимологического объяснения, которое Габий Басе дает слову персона.
     Мудрое  и хитроумное объяснение, по  моему суждению, дает  Габий Басе в
своем трактате "О происхождении  слов" слову персона, маска. Он считает, что
слово это происходит от глагола personare -- сдерживать. Вот как он поясняет
свое мнение: "Маска не полностью закрывает лицо, а  имеет одно отверстие для
рта,  и  голос  не рассеивается в разных направлениях, но  теснее сжимается,
чтобы  выйти  через это отверстие,  а  потому  приобретает  более громкий  и
глубокий звук. Итак, поскольку маска делает человеческий голос более звучным
и проникновенным, ее назвали словом персона, и вследствие формы самого слова
звук о в нем долгий.
     Авл Геллий, "Аттические ночи".
     (-42)


149

     Я улицей этой шагаю,
     А звук шагов отдается
     Совсем на другом проспекте.
     И там
     Я слышу себя,
     Шагающего в ночи,
     Где
     Только туман настоящий.
     Октавио Пас
     (-54)


150

     О болящих и страждущих.
     Из больницы графства Йорк сообщают, что вдовствующая герцогиня Грэфтон,
сломавшая ногу в прошлое воскресенье, вчера провела день спокойно.
     "Санди-Таймс", Лондон.
     (-95)


151

     Мореллиана.
     Достаточно глянуть  простым  глазом  на  поведение кошки или  мухи -- и
почувствуешь,  что  это  новое  видение,  к  которому  тяготеет  наука,  эта
деантрепоморфизация, которую настоятельно предлагают вам  биологи и физики в
качестве единственной возможности для связи с такими явлениями, как инстинкт
или растительная жизнь, есть не что иное, как оборвавшийся и  затерявшийся в
прошлом настойчивый зов, который слышится в некоторых положениях буддизма, в
веданте, в  суфизме, в  западной  мистике и заклинает  нас  раз  и  навсегда
отринуть идею смертности.
     (-152)


152

     Обман
     Этот дом,  в котором я  живу, во всем похож на мой: то  же расположение
комнат, тот же  запах  в  прихожей, та же мебель  и свет, косые лучи  утром,
мягкие  днем, слабые под вечер; все  --  такое же, даже дорожки, и деревья в
саду, и эта старая, полуразвалившаяся калитка, и мощеный дворик.
     Часы и  минуты  проходящего времени тоже похожи на часы  и  минуты моей
жизни. Они бегут, а я думаю:  "И  в самом деле похожи. До чего же похожи они
на те часы, которые я сейчас проживаю!"
     Что касается меня, то хотя я  и упразднил у  себя в доме все отражающие
поверхности,  тем не  менее, когда оконное стекло, без которого не обойтись,
пытается  возвратить  мне мое отражение, я  вижу  в нем  лицо, которое очень
похоже на мое. Да, очень похоже, признаю!
     Однако  пусть  не  пытаются уверять,  будто это  я! Вот  так! Все здесь
фальшиво.  Вот когда мне вернут мой дом и мою жизнь, тогда я  обрету "и свое
истинное лицо.
     Жан Тардъе.
     (-143)


153

     -- Вы истинный буэнос-айресец, зазеваетесь, они вам подсунут солового.
     -- А я постараюсь не зевать.
     -- И правильно сделаете.
     Камбасерес, "Сентиментальная музыка".
     (-19)


154

     И все-таки ботинки ступили на линолеум, в нос ударил  сладковато-острый
запах асептики,  на кровати,  подпертый двумя  подушками, сидел  старик, нос
крюком,  словно цеплялся  за  воздух,  удерживая  его обладателя  в  сидячем
положении.  Белый  как   полотно,  черные  круги  вокруг  ввалившихся  глаз.
Необычный зигзаг на  температурном  листе.  Зачем они понапрасну  беспокоили
себя?
     Они разговаривали ни  о чем: вот, аргентинский друг оказался свидетелем
несчастного случая, а французский друг -- художник-манчист, все больницы без
исключения -- мерзость. Морелли, да, писатель.
     -- Не может быть, -- сказал Этьен.
     Почему не может быть, весь тираж -- как камень в воду, плюп, как теперь
узнаешь.  Морелли не счел за труд  рассказать им, что всего было продано  (и
подарено)  четыреста  экземпляров.  Да, два  в  Новой Зеландии, трогательная
подробность.
     Оливейра  дрожащей рукой достал сигарету  и  посмотрел на  сиделку,  та
утвердительно кивнула и вышла, оставив их  между двумя пожелтевшими ширмами.
Они  сели  у изножья постели, подобрав прежде тетради и свернутые в трубочку
бумаги.
     -- Если бы нам попалось в газетах сообщение... -- сказал Этьен.
     -- Было в  "Фигаро",  -- сказал  Морелли. -- Под телеграммой  о мерзком
снежном человеке.
     --  Подумать  только,  -- прошептал  наконец  Оливейра.  -- А  с другой
стороны, может, и  к лучшему. А  то  бы набежало сюда  толстозадых старух за
автографами с альбомами и домашним желе в баночках.
     -- Из ревеня, -- сказал Морелли. -- Самое вкусное. Но может, к лучшему,
что не придут.
     -- А мы, -- вставил Оливейра, по-настоящему  озабоченный, -- если и  мы
вам  в  тягость,  только  скажите.  Еще будет случай,  и  т.  д. и т. п.  Вы
понимаете, что я имею в виду...
     -- Вы пришли ко мне,  не  зная, кто я. И я считаю, что вам стоит побыть
тут немного. Палата спокойная, самый  большой крикун замолчал сегодня ночью,
в два часа. И ширмы замечательные, это  доктор позаботился, он видел,  как я
писал.  Вообще-то он запретил мне работать,  но сиделки поставили  ширмы,  и
никто меня не донимает.
     -- Когда вы сможете вернуться домой?
     -- Никогда, -- сказал Морелли. -- Мои кости, ребятки, останутся здесь.
     -- Чепуха, -- почтительно сказал Этьен.
     -- Теперь это дело времени.  Но я  себя чувствую  хорошо, и проблемы  с
консьержкой больше нет. Никто не приносит мне писем, даже из Новой Зеландии,
а  марки  там такие красивые. Когда  выходит  в  свет мертворожденная книга,
единственный результат от нее -- немногочисленные, но верные корреспонденты.
Сеньора из Новой Зеландии,  парнишка  из  Шеффилда. Маленькая франкмасонская
организация,  члены  ее   испытывают  острое   удовольствие  от   того,  что
посвященных мало. Но теперь действительно...
     -- Мне даже в  голову не приходило написать вам, -- сказал Оливейра. --
Мы  с друзьями знаем ваше творчество, оно  представляется  нам таким... Я не
стану говорить лишних слов, думаю, вы прекрасно понимаете. Мы  ночи напролет
обсуждали, спорили и думать не думали, что вы можете быть в Париже.
     --  До прошлого года  я жил во  Вьерзоне.  Приехал в  Париж  порыться в
библиотеках.  Вьерзон,  конечно...  Издателю  ведено было  не  давать  моего
адреса. Не знаю даже,  как  его раздобыли мои  немногочисленные  почитатели.
Очень спина болит у меня, ребятки.
     -- Вы хотите, чтобы мы ушли, --  сказал Рональд. -- Ну ничего, мы можем
прийти завтра.
     -- Она  у  меня будет болеть и без вас, --  сказал Морелли.  -- Давайте
покурим, воспользуемся случаем, что мне запретили.

     Надо было находить язык, обыкновенный, а не литературный.

     Когда мимо  скользила сиделка,  Морелли  с дьявольской  ловкостью совал
окурок  в рот и смотрел  на Оливейру  с  таким  видом,  будто это  мальчишка
вырядился стариком, одно удовольствие.

     ...исходя  отчасти  из  основных  идей  Эзры  Паунда,  однако  без  его
педантизма и путаницы второстепенный символов и основополагающих величин.

     Тридцать восемь  и две.  Тридцать семь  и пять. Тридцать восемь и  три.
Рентген: (неразборчиво).

     ...и  узнать --  притом, что  очень  немногие могли приблизиться к этим
попыткам, не веря в них -- новую литературную игру. Benissimo345. Беда лишь:
столького еще не хватало, а он умрет, не окончив игры.
     -- Двадцать пятая партия, черные  сдаются, -- сказал Морелли  и откинул
голову  назад.  И  вдруг   показался  совсем  дряхлым.  --  А  жаль,  партия
складывалась интересно. Правда ли, что есть индийские шахматы, по шестьдесят
фигур у каждой стороны?
     -- Вполне вероятно, -- сказал Оливейра. -- Бесконечная партия.
     -- Выигрывает тот, кто  захватит центр. Там в его руках оказываются все
возможности,  противнику  не  имеет смысла  продолжать игру. Но центр  может
находиться в какой-нибудь боковой клетке или вообще вне доски.
     -- Или в кармане жилетки.
     -- Снова образы, -- сказал Морелли. -- Как трудно  без них  обходиться,
они красивы. Женщины разума, честное слово. Как бы мне хотелось лучше понять
Малларме,  понятия  "отсутствие"  и  "молчание"  у  него не  просто  крайнее
средство,  а метафизический impasse346.  Однажды  в  Хересе-де-ла-Фронтера я
слышал, как  в двадцати  метрах от меня выстрелила пушка, и открыл еще  один
смысл тишины.  А собаки, которые слышат не слышный нашему уху свист... Вы --
художник, я полагаю.

     Руки  двигались  сами  по  себе,  собирая  листки,  разглаживая  смятые
страницы.  Время  от  времени  Морелли,  не  переставая  говорить,  окидывал
взглядом страничку и присоединял ее  к тем, что были сколоты скрепкой.  Раза
два он вынимал из кармана карандаш и нумеровал страницу.
     -- А вы, я полагаю, пишете.
     --  Нет, --  сказал  Оливейра.  --  Как  писать,  для  этого надо  быть
уверенным по крайней мере, что ты жил.
     -- Существование предшествует сущности, -- сказал, улыбаясь, Морелли.
     -- Пожалуй. Однако в моем случае это не совсем так.
     --  Вы устали, -- сказал Этьен. --  Пошли,  Орасио,  ты,  если  начнешь
говорить... Я его знаю, сеньор, он ужасный.
     А Морелли все улыбался и собирал странички, проглядывал, что-то находил
в  них,  сравнивал.  Он опустился  немного пониже; чтобы  удобнее  опираться
головой о подушку. Оливейра поднялся.

     -- Это ключ от квартиры, -- сказал  Морелли. --  Я был бы рад,  честное
слово.
     -- Мы там все перепутаем, -- сказал Оливейра.
     -- Нет, это не так трудно, как кажется. Вам помогут сами папки,  у меня
своя система из  цветов, цифр и букв.  Только посмотришь --  и все  понятно.
Вот, например,  эти  странички  идут в синюю папку, она лежит  в той  части,
которую я называю морем, но это так, игра, чтобы лучше понимать, что к чему.
Номер 52: значит, нужно просто положить ее на место, между номерами 51 и 53.
Цифры арабские, самая легкая нумерация в мире.
     --  Но  вы сможете  сделать  это  сами через  несколько дней, -- сказал
Этьен.
     -- Я плохо  сплю. Тоже как бы выпал из папки.  Так помогите мне, раз уж
вы пришли.  Положите  все  это на  свое место,  и мне здесь  станет  хорошо.
Больница замечательная.
     Этьен  посмотрел  на  Оливейру,  Оливейра  на  Этьена,  и т.  д. Вполне
понятное удивление. Такая честь, ничем не заслуженная.
     -- А потом все запечатаете и отошлете  к Паку, издателю авангардистской
литературы.  На  улицу  Арбр-Сек. А  вы  знаете, что  Паку  -- аккадское имя
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 82 83 84 85 86 87 88  89 90 91 92 93
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама