Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Криминал - Константинов А. Весь текст 1692.39 Kb

Бандитский Петербург 1-2

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 145
гоценности муку,  сахар и масло. Дшард, поняв, что его надули, обраща-
ется  в 29 отделение милиции на Петроградской стороне - суд был скорым
и беспощадным - трибунал приговорил ее к пожизненным  общественно-при-
нудительным работам...  Но в том же 1920 году по случаю третьей годов-
щины Революции ей сократили срок до 5 лет, а в 1921 -до трех. Баронес-
са  не  отсидела и этого - мадам,  которой было уже за 50,  соблазнила
Павла Кротова,  начальника Костромской исправительной колонии, где она
"мотала  срок".  Вместе с Кротовым она бежит в Москву,  где начинается
новый виток ее афер (снимаем шляпу перед этой женщиной,  господа чита-
тели,  ей Богу, она вызывает невольное уважение своей несгибаемостью -
фраза "не стареют душой ветераны" - это о таких,  как она) - на угнан-
ных автомобилях Ольга Зельдовна-Григорьевна разъезжает по Москве и со-
бирает пожертвования в пользу голодающих.  Но в начале 1923 года "мос-
ковский период" заканчивается - Кротов погибает в перестрелке, прикры-
вая ее бегство от угрозыска,  а схваченная позже  баронесса  заявляет,
что начальник Костромской колонии был сумасшедшим, - он, де, изнасило-
вал ее и против воли увез в Москву, где втянул в свои преступные махи-
нации... Баронессу передали на поруки петроградским родственникам, жи-
вущим в Шувалове,  вскоре родственники пожалели  о  своем  благородном
поступке,  обвинив  55-летнюю "баронессу-генеральшу" в краже у них де-
нег.  23 ноября 1924 года Ольга Штейн была приговорена питерским судом
к 1 году лишения свободы условно...  О дальнейшей ее судьбе - одни ле-
генды и слухи. Одни рассказывают, что "баронесса" вышла замуж за инва-
лида  Красной  Армии  и  еще в 30-х годах торговала кислой капустой на
Сенном рынке,  другие - что она окончила свои дни в ссылке на  Дальнем
Востоке, обучая новое поколение преступников нелегкому ремеслу аферис-
та... Вроде бы даже потом этой неординарной женщине с удивительным за-
пасом жизненной энергии поставили памятник на могиле "воры в законе" -
кто знает, как все было на самом деле...

   Однако, вернемся в дореволюционный СанктПетербург - столицу Великой
Империи,  чей преступный мир состоял,  безусловно, далеко не только из
более или менее симпатичных особ женского пола.  Как  уже  упоминалось
выше, в уголовной среде тогда складывалась четкая иерархия и специали-
зация - были воры-аристократы,  выходившие на международную  арену  (в
революционный  период  все  они эмигрировали за границу) и воры рангом
пониже.  К ворам-аристократам относились прежде всего карманники-"мар-
вихеры", занимавшиеся кражами бумажников у солидных господ. В марвихе-
ре-аристократе трудно было с первого взгляда угадать преступника, нао-
борот,  они,  как правило,  обладали весьма благообразной внешностью -
выглядели,  как врачи или адвокаты. За несколько лет "работы" марвихер
мог  сколотить  весьма приличное состояние.  В Петербурге в 80-х годах
прошлого века гремело имя знаменитого карманника Александра  Макарова,
по  кличке  Сашка-Пузан,  который  начал  свою карьеру с 11 лет - крал
платки у прохожих. Через 6-7 лет работы его авторитет в воровской сре-
де поднялся на невиданную высоту,  полиция никак не могла его поймать,
поскольку Пузан почти всех агентов знал в лицо.  Сгубила Макарова вод-
ка,  он  стал сильно пить и умер от скоротечной чахотки в 23 года - на
его похоронах присутствовал весь цвет питерской  воровской  аристокра-
тии.

   В начале  90-х  годов прошлого столетия лидерство среди карманников
Питера отдавали Александру Хомякову, сыну отставного поручика, за что,
вероятно,  и получившему кличку Сашка-Офицер. У Хомякова судя по всему
склонность к дисциплине и строгой субординации была заложена в генах -
он   сумел   организовать  достаточно  крупную  шайку  карманников  со
штаб-квартирой в одном из питерских притонов.  По утрам,  после обяза-
тельного прочтения газеты "Тираж" Хомяков, как настоящий "рулевой" от-
давал распоряжения - кому где работать.  Кстати, вторая его кличка как
раз и была - Сашка-Руль. Судя по всему, успехи команды Хомякова сильно
встревожили конкурентов - его "заложили" полиции и  в  1893  году  суд
приговорил  Офицера к ссылке в арестантские роты на 3 года.  Через год
Хомяков бежал - очень уж хотел поквитаться с тем,  кто его выдал, но -
доносчик,  похоже,  оказался  пошустрее - в 1894 году Офицера нашли на
Обводном канале у Сивковых ворот с проломленной головой...

   В эти же примерно годы "работали" в Питере супруги Требусы - симпа-
тичная  жена кокетничала с прохожими на улице,  а муж у размечтавшихся
господ шарил по карманам.  Забавно, что при этом Аррон Хаймович Требус
умудрился ни разу не попасться в полицию,  в отличии от своей супруги,
которую арестовывали трижды.  В конце XIX века чета Требусов решила не
искушать больше судьбу и эмигрировала в Лондон,  где занялась винотор-
говлей и сдачей внаем меблированных комнат...

   Известен также в своих кругах был  и  марвихер  Григорий  Штейнлов,
специализировавшийся  на  снятии  с  богатых прохожих драгоценностей и
эмигрировавший вовремя в Берлин.

   Кстати, в мещанской питерской среде вор-карманник считался завидной
партией,  для  таких  женихов  многие добропорядочные родители невесты
всегда готовы были предоставить квартиры для убежища. Постепенно в Пе-
тербурге  сложилась целая система таких "блатных" квартир - в основном
в районе Лиговки и Сенной площади. Содержателей таких квартир называли
"блатокаями" и очень ценили в воровской среде.

   Отдельную воровскую  касту составили "шнифера" - воры,  проникавшие
ночью в магазины и выносившие из них товары на большие суммы денег.  К
"шниферам"  примыкали "подводчики" - разработчики операций и приемщики
воровского товара.  В 90-х годах XIX века в Петербурге одним из  самых
известных шниферов был Гришка-Армянин,  накопивший впоследствии доста-
точно денег для открытия своих рыбных промыслов.

   Квартирные воры делились на "громил" и  "домушников".  Вся  разница
между этими двумя категориями заключалась в том, что "домушники" рабо-
тали поодиночке,  реже - парами,  а "громилы" сбивались  в  достаточно
многочисленные шайки.

   Среди питерских  "домушников" было довольно много "знаменитостей" в
конце прошлого столетия - на Васильевском острове промышляла  "сладкая
парочка" Константин Тележкин и Александр Тестов.  Тележкин устраивался
в богатые дома дворником и наводил потом Тестова на самые  перспектив-
ные квартиры, "производительность" у друзей была довольно высокой - 12
очищенных квартир за семь месяцев,  - однажды удача им изменила, в од-
ной квартире их застукала полиция, преступники сначала было забаррика-
дировались и приготовились к отчаянному сопротивлению,  но потом пере-
думали,  остыли,  сдались  и  отправились в конце концов осваивать Си-
бирь-матушку.

   На Петроградской стороне злодействовал еще более шустрый Ванька Го-
рошек, он умудрялся "поставить" за месяц до 10 квартир. Горошка сгуби-
ла страсть к хулиганству и дешевым театральным эффектам - он разбрасы-
вал  в обворованных квартирах дохлых кошек,  собак и крыс.  (Возможно,
именно с Горошка впоследствии будет брать пример знаменитая послевоен-
ная банда "Черная кошка").  По этим следам Ваньку в конце концов и вы-
числили...

   В начале 90-х годов XIX века начал свою карьеру  известный  "домуш-
ник" Безруков, служивший в Пассаже приказчиком. Ему было всего 15 лет,
когда он начал залезать в магазинные форточки, пользуясь своим хрупким
телосложением. Безрукова неоднократно судили и ссылали в Сибирь, но он
с необыкновенным упорством возвращался в родной город и  вновь  прини-
мался за любимое дело...

   Не менее  знаменитым  был некто Краюшкин - он происходил из семьи с
"традициями" - его папа был достаточно авторитетным подводчиком.  Кра-
юшкин-сын  служил  в  электротехнической  военной школе и "домушничал"
только в нерабочее время.  Его часто приглашали, как электрика, в раз-
ные  богатые квартиры сделать проводку - Краюшкин как следует осматри-
вался,  а потом уже залезал в знакомую квартиру. За один только год он
совершил около 50 краж.  Попавшись на пустяке, Краюшкин начал "косить"
под больного и сбежал из госпиталя. Сразу же после этого побега он об-
воровал квартиру графа Нирода и эмигрировал в Америку, прислав началь-
нику уголовной полиции письмо с извинениями и просьбой не  препятство-
вать его жене с дочкой приехать к нему - навсегда... Жену никто задер-
живать не стал.

   Воры крайне редко шли на убийства и насилие -  исключения,  конечно
бывали,  ну  так "в семье - не без урода".  В 1880 году начал свою во-
ровскую карьеру сын титулярного советника Николай Митрофанов, учивший-
ся сначала в коммерческом училище, а потом в техническом училище морс-
кого ведомства.  Этот хорошо образованный молодой человек в 1885  году
был судим как член большой воровской шайки.  Отбыв наказание, Митрофа-
нов вернулся летом 1887 года в Петербург и продолжил преступную  карь-
еру - "домушничал" в основном. Но однажды он пытался обокрасть кварти-
ру,  где горничной служила его любовница - Анастасия Сергеева, которая
пыталась помешать своему ухажеру. Митрофанов перерезал Сергеевой горло
столовым ножом и обобрал квартиру дочиста... Его поймали и приговорили
к  20 годам каторги.  Однако в 1901 году Митрофанов бежал и вынырнул в
Питере под видом бравого казачьего офицера, чью грудь украшали два Ге-
оргиевских креста. (Любопытно вот что, - оказалось, что эти кресты бы-
ли не краденными,  а действительно заслуженными Митрофановым во  время
"китайской войны",  где он отличился под псевдонимом "доброволец Нико-
лай").  Полиция арестовала его,  проникнув под видом водопроводчиков в
квартиру его новой любовницы - мещанки Утробиной. Митрофанов вновь был
отправлен на Сахалин,  где работал часовщиком, телефонистом и даже ди-
рижером оркестра...  Он несколько раз пытался бежать, но его все время
ловили,  и в конце концов Николай Митрофанов сгинул на каторге оконча-
тельно.

   Особняком в  воровском сообществе стояли "городушники" - магазинные
воры,  "работавшие" прямо на глазах продавцов и  покупателей.  Дело  в
том,  что "городушники" обычно не воровали в техгородах, где жили пос-
тоянно, а приезжали гастролировать - естественно, местные воры, хоть и
вынуждены были считаться со своими иногородними собратьями,  но все же
особой привязанности к чужакам не испытывали,  а при удобном случае  и
"капали" на них в полицию.

   24 октября  1900  года  в Петербург прибыла шайка "городушников" из
Варшавы,  возглавляемая опытным рецидивистом Валентием Буркевичем. При
Буркевиче  были три девушки - Констанция Робак,  Антонина Гурная и из-
вестная варшавская воровка Текла Макарович.  Вся эта  команда  сначала
украла  два  бобровых  воротника в меховом магазине петербургского го-
родского головы Лелякова на Большой Морской,  а  потом  направилась  в
Гостиный  Двор в магазин золотых вещей Митюревой,  где при попытке ук-
расть футляр с дорогими серьгами,  воров задержали и передали полиции.
Большие  срока  тогда  были  редкостью - Буркевича сослали на 4 года в
арестантские роты,  Гурная получила 3,5 года тюрьмы,  а Розбак отдела-
лась 3 месяцами ареста...  Особую касту составляли конокрады, которые,
как ни странно,  были наиболее организованны из всех категорий  воров.
За  ними стояла выработанная поколениями традиция аж с XVII века,  что
позволило организации конокрадов превратиться в некое  "государство  в
государстве".  Эта воровская профессия была,  пожалуй,  одной из самых
рисковых в дореволюционной России - как правило,  пойманных конокрадов
убивали прямо на месте крестьяне и извозчики,  для которых лошади были
единственными средствами к пропитанию. Конокрады одними из первых нау-
чились вовлекать в свою деятельность полицейских - для "прикрытия" - и
таких случаев известно множество.  Их шайки состояли из десятков чело-
век с четко распределенными обязанностями.  Одни лошадей крали, другие
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 145
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама