Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| Boss fight with the Queen
Aliens Vs Predator |#3| Escaping from the captivity of the xenomorph
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL
Aliens Vs Predator |#1| Rescue operation part 1

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Криминал - Константинов А. Весь текст 1692.39 Kb

Бандитский Петербург 1-2

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 108 109 110 111 112 113 114  115 116 117 118 119 120 121 ... 145
одним парнем,  он  из  Молдавии  приехал.  А  в  то  самое  время  случилась
интересная история: некий парень во время  допроса  на  Литейном,  4,  вдруг
выпрыгнул из окна, переломал себе ноги, но его подхватила поджидавшая машина
с друзьями. Этих ребят искали по всему  Питеру,  а  по  ориентировке  у  той
машины были московские номера. У парня, с которым я встречался, машина  была
с молдавскими номерами, но они тоже начинались на букву "м", и  поэтому  его
автомобиль попал под милицейскую наружку. А мы, когда наблюдение  "срубили",
от машины ушли. А в машине куртка осталась с моей записной книжкой.  В  этой
книжке был зафиксирован  телефонный  номер  кооператива  и  пометка  сделана
"Горбачевский". Ну, видимо, Горбачевский и решил, что я уже чуть ли не начал
в отношении его какую-то  собственную  разработку  вести.  Горбачевский  дал
соответствующие указания в ОРБ, и пошло-поехало. Двое спекулянтов что-то  не
поделили между собой,  по-моему,  бриллиант  они  не  могли  поделить.  Меня
позвали помочь разобраться в ситуации. Но обо всем об  этом  узнали  в  ОРБ.
Конкретно Николай Николаевич узнал. Есть такой сотрудник,  который  как  раз
лидерами преступных сообществ занимается. Он вызвал этих спекулянтов к себе,
и они ему такого  наговорили,  что  меня  сразу  начали  искать.  Собственно
говоря, вся эта  ситуация  меня  спровоцировала  на  бега,  я  скрывался,  а
Невзоров  каждый  день  новый  репортаж  выпускал.  Что  же   касается   тех
спекулянтов, то они впоследствии из потерпевших перешли в обвиняемые и  были
осуждены. Торговались и  со  следствием,  и  с  прокурором,  но,  побывав  в
"Крестах", на суде от многого отказались, и этот эпизод от меня ушел. Позже,
когда меня задержали и я попал в "комитетскую"  тюрьму,  вокруг  моего  дела
начали  слагать  разные  мифы.  Кстати  говоря,  в  "Бандитском  Петербурге"
написано, что женщине-прокурору, которая поддерживала  обвинение,  проломили
голову и поэтому, мол, я получил такой мягкий приговор.  На  самом  деле  ей
проломили голову гораздо позже, и она должна была участвовать в процессе тех
самых спекулянтов, которые не могли поделить  бриллиант  -  наши  дела  были
разъединены. Все то  время,  что  я  сидел,  продолжали  выходить  репортажи
Невзорова, а люди в ОРБ получили новые звания.
   О "комитетской" тюрьме я хотел бы рассказать особо. Именно там я встретил
путч 1991 года. Содержали нас там строго,  и  какие-то  новости  с  воли  мы
получали редко. Нам  давали  читать  только  газету  "Правда"  и  изредка  -
"Известия". И одну газету передавали из камеры в камеру, проверяя при  этом,
нет ли каких-то пометок или точечек наколотых.  Ни  радио,  ни  телевидения,
естественно, не было. Там вообще мыло шилом протыкали, сыр,  который  был  в
передачах, разрезали ломтиками. И вот, помню, в августе, за некоторое  время
до самого путча, в тюрьме начались какие-то активные приготовления. Наверху,
над прогулочными двориками, натянули двойные  сетки,  красили  стены.  Такое
ощущение  было,  будто  готовились  принять  большое  начальство.  Там  один
надзиратель был - приятный парень, он в Университете учился,  с  ним  иногда
удавалось перекинуться парой фраз.  И  вот  однажды  он  шепнул:  "Горбачева
арестовали". Тут мы и смекнули, для кого могла вестись  подготовка  в  нашей
тюрьме и в связи с какими событиями.
   Я все время, пока сидел, старался  поддерживать  себя  в  хорошей  форме.
Тренировался  и  вел  такой  специальный  дневник   тренировок.   Фиксировал
количество разных упражнений и  показатели.  Например,  я  постепенно  довел
высоту своих прыжков с места до 1 метра 30  сантиметров.  Я  тогда  в  одной
камере с Феоктистовым сидел, он измерял высоту  моих  прыжков.  Он  же  мне,
кстати, сказал, что лучший кубинский волейболист с места выпрыгивал  1  метр
40 сантиметров. За 1 год и 9 месяцев я не пропустил ни  одной  прогулки,  но
тренировки, случалось, пропускал. И вот  что  интересно:  когда  я  сидел  в
"комитетской" тюрьме, у меня умерли родители.  Надо  сказать,  что  они  про
первую судимость вообще ничего не  знали,  а  что  касается  второй...  Мать
умерла не от расстройства, просто возраст подошел, ей уже было 60 лет.  Отец
умер примерно через год, он очень тосковал по ней. И  мне  долгое  время  не
говорили о смерти матери. Узнал я только  через  три  месяца.  Только  тогда
адвокат и решился мне сказать, что умерла мать. Я пролистал свой  дневник  и
увидел, что именно в ту неделю,  когда  умерла  мама,  я  почему-то  не  мог
тренироваться. Хандра была.
   В "комитетской" тюрьме я всего просидел около двух лет. И  три  последних
месяца, кстати говоря, делил камеру с Владимиром Феоктистовым. У нас  с  ним
возникли там чисто человеческие отношения. Когда я  уходил,  он  даже  слезу
вытер. А до того мы с ним практически знакомы  не  были.  Конечно,  режим  в
"комитетской" тюрьме по строгости нельзя сравнивать с режимом  в  "Крестах".
Но при этом были в "комитетской" тюрьме и свои  плюсы.  Их  начинаешь  тогда
ощущать, например, когда вывозят в суд. Из "Крестов" на  суд  возят  как:  в
четыре утра подъем, всех, кого готовят на вывоз, спускают в "собачник",  это
такая камера. Так сказать, транзитная. В семь  утра  дают  завтрак,  правда,
завтраком это  можно  назвать  только  в  кавычках.  И  часов  в  9-10  утра
начинается развоз. Поэтому с 4 до 10 в этом "собачнике"  скапливается  очень
много народу  в  тесном  помещении.  В  "комитетской"  тюрьме  все  обстоит,
конечно, цивильно. Там выводят из камеры непосредственно к машине.  Прогулки
в "комитетской" тюрьме всегда в одно и то же время. С  восьми  и  до  девяти
утра. Это время - время пересменки. А в пересменку  количество  надзирателей
всегда удваивалось. Первые дни меня на прогулки выводили шесть человек. Двое
спереди, двое сзади и двое по бокам. Потом, конечно, уже стало поспокойнее и
выводил один сотрудник. Кстати говоря, Мадуев -  Червонец,  его  тоже  после
попытки побега из "Крестов" перевели в "комитетскую"  тюрьму.  И  всегда  на
прогулки выводили по шесть человек и в наручниках. Наручники  сначала  через
кормушку оденут, а потом выводят. Видеться с заключенными в соседних камерах
нам, конечно, не давали. Но я все равно узнал, что в соседней  камере  сидит
Макарыч, мой друг, директор Некрасовского  рынка.  Мы  с  ним  сделали  свою
азбуку и перестукивались через стенку. Он писал стихи и несколько  страничек
посвятил мне. Мы умудрялись даже записками обмениваться  -  перебрасывали  с
хлебными шариками во время прогулок.  До  тех  пор,  пока  над  прогулочными
двориками вторую сетку не натянули. А в хлебный мякиш закатывали записки.  А
однажды, когда меня начали возить на суд, я умудрился обмануть  бдительность
сотрудников. Там ведь как: с суда привозят, и  ты  идешь  впереди,  сзади  -
сотрудник. Ты должен остановиться у камеры, он  тебя  обыскивает,  открывает
камеру и запускает. И я однажды остановился не у своей камеры, а  на  камеру
раньше. А конвоир, видимо, машинально не обратил на это  внимание,  обыскал,
открыл дверь. Вот так мы с Макарычем повидались и обнялись.
   В одно время со мной там же, в "комитетской" тюрьме, сидела Люда Малышева
по прозвищу "радистка Кэт", она  была  женой  Юры  Малышева,  известного  по
прозвищу Распылитель. Они занимались антиквариатом и из-за  него  все  время
попадали в разные истории, сейчас у них магазин "Рапсодия" на  Невском.  Так
вот, Люде в "комитетской" тюрьме разрешали петь песни. Потом, когда в тюрьму
доставили Наталью Воронцову, ту, которая помогала подготавливаться к  побегу
Мадуеву, они стали петь песни вдвоем. А мы даже во время прогулок заказывали
иногда, какую песню хотим послушать. Конвоиры не препятствовали -  запрещено
было только переговариваться.
   Автозак, когда заезжает  в  "комитетскую"  тюрьму,  сначала  минует  одни
ворота, потом другие и попадает в полную темноту. А в автозаке сидят  другие
зеки, которых тоже везут в этот же суд. Естественно, когда машина попадает в
темноту, все начинают шушукаться.  Мол,  что  это,  куда  мы  попали?  Когда
говоришь: "комитетская" тюрьма, это на всех очень сильно действует. А я  еще
все время жуткие истории рассказывал. Говорил,  что  попал  в  "комитетскую"
тюрьму, потому что 7 человек топором зарубил. Многие верили. Зеки,  конечно,
услышав, что я из "комитетской" тюрьмы, сразу начинали  расспрашивать,  есть
ли там расстрельные подвалы.  Какой  режим,  как  содержат?  Один  раз  меня
вывозят на суд и некий мужик кричит мне:  "Вова,  привет,  как  дела,  какие
новости?" И кричит с  грузинским  акцентом.  Я  спрашиваю  у  подельника  (а
подельник грузином был): "Кто это такой? ".  Подельник  мне  отвечает:  "Это
очень известный в  "Крестах"  человек,  его  зовут  Гиви,  он  на  серьезном
положении". А я этого Гиви вспомнить не могу. А он еще говорит: "Помнишь, я,
ты и Миша встречались в "Пулковской". Миша - это мой  друг,  он  сейчас  уже
умер, убили его. И он мне говорил, что с этим Гиви познакомился в "Крестах".
Я  как-то  сразу  обратил  внимание  на  нестыковку.  Если  Гиви   с   Мишей
познакомился в "Крестах", то как же мы  тогда  могли  все  вместе  сидеть  в
"Пулковской"?  Вот  я   намекаю   своему   подельнику-грузину:   "Вы,   мол,
присмотритесь к этому Гиви, потому что вообще-то из "Крестов" в "Пулковскую"
не  отпускают".  И  действительно,  через  месяц  выяснилось,  что  это  был
подсадной и через  его  камеру  очень-очень  многие  прошли.  Он  таких  дел
натворил, его потом сами грузины опустили - членом по башке треснули...
   Суд надо мной и над всей нашей "интернациональной бандой" шел полгода.  И
приговор должны были выносить как  раз  в  день  путча  1991  года.  Но  его
перенесли на две недели  и  зачитывали  уже  в  сентябре.  Сам  суд  сделали
закрытым, в зале постоянно находились вооруженные омоновцы. Помню,  один  из
них как-то раз уснул и уронил свой автомат. Когда автомат брякнулся об  пол,
все как-то засуетились, вздрогнули, а один  из  наших  адвокатов  вскочил  и
заявил: "Попрошу отразить в протоколе, что если сейчас начнется стрельба, то
Кумарин к ней не имеет никакого отношения", На судью, конечно, давили.  Если
ОМОН задерживался, то процесс начинать  не  давали.  Пугали  и  стращали.  С
прокуроршей действительно было не  все  ладно.  Потом  выяснилось,  что  она
когда-то училась с Новолодским, который был нашим адвокатом, в одной  группе
и между ними с той поры, со студенческой еще скамьи, какая-то  напряженность
была. Они и на процессе все время какими-то колкостями обменивались.  Кстати
говоря, когда потом  этой  прокурорше  голову  проломили,  меня  даже  и  не
допрашивали по этому поводу. Никто никаких вопросов не задавал.  Адвокаты  у
нас, конечно, были сильнейшие: Колкин, Новолодский, Казанин. Но приговор все
равно дали суровый, я думал, что будет мягче. Все фактически уже  отсиженное
получили, а мне 4 года дали. Я, собственно, и не ожидал ничего хорошего,  но
все равно надеешься  же  как-то.  Собственно  говоря,  все  базировалось  на
показаниях одного потерпевшего, некоего Наумова. Честь и  заслуга  ОРБ,  что
они убедили его четко говорить всю ту чушь, которую  он  напридумывал.  Хотя
нужно отметить, что ни наркотиков, ни патронов мне не подбрасывали.  В  этом
плане все было корректно и взаимоуважительно.  А  Наумов  на  суде  говорил,
будто кто-то его путал мной, что я его поймаю, отрежу голову и этой  головой
буду  играть  в  футбол.  (С  этим   Наумовым   потом   интересная   история
приключилась, я считаю, что он историей этой  был  наказан  лучше  всего,  а
однажды, уже после освобождения, мы с подельником поехали в Ялту на машине и
заблудились там, попали на  какое-то  заброшенное  шоссе  и  остановились  у
какого-то мужика спросить дорогу, - у мужика вдруг  перекосилось  от  дикого
ужаса лицо, я и не понял, из-за чего, а  потом  мне  сказали,  что  это  был
Наумов. Вот такие бывают странные совпадения. Представляю, что  он  испытал,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 108 109 110 111 112 113 114  115 116 117 118 119 120 121 ... 145
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама