Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Криминал - Константинов А. Весь текст 1692.39 Kb

Бандитский Петербург 1-2

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 145
меняли им внешность (перекрашивали и даже надували через  зад  в  т.н.
"золотых конторах"),  третьи перепродавали,  четвертые прикрывали... В
Питере конокрады базировались в районе Сенной площади, но их организа-
ция  была настолько хорошо законспирированной,  что имена ее настоящих
руководителей не дошли до наших времен...

   Отдельно стоит сказать несколько слов о профессиональных  картежни-
ках-шулерах.  Эта категория преступников,  как правило,  формировалась
выходцами из высших слоев петербургского общества,  однако  с  широким
распространением  карточной игры стали открываться игорные дома и поп-
роще, чем знаменитый с середины XIX века Петровский яхт-клуб, располо-
жившийся  сначала на Троицкой улице,  а потом в доме Елисеева на Невс-
ком.  Шулера попадались достаточно часто,  но до судов  дела  доходили
редко - срабатывали связи,  да и жертвы,  скрывая свою страсть к игре,
не особенно были заинтересованы в скандалах. В начале XX века в Петер-
бурге  жил  известный  всему  шулерскому миру бывший цирковой борец по
кличке Бугай, который со временем открыл собственное игорное заведение
вместе с неким бывшим лакеем-шулером, отзывавшимся на прозвище Дубовый
Нос - но эти двое были лишь  каплей  в  шулерском  море  Петербурга...
(Традиции дореволюционных шулеров донесли и до наших времен. Подробнее
об этом будет рассказано ниже,  в разделе "Кунсткамера Петербурга",  в
главе "Страсти по Степанычу").

   Одних преступников сажали,  но на смену им немедленно приходили но-
вые.  Легенда гласит, что в начале XX века питерские воры даже создали
свою  "воровскую академию",  в которой заслуженные "марвихеры" обучали
мастерству талантливую молодежь.  Выпускной экзамен  в  этой  академии
сдать  было  довольно  трудно  - молодой вор должен был под присмотром
наставника вытащить кошелек из кармана выбранной  жертвы,  пересчитать
деньги и положить обратно,  так, чтобы прохожий ничего не заметил... А
молодежь и впрямь подрастала талантливая,  можно сказать -  ищущая.  В
начале нашего столетия петербургская полиция накрыла особую шайку "во-
ров с пением" - в организацию входило 6 молодых карманников в возрасте
от  18 до 20 лет,  которые завербовали певца-куплетиста.  За долю этот
певец распевал перед толпой в  садах,  парках,  притонах  и  трактирах
смешные еврейские куплеты,  а вся остальная шайка очищала карманы зас-
лушавшейся публики... Другая молодежная шайка промышляла в Таврическом
саду  и  состояла из девочек 14-15 лет и их чуть более старших кавале-
ров, известных полиции по кличкам "Чудный месяц",

   Васька Босоногий,  Кит Китыч...  (преступная молодежь того  времени
вообще  любила  звучные  прозвища типа Ванька-Карапузик,  Сидор С Того
Света,  Васька - Черная Метла,  Сергей - Мертвая Кровь и т.д.).  Шайка
эта называлась "Гайдой" и работала следующим образом - девочки крали и
попрошайничали, а мальчики страховали. В 1903 году в 15-летнем возрас-
те  начал  свой  трудный жизненный путь знаменитый питерский карманный
вор Григорий Васильев, известный под кличками Гришка-Тряпичник и Гриш-
ка-Иголка.  Он крал и при царе-батюшке и при Временном правительстве и
большевиках.  К 1923 году он создал небольшую организацию воров и  сам
уже в основном лишь разрабатывал кражи,  которых на его "боевом счету"
было больше тысячи...

   Одним из последних заметных событий в жизни преступного мира  доре-
волюционного  Петербурга стал разгром полицией в 1913 году шайки Мовши
Пинхусовича Шифа - владельца ювелирного магазина,  располагавшегося на
Петроградской  стороне по адресу Сытнинская,  дом 9.  Почтенный ювелир
Шиф организовал вокруг себя шайку "громил" и  "домушников"  человек  в
30,  у  которых  скупал за бесценок краденное.  Мовша Пинхусович давал
своим "подчиненным" воровской инструмент,  планы квартир  и  подробные
инструкции для проведения краж.  "Правой рукой" был его приказчик Ноэм
Горель.  "Спалился" Мовша Пинхусович глупо,  как это обычно и бывает -
его выдал один из "обидевшихся" мелких перекупщиков. На квартире Шифа,
где после удачных дел происходил дележ добычи и  грандиозные  попойки,
полиция устроила засаду и задержала 13 воров - никто из них при задер-
жании сопротивления не оказал, тогда это было както не принято.

   В те далекие годы преступный мир и полиция относились друг к другу,
как правило,  с уважением (бывали, конечно, всякие казусы - типа тако-
го,  например, - некий вор Руздижан зашел однажды в кабинет к приставу
попросить о продлении паспорта и заодно прихватил с собой шкатулочку с
семью тысячами казенных денег) и "беспредела" друг другу не устраивали
- преступники занимались своим ремеслом,  полиция - своим.  И мало кто
тогда мог предположить, что буквально через несколько лет в Петербурге
начнется  настоящая  кровавая вакханалия сорвавшегося с неведомой цепи
бандитизма...

   Ноябрь 1995 - февраль 1996 г.


Часть вторая. РОЖДЕННЫЕ РЕВОЛЮЦИЕЙ

   Революционный кошмар 1917 года стал мощным катализатором в развитии
уголовных тенденций Петербурга - ничего удивительного в этом не  было,
в  эпоху любых смут и социально-политических потрясений на поверхность
всплывает столько мути и пены, что автоматически возникает объективная
ситуация наибольшего благоприятствования для преступной среды.

   Непредвзято, спокойно,  без влияния различных политических корреля-
тов криминогенная обстановка того времени практически  не  изучена  до
сих пор, и тому есть весьма понятные объяснения.

   Во-первых, и после Февральской революции и после Октябрьской после-
довали массовые амнистии,  причем свободу получали как "политические",
так и уголовники. Советская власть, например, достаточно долго полага-
ла,  что уголовники с дореволюционным стажем - это меньшие враги,  чем
контрреволюционеры, или вообще не враги, а "социально близкие", "соци-
альные попутчики" на дороге в светлое будущее.  Дело в том, что еще до
1917 года политическое и уголовное подполье России постоянно пересека-
лись и даже помогали друг другу. Стоит вспомнить хотя бы такой пикант-
ный факт: часть бюджета большевиков составили деньги, добытые "эксами"
- т.е.  банальными грабежами и разбоями. Разные нелегальные партии ак-
тивно контачили и с контрабандистами.  Наконец в тюрьмах и ссылках по-
литические сидели бок о бок с уголовниками, поэтому поток взаимомигра-
ций был,  конечно,  неизбежен.  Во-вторых,  в революционном угаре было
уничтожено много полицейских архивов.  Удивляться этому обстоятельству
тоже  не стоит - часто офицеры уголовной полиции,  не занимаясь специ-
ально разработкой политических, получали тем не менее от своей агенту-
ры  любопытную  информацию компрометирующего характера в том числе и о
тех людях,  которые в семнадцатом заняли большие посты - один, скажем,
был  кокаинистом,  другой  - пассивным педерастом,  третий сам был "на
связи" с сыщиками, четвертый участвовал в обмене награбленных денег на
валюту... Всю эту "компру" нужно было как-то срочно уничтожить, поэто-
му были синициированы вспышки "народного гнева", от которых загорелись
полицейские  участии  и  в благородном очистительном пламени исчезали,
порой навсегда, имена, клички, судимости...

   Уголовный мир раскололся - часть его (малая) действительно пошла на
службу Советской Власти,  другие же просто поняли,  что пришел их час.
Человеческая жизнь в Питере 17-го - начале  18-го  года  стоила  сущие
пустяки, преступная элита, специализирующаяся на сложных аферах, стала
покидать город,  а главными уголовными "темами" стали уличные разбои и
"самочинки"  - самочинные обыски,  производимые у зажиточных людей под
прикрытием настоящих  или,  чаще,  липовых  чекистских  удостоверений.
("Тема"  эта  будет жить долго.  Самочинные обыски в нашем городе были
очень популярны в 70-х годах - трясли тех, кто в настоящую милицию по-
том  не  обращались,  боясь резонных вопросов от ОБХСС - откуда,  мол,
столько добра-то накопили, граждане потерпевшие... Но в 70-е "самочин-
ки" назывались уже по-другому - "разгонами").

   Вот несколько  цитат  из одного только номера "Красной газеты" - от
23 февраля 1918 года:

   "...В трактир "Зверь" угол Апраксина переулка  и  Фонтанки  явились
два  неизвестных  с самочинным обыском и стали требовать у посетителей
денег...

   ...Вчера по Дегтярной улице дом 39/41 разгромили  магазин  Петрова.
Похищено товару на 1190 рублей...

   ...По постановлению  комиссии по борьбе с контрреволюцией грабители
князь Эболи и Франциска Бритте расстреляны за  участие  в  целом  ряде
грабежей...

   ...Из комиссии были отправлены под конвоем:  Браун,  Алексеев,  Ко-
рольков,  Сержпуховский,  задержанные за грабежи под видом обыска.  По
дороге  в тюрьму все они были расстреляны красноармейцами за попытку к
бегству...

   ...Вчера с угла Сергиевской и Фонтанки доставлен в Мариинскую боль-
ницу неизвестный без признаков жизни, расстрелянный за грабеж..."

   Из этих цитат видно,  что Питер жил в те дни интересной, насыщенной
жизнью.  Кстати,  уголовные преступления  совершали  тогда  не  только
представители "взбесившегося охлоса",  но и вполне приличные в прошлом
люди - 24 мая 1918 года была раскрыта и ликвидирована банда  "самочин-
цев",  которой руководил бывший полковник царской армии Погуляев-Демь-
янов.  О количественном составе этой компании можно  судить  по  таким
впечатляющим цифрам: на штаб-квартире у грабителей было изъято 27 вин-
товок, 94 револьвера и 60 гранат...

   Таких, как этот бывший полковник,  в уголовной среде стали называть
"бывшими". Большинство из них совершали грабежи, чтобы добыть денег на
последующее пристойное существование в эмиграции, кому-то это удалось,
а кто-то навсегда влился в уголовный мир. Приток этой свежей крови су-
щественно обогатил бандитский Петербург того времени -  "бывшие"  были
более образованы, более развиты, чем уголовники дореволюционного пери-
ода.

   С другой стороны,  за "царскими уголовниками" были традиции,  нала-
женные  каналы  сбыта краденного и награбленного,  налаженная методика
"залеганий на дно" и т.д.  Некоторые уважаемые эксперты  считают,  что
именно в альянсах того времени "бывших" и старых профессиональных уго-
ловников начал формироваться феномен российской  организованной  прес-
тупности...

   Уличные разбои того времени стали проходить с выдумкой и некой чис-
то питерской изюминкой.  В 1918 году в Петрограде появилась банда "жи-
вых покойников" или "попрыгунчиков".  Деятельность этой команды приоб-
рела такой размах,  что она даже нашла свое отражение  в  классической
литературе  -  вот  что  пишет  об этой банде Алексей Толстой в романе
"1918 год" из знаменитой трилогии "Хождение по мукам":  "В сумерки  на
Марсовом поле на Дашу наскочили двое, выше человеческого роста, в раз-
вевающихся саванах. Должно быть, это были те самые "попрыгунчики", ко-
торые,  привязав  к  ногам особые пружины,  пугали в те фантастические
времена весь Петроград. Они заскрежетали, засвистали на Дашу. Она упа-
ла. Они сорвали с нее пальто и запрыгали через Лебяжий мост. Некоторое
время Даша лежала на земле.  Хлестал дождь порывами, дико шумели голые
липы  в Летнем саду.  За Фонтанкой протяжно кто-то кричал:  "Спасите!"
Ребенок ударял ножкой в животе Даши, просился в этот мир".

   Банду "попрыгунчиков" возглавлял некто Иван Бальгаузен, уголовник с
дореволюционным  стажем,  больше  известный  в своей среде под кличкой
"Ванька-Живой труп" (Кстати,  похожая кличка была еще до  революции  у
одного питерского грабителя, орудовавшего в районе нынешних Пороховых;
его звали Павлушка-Покойник).  Бальгаузен встретил Октябрьскую револю-
цию с пониманием: тут же напялил матросскую форму и начал "экспроприа-
цию экспроприаторов".  Однако "самочинами" в то время в Петрограде за-
нималось  столько  разного  серьезного народу,  что конкуренция в этой
сфере постепенно становилась опасной  для  жизни.  А  стрелять  "Живой
труп"  не любил,  - хоть и приходилось ему порой обнажать ствол,  но к
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 145
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама