Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Криминал - Константинов А. Весь текст 1692.39 Kb

Бандитский Петербург 1-2

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 145
пытками остановить беспредел законодательный,  экономический,  полити-
ческий и нравственный. А все эти беспределы очень тесно взаимосвязаны.

   Скажем, известнейший петербургский банк приглашает в 1993 г. к себе
работать Костю-Могилу не столько из-за нравственной деградации его ру-
ководителей, сколько из-за реального понимания ими собственного бесси-
лия  в  условиях сложившейся законодательной базы.  Что они могут сде-
лать, например, тем, кто не возвращает кредиты? Обратиться в арбитраж,
который может вынести решение, но не может вернуть кредит?

   Изучение и анализ тенденций и процессов, происходящих в мире банди-
тов и воров,  нужны далеко не только милиционерам, сидящим в своих ка-
бинетах  по трое за одним столом.  Разработка подобных программ прежде
всего нужна политикам, экономистам и бизнесменам, потому что недооцен-
ка  или  просто игнорирование такого важнейшего фактора нашего общест-
венного бытия,  каким стал сейчас "зазеркальный" криминальный мир,  не
позволит этим политикам, экономистам и бизнесменам правильно оценивать
сложившуюся обстановку и принимать решения, "обреченные на успех".


ГОРБАТЫЙ

   Первый раз он украл в 15 лет.  Тогда он еще не был Горбатым. Умер в
тюремной больнице в возрасте 62 лет...

   Звали его Юрий Васильевич Алексеев.  Однако больше известен он  был
не под настоящим именем,  а под прозвищем Горбатый. Погоняло это полу-
чил за то, что умел имитировать горб - чтобы в случае чего милиция по-
том горбуна искала. Использовал и накладной горб.

   Семь раз  приговаривали  его к различным срокам.  В общей сложности
просидел почти двадцать семь из своих шестидесяти двух. Прошел чуть ли
не все лагеря от Колымы до западных границ.

   Трудно сказать,  был ли Горбатый вором в законе,  впоследствии ото-
шедшим от традиций,  или же занимал в блатной иерархии ступень пониже.
Одни говорят так, другие - этак.

   Сейчас вообще стало трудно говорить о комлибо - вор в законе он или
нет. Изменилось само понятие.

   В наше время всеобщего разрушения устоев изменяется и статус  воров
в законе,  из-за чего - путаница и неразбериха.  Дело доходит до того,
как уже было сказано, что высший воровской титул стало возможным прос-
то купить.

   По некоторым данным, внутри воровского титула есть более тонкое ие-
рархическое деление: 1) вор-полнота; 2) вор; 3) положенец.

   Горбатый был представителем старой воровской школы. За этим челове-
ком стоит целая эпоха уголовного мира. Работал он в основном по антик-
вариату.  Кстати, в его визитной карточке так и было написано - "глав-
ный  специалист по антиквариату в Санкт-Петербурге".  Как рассказывают
сотрудники милиции, в 70-х годах Горбатый входил в знаменитую преступ-
ную группу "Хунта", состоявшую из преступников-евреев, которые грабили
евреев же, выезжавших из СССР.

   Одним из ближайших его друзей был Михаил Монастырский,  иначе - Ми-
ша-Миллионер. Монастырский - человек почти легендарный, организовавший
в конце 70-х - начале 80-х годов поточное  изготовление  изделий  "под
Фаберже" с последующей переправкой их за границу.  Когда Монастырского
арестовали,  экспертиза не смогла назвать фальшивыми изделия, выпущен-
ные его организацией. Сейчас Монастырский имеет офис на Адмиралтейской
набережной, некоторые называют его одним из самых богатых людей Петер-
бурга.

   Горбатый тоже был достаточно богатым человеком,  о чем свидетельст-
вует хотя бы то, что он, раковый больной, три года держался на лекарс-
тве,  которое,  по оценке врачей,  не все "кремлевские" пациенты могли
себе позволить.

   Юрий Васильевич прекрасно разбирался в искусстве,  обладал хорошей,
интеллигентной речью, был прекрасным рассказчиком, которого можно было
слушать часами. У него остались два сына, один из которых сейчас живет
в Швеции. А приемный сын его, между прочим, - журналист.

   По словам   работников   милиции,   "из-под  Горбатого"  только  за
1991-1992 гг.  было посажено пять преступных групп общей  численностью
более 25 человек.

   Он, несомненно, был неординарным человеком, знавшим много городских
тайн. Последний раз его арестовали в декабре 1991 г.

   Трудно сказать,  почему он согласился говорить со мной. Может быть,
просто  захотел  чуть-чуть  приоткрыть  завесу над некоторыми теневыми
сторонами жизни нашего города...  Он умирал,  знал это и хотел  выска-
заться.

   Я беседовал с ним в тюремной больнице. Наши беседы, пожалуй, не но-
сили характера интервью - скорее это был монолог,  изредка прерываемый
вопросами...

   Говорят, многие коллеги Горбатого не понимали,  почему он,  обеспе-
ченный человек,  под конец своей жизни снова пошел на "криминал".  Сам
он якобы отвечал на эти вопросы так:  "Вам не понять. В этом - вся моя
жизнь..."

   Мне трудно сказать, что в исповеди Горбатого, произвольно скомпоно-
ванной  мной по тематическим главам,  - правда,  а что - вымысел.  Его
судьба стала частью искореженной и изломанной истории нашей  страны...
Впрочем - судите сами.


ТОГДА ЕЩЕ БЫЛ УГОЛОВНЫЙ МИР...

   - Я родился и вырос в нормальной семье.  Был в школе отличником.  В
третьем  классе у меня еще были домашние учителя,  я уже чертил тушью,
рисовал красивые здания Петербурга, зная, кстати, при этом, кто именно
из архитекторов их строил. Начал изучать английский и немецкий языки.

   А потом  -  37-й  год,  расстреляли отца.  Он был главным механиком
крупного завода. С тех пор в нашей семье начались разные передряги...

   Мама вышла второй раз замуж за  сына  отца  Иоанна  Ярославского  -
епископа Ярославля. Мама была очень красивой женщиной. Ее крестным от-
цом,  кстати,  был личный шофер Ленина - Гиль Степан Казимирович.  Он,
умирая,  оставил маме восемь тетрадей воспоминаний.  Мама была крупным
банковским работником, хорошо знала семью Орджоникидзе, Рокоссовского.
Дед  мой  был  первым комиссаром Адмиралтейства - хотя и беспартийным,
как и Гиль...

   Д-да, так вот,  потом началась блокада,  выехать нам не дали - было
распоряжение нас не выпускать. В голод я не воровал, но вся обстановка
сложилась так,  что в 1947 году мы всем классом в шкале украли дорогой
воротник, продали его и пропили потом - молоком. Всех пожурили, а меня
как сына врага народа - осудили.  Я попал в детскую трудовую колонию в
Стрельне.  Там, где был когда-то корпус графа Зубова, а сейчас - школа
милиции.

   Я был очень любопытным и впитывал в себя все устои и принципы  того
мира,  как губка. Я вдруг ощутил себя среди людей. Дома я устал от по-
литических скандалов,  от рассказов о том, кто в каком подвале от НКВД
отстреливался.  Мне все это не нравилось.  А в колонии - совсем другие
темы, и люди были, с моей точки зрения, порядочные. Воры старого поко-
ления рассказывали мне,  как имели дела еще с "Торгсинами",  - все это
было очень интересно.

   А после Стрельны - новый срок - опять же,  будучи  несовершеннолет-
ним, получил двадцать лет тюрьмы. У меня в кармане был пистолет - офи-
церский "Вальтер" - без обоймы, без патронов. Но разве им что-то дока-
жешь?  Они берут справку, что пистолет пригоден к одиночным выстрелам,
и дают тебе разбой, которого не было...

   Отправили меня на Северный Урал - в СевУралЛаг. Тогда не было режи-
мов: общих, усиленных, строгих - полосатых. Тогда были спецы. Мне зач-
ли то,  что я сын расстрелянного,  и отправили в спецлагерь.  Ну а там
были  просто  "сливки  общества"  - дальше ехать некуда.  Мне пришлось
впервые показать зубы, иначе бы я погиб.

   Из интеллигентного мальчика я превратился в тигренка.  Люди-то дру-
гие гибли просто на глазах...

     "Торгсин" - сокращение от "Торговля с иностранцами". В этих мага-
зинах перед войной продавались экспортные и импортные товары, за валю-
ту - иностранцам и за золото,  серебро, драгоценные камни - соотечест-
венникам.  В Ленинграде было несколько "Торгсинов".  Например, верхний
этаж  универмага ДЛТ был отдан "Торгсину".  Был магазин и на Кировском
проспекте, на углу улицы Скороходова, там, где сейчас ресторан.

   Я вовремя сориентировался,  у меня появились опекуны - люди старого
поколения,  очень старого.  И,  тем не менее,  тогда били еще какие-то
рамки поведения,  которые ограждали от насилия,  от  унижения.  Самого
последнего человека в лагере ты не имел права тронуть пальцем. Хулига-
нов в лагере просто не было. По-человечески вели себя... А потом я по-
пал  на  бухту Ванино - слышал песню такую,  "Ванинский порт"?  Оттуда
ушел пароходом на Колыму.  Там познакомился с врачами,  которые сидели
по делу Горького.  Они отнеслись ко мне хорошо, так как я рассказал им
про Гиля, а они его знали.

   Пытались, правда, и меня унижать в лагере. Изза вражды разных груп-
пировок.  Были суки,  красные шапочки, ломом опоясанные. Много военных
было,  - в Якутии,  на Колыме они в основном возглавляли все  лагерные
восстания  - снайперы.  Герои Советского Союза.  Я стоял за себя.  Я -
против убийств,  но порой защищаться приходилось насмерть. Самто я ни-
когда  никого  не  унижал - в нашей стране и так унижены все,  поэтому
унижать людей еще и в лагерной остановке - это надо быть  просто  зве-
рем... На Колыме тогда правил такой Иван Львов - вор в законе. Его бо-
ялись все,  даже полумиллионная армия,  которая там стояла. Он был ин-
теллигентным москвичом, не ругался матом, не курил. Возглавлял! Колыма
подчинялась ему полностью. Сейчас его, конечно, нет в живых - убили...
Я с ним кушал вместе,  он что-то находил во мне, а я - в нем. Он читал
Достоевского, Толстого, Герцена - а таких людей было мало. Они привили
мне любовь к литературе...

   Иван Львов  был моим наставником,  я очень гордился дружбой с ним и
очень много от него взял. Он был очень умным человеком.

   Кстати, даже если кто-то по воровским законам подлежал уничтожению,
то лагерный суд был гораздо лучше советского: это был суд присяжных, в
котором принимали участие по 50-70 человек.  Суд шел несколько дней, и
даже  если  выносился  смертный приговор,  то приговоренному в течение
нескольких дней давали возможность покончить с собой.  И приговоры вы-
носили весьма обоснованные. Например - приговор негодяю, который наси-
ловал мальчиков и своими деяниями возбуждал злобу в рабочей  массе.  А
рабочая масса - это же большинство!

   Вот и  Горбачев  все кричал на съезде - "как рабочие скажут,  так и
будет", а между прочим, по статистике - самый большой процент преступ-
ников всегда составляли рабочие, самые жестокие преступления совершали
они же... Мы-то тогда, конечно, о социологии не думали, просто понима-
ли, что рабочих много, и старались, чтобы они были за нас...

   Потом, когда я повзрослел,  у меня стал патроном Черкас Толя.  Тоже
вор в законе.  Но,  с моей точки зрения,  человек нехороший. Он унижал
людей,  часто бил ни за что... Это мне не нравилось, и мы с ним разош-
лись.  Нет, меня он не унижал никогда. Если бы он меня унизил, то умер
бы гораздо раньше. Я уже был тогда не тот...

   Вообще, скажу тебе,  что все авторитеты, кого я знал, это люди, ко-
торые никогда бы не пошли на убийство.  Мента убить было нельзя - даже
мента! За хулиганство можно было просто жизнью расплатиться. Собствен-
но, к нам и уголовный розыск относился адекватно. Правда, тогда не по-
явилось  еще управлений по борьбе с организованной преступностью - так
се и не было.  А в разрушении воровских законов были заинтересованы те
же, кому выгоден и нынешний беспредел...


ЖУЛИКИ ОНИ ВСЕ...

   - У меня были потерпевшие. Такие, как Анатолий Минц, как Захоржевс-
кий - друг маршала Говорова. Это - насосы, крупные спекулянты, которые
в общем-то жили и живут за счет пьющих.  Ни в одной стране мира, кроме
нашей, вы не купите так дешево у пьяницы драгоценную вещь. Вот мои по-
терпевшие и грабили таким образом людей, скапливали огромные ценности.
А я имел интерес оставить их без ценностей.

   Например, у  Захоржевского  был  орден  - "Большой крест Германии".
Всего было изготовлено 15 таких крестов - даже  Геринг  и  Гиммлер  не
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 145
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама