Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Криминал - Константинов А. Весь текст 1692.39 Kb

Бандитский Петербург 1-2

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 92 93 94 95 96 97 98  99 100 101 102 103 104 105 ... 145
известных  английских  охранных  фирм.  Питерский  "Секьюрикор"  возглавляет
Андрей Леонидович Григорьев, подполковник  милиции.  Сотрудники  фирмы  -  в
основном, бывшие сотрудники милиции. Работая совместно с англичанами, Андрей
Григорьев  в  короткое  время  сумел  довести  оборот  в  фирме  до   цифры,
сопоставимой с оборотом такого гиганта, как  "Торнадо".  "Секьюрикор"  сумел
получить  под  охрану  такие  объекты,  как  скандально  известный   финский
бензиновый концерн "Несте" (после того как  у  них  не  сложилась  любовь  с
"тамбовскими"), Академию им. Макарова, сеть магазинов "Литтлвудс".
   В 1998 году в Петербурге работало и еще много разных солидных и не  очень
официальных охранных структур (рассказать обо  всех  в  рамках  "Бандитского
Петербурга", конечно, не представляется возможным,  эта  тема,  видимо,  для
отдельной книги), и почти у каждой из этих фирм была пусть не очень  долгая,
но достаточно интересная история...
   СГчень быстро многие  созданные  под  эгидой  правоохранительных  органов
структуры оказались втянутыми в игры на  бандитском  поле  и  по  бандитским
правилам. Процесс пошел дальше  -  действующие  сотрудники,  которых  душила
нищета и которых уже не сдерживали (по  причине  отсутствия)  идеологические
рамки, начали переходить от оказания разовых содействий бывшим  коллегам  из
охранных структур к самостоятельному "крышеванию". И как следствие, они тоже
начинали играть на бандитском поле и по бандитским  правилам.  В  Петербурге
эта тенденция приобрела такой размах, что где-то с середины 1996 года  город
все  чаще  уже  называли  не  бандитским,   а   ментовским.   Кто-то   может
возрадоваться и сказать: но ведь ментовский - это же лучше, чем  бандитский!
Это хорошо, что бандитов потеснили - беспредела меньше  стало!  Так,  да  не
так... Во-первых - ментовский беспредел иногда страшнее бандитского  бывает.
А во-вторых... Любой профессионал знает  -  нельзя  одновременно  служить  и
Богу, и Мамоне. Истинный хозяин - это тот, кто  реально  платит.  "Крышующие
менты" получают реальные деньги не от государства - оно  платить  реально  и
чисто конкретно не в состоянии... И в-третьих - на  самом-то  деле  бандитов
-вовсе  не  вытеснили  со  сцены,  просто  на  подмостках  появились   новые
действующие лица. И в этом театре, где  бандиты  начинают  перемешиваться  с
ментами, на авансцену иной раз  выходят  личности  вовсе  странные,  которых
нельзя отнести ни к тем, ни к этим, которым больше всего, наверное, подходит
слово "мутант". В городе на Неве  есть  одна  фигура,  мимо  которой  трудно
пройти, рассказывая о бандитском Петербурге. Это  Руслан  Артемьевич  Коляк,
помощник депутата Государственной Думы Александра Невзорова.


   Автопортрет помощника депутата

   Руслан Коляк - фигура действительно необычная для оргпреступности, а ведь
он, не будучи  судимым,  варится  в  этой  "тусовке"  уже  лет  двадцать.  В
отношении Коляка в конце 80-х годов возбуждалось уголовное  дело,  но  потом
оно было прекращено по причинам, которые станут понятными чуть  позже  Коляк
(его в Питере называют  Лупатым,  Пучеглазым  или  уменьшительно-ласкательно
Пучиком) какое-то время работал в известном баре "Рим" -  поговаривали,  что
там он приторговывал наркотиками и  проститутками,  поставлял  клиентов  для
Коли-Каратэ...  Позже  Коляк  переместился  в   кафе-мороженицу   на   улице
Александра Матросова. Уже в те в-ремена братва называла Руслана барыгой,  но
Николай Седюк защищал  его  от  всех  нападок  (даже  от  ближайшего  своего
подельника Гоги Геворкяна, чьих земляков Руслан "кинул" - за это они  хотели
"посадить его на вертел"). Уже  в  конце  80-х  у  Коляка  была  выстроенная
система взаимоотношений с сотрудниками  правоохранительных  органов,  именно
это обстоятельство и оценил Кумарин, который перенял опеку над  Коляком  как
бы по наследству от КолиКаратэ. О Коляке братва говорила  как  о  ментовском
барабане, сутенере, шулере и  спекулянте,  его  несколько  раз  намеревались
"опустить", но Кум защищал его - Руслан умел  выдумывать  разные  интересные
комбинации, а Кумарин всегда  был  прагматиком,  относившимся  к  "понятиям"
философски, - для Владимира Сергеевича все средства были хороши,  "...  лишь
бы копейка в кассу летела". У многих  складывалось  впечатление,  что  Коляк
играет роль шута при "дворе" Кумарина - но при этом далеко не  все  помнили,
что шуты зачастую бывают умнее  подавляющего  большинства  придворных...  На
самом же деле Коляк стал для "тамбовцев" своеобразным резидентом по работе с
правоохранительными органами и со средствами  массовой  информации  -  после
знакомства с Александром Невзоровым Руслан активно начал внедряться на рынок
питерских СМИ, продюсировал целый  ряд  телепрограмм,  в  которых,  конечно,
пытался решать вопросы в собственных интересах и в интересах своих друзей.
   Коляк любит преподнести свою  значимость,  он  бравирует  знакомствами  с
депутатами - легко оперирует  именами  Жириновского,  Зюганова,  Говорухина,
Невзорова и многими другими. В 1998 году Руслан высказывал  намерение  стать
депутатом Государственной Думы следующего  созыва  по  спискам  компартии  и
поэтому начал штудировать "Капитал" Маркса. Руслан не может жить без  интриг
- это его среда, его стихия. У очень многих представителей питерской  братвы
были серьезные претензии к Коляку. В августе 1993  года  его  даже  пытались
взорвать - на проспекте Науки. К днищу его автомобиля прикрепили  гранату  -
она взорвалась, Коляка и его жену спасли только  открытые  окна  (через  них
ушла волна избыточного давления...).  С  тех  пор  Руслан  подкладывает  под
сиденье своего серебристого "мерседеса" стальную  пластину.  Раза  четыре  в
него еще вроде бы стреляли, но  все  неудачно...  Кстати  говоря,  претензии
предъявляются к Коляку по большей мере из-за того, что у Руслана - язык  без
костей, он может такого наговорить о  ком-то,  что  этому  "кому-то"  (после
передачи некоторых оценок и характеристик), по "понятиям", просто непременно
надо разбираться с Пучиком...
   Но он живет и здравствует, хотя и любит повторять, что точно знает день и
месяц, когда его убьют, и за что именно... В каком-то  смысле  Коляк  -  это
своеобразная  достопримечательность  Питера.  Да  он  и  сам  себя   считает
феноменом... Многие, очень многие  в  бандитском  Петербурге  недоумевают  -
почему же такой "интересный" человек до сих пор жив?
   Впрочем, стоит, пожалуй, дать слово ему самому.  Рассказ  Коляка  о  себе
поможет читателю оценить эту многогранную личность [98].
   - Я буду очень много ругаться матом.  Очень  сложно  не  ругаться,  когда
живешь в этом педерастичном мире, когда каждый второй -  или  педераст,  или
ничтожество, или самец, или подлец, или чиновник, который облечен властью, а
в этой стране любой человек, облеченный властью, учитывая,  что  государство
преступно, то и чиновник преступник.
   А мой феномен в этом пятимиллионном городе очень прост. Я, в  отличие  от
всех тех, с кем вам часто приходится беседовать, которые якобы находятся  по
ту сторону  баррикад,  я  чуть-чуть  лучше  учился,  чем  все  остальные.  Я
победитель двух городских олимпиад по литературе, по географии и по  истории
одновременно. Я родился в хорошей семье, у меня отец был  зам,  генерального
ВНИИ телевидения последние пятнадцать лет, зам, генерального "Большевика". Я
родился на улице Маяковского, коренной ленинградец.  Мать  у  меня  кандидат
медицинских наук, старший научный сотрудник, всю жизнь  работала  педиатром,
вирусологом, эпидемиологом. Я, в отличие от всех тех, с кем  вам  приходится
беседовать, я начал свое образование с шестого-седьмого класса, прочитав  от
корки до корки  Руссо,  Вольтера,  Монтеня,  Монтескье,  Плутарха  и  многое
другое. Я  говорю  неплохо  на  английском.  Мне  тридцать  девять,  и  я  в
четырнадцать лет уже хотел по меньшей мере бьипь президентом  страны,  я  не
хотел быть летчиком, космонавтом... Но тогда президентов  не  было...  Тогда
были генеральные секретари, так что я хотел  бьипь  генеральным  секретарем,
как минимум. Я играю на фортепиано, я  играю  на  гитаре,  я  пою  чуть-чуть
лучше, чем Захаров. Я могу об этом судить не потому,  что  я  так  решил,  а
потому что он после того, как я выступил на одном из фестивалей,  снял  свою
кандидатуру, мне сразу дали первое место, это даже не оспаривалось. Это было
в ДК Ленсовета, конкурс  молодых  талантов,  семьдесят  шестой  -  семьдесят
седьмой год. Ну а Макаревич при  мне  стесняется  петь,  во  всяком  случае.
Потому что вот то убожество, которое народ с восхищением слушает и хлопает в
ладоши, я вот, например, даже за десять  миллионов  долларов  не  стал  себя
считать певцом, не имея голоса и сочиняя довольно посредственные песни  -  у
него всего три-четыре песни хорошие, я не говорю, что там  все  плохо  -  но
серость! У нас для того, чтобы стать заметным человеком, не нужно для  этого
бьипь умным или неординарным. Серость тоже сгодится.
   Учился я в физико-математической  экспериментальной  школе,  была  такая,
пятьсот тридцать четвертая, в  Выборгском  районе.  Учился  неплохо,  только
алгебру и геометрию не любил, по всем остальным предметам оценки были только
пять, редко когда четыре. Последние классы я  заканчивал  в  англо-испанской
школе, шестьдесят седьмой, на Профессора Попова. Потом блестяще  поступил  в
Санитарно-гигиенический институт на  лечебное  отделение,  оно  только  было
создано, конкурс был пятнадцать  человек  на  место.  Неплохо  поучился  там
полтора года. Я в четырех институтах учился. Потом я  поступил  в  Торговый,
потом еще раз в Торговый, потом на юрфак.
   Тогда можно было уйти по двум причинам - или если ты плохо  учился  и  не
посещал занятия, или если ты не соответствовал высокому званию  студента.  Я
не соответствовал высокому званию студента. Я неплохо говорил  на  двух-трех
языках, я часто бывал в гостиницах, общался с иностранцами, спал с красивыми
девушками, приезжавшими к нам из Америки, из Австралии, Новой Зеландии.  Это
считалось назойливым  приставанием  к  иностранцам,  я  нецензурно  ругался,
оказывал сопротивление работникам, милиции, соответственно, я был  недостоин
учиться. Были сообщения наших доблестных рыцарей меча и орала, что  я  очень
часто появляюсь в гостиницах. Все. Я опередил просто свое  время  на  десять
лет.  На  моих  глазах  мой  приятель  получил  четыре  года  -  сейчас   он
преуспевающий коммерсант,  ни  одной  судимости  у  него  нет  за  последние
двадцать с  лишним  лет,  исключительно  порядочный,  маленький,  несчастный
еврейчик, руководит очень серьезной проблематикой в этом  городе  в  области
продуктов питания - он в свое время отсидел за то, что  продал  четыре  пары
кроссовок. Спекуляция в особо крупном размере,  четыре  года  от  звонка  до
звонка.
   Я занимался более интеллектуальными вещами, это отдельная история. Я  был
один из лучших картежников в СССР. Не Ленинграда, а СССР! Нас было всего сто
пятьдесят - двести человек. Нет, валютой мы все  в  то  время  занимались  в
какой-то степени. Если была возможность принять, например,  триста-четыреста
финских марок и заработать на этом в десятикратном размере  свою  стипендию,
то я, конечно, такого шанса не упускал. И  меня  очень  много  раз  пытались
поймать, и я убегал  и  выпрыгивал  из  гостиницы  "Ленинград"  с  бельэтажа
стеклянного, там пять метров до асфальта. Я бегал и по Дворцовой площади, за
мной гонялись по две-три машины, я и переплывал Неву пару раз. То есть я был
человек-легенда. Это был конец семидесятых.
   В тысяча девятьсот семьдесят восьмом я ушел в армию, в  тысяча  девятьсот
семьдесят девятом я вернулся, прослужил меньше года. Это была часть  особого
назначения КГБ Московского округа.  ЧОН.  Сейчас  нет  такого,  все  будущие
"Альфы", "Витязи" - это все жалкая насмешка по сравнению с тем, что  было  в
те годы, чему нас учили. Но я, правда, не успел долго поучиться, потому  что
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 92 93 94 95 96 97 98  99 100 101 102 103 104 105 ... 145
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама