Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Стивен Кинг Весь текст 364.42 Kb

Кэрри

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 32
неожиданно перевернулся. Оказавшись  под  велосипедом,  Томми  заплакал.
Кэрри улыбнулась и  пошла  дальше.  Вопли  Томми  казались  ей  сладкой,
звонкой музыкой.
   Вот бы уметь делать что-нибудь в таком же духе просто по желанию!
   (а ведь она только что это сделала)
   Кэрри остановилась как вкопанная за семь домов  до  своего,  устремив
пустой взгляд в никуда. Мальчишка позади хныкал,  потирая  расцарапанную
коленку, затем снова сел на велосипед и крикнул что-то Кэрри вслед.  Она
даже не отреагировала: и не такое приходилось слышать.
   Ведь она подумала тогда, вспоминала Кэрри:
   (чтоб ты свалился чтоб ты свалился с  этого  чертового  велосипеда  и
разбил свою гнилую башку)
   И что-то в самом деле случилось.
   Ее разум... как бы это сказать... на мгновение напрягся, что ли -  не
совсем точно, но близко. Мысли как  будто  налились  твердостью,  словно
мышцы руки, поднимающей гантель...  Тоже  не  очень  точно,  но  другого
сравнения на ум не приходило. Слабая такая рука  с  жиденькими  детскими
мускулами...
   Раз!
   Кэрри впилась яростным взглядом в  панорамное  окно  миссис  Йоррати,
успев при этом подумать:
   (глупая мерзкая старая стерва окно разбейся)
   Ничего. Панорамное окно миссис Йоррати, как  и  до  того,  безмятежно
блестело в свежих лучах утреннего солнца. Живот снова свело  болезненной
судорогой, и Кэрри двинулась дальше.
   Но...
   Лампочка... И пепельница тоже...
   Кэрри оглянулась
   (старая стерва просто ненавидит маму)
   Через плечо. И вроде бы что-то  в  мозгу  напряглось,  но  едва-едва.
Ровное течение мыслей чуть подернулось рябью, словно булькнул где-то там
подводный ключ. Панорамное окно тоже затрепетало. Но не больше. Наверно,
просто привиделось. Может быть.
   Голова казалась теперь тяжелой, ватной,  а  где-то  глубоко  в  мозгу
зарождалась слабая пока, пульсирующая боль. Глаза жгло,  словно  они  за
один раз прочла весь Апокалипсис.
   Кэрри шла вниз по улице к маленькому белому дому с голубыми ставнями,
и в душе у нее вновь сгущалась привычная уже смесь  ненависти,  любви  и
страха. По западной стороне бунгало поднялись до самой крыши вьюнки
   (они всегда называли свой  дом  "бунгало",  потому  что  "aaeue  дом"
звучало как политическая шутка, а мама  говорила,  что  все  политики  -
жулики  и   грешники,   которые   в   конце   концов   продадут   страну
безбожникам-красным, а те всех верующих в  Иисуса  -  даже  католиков  -
поставят к стенке), и это было красиво - Кэрри знала,  что  красиво,  но
иногда просто ненавидела ползучие зеленые растения. Иногда ей  казалось,
как  и  сейчас,  -  что  это  гротескная  гигантская  рука,  испещренная
огромными венами, которая выползла из земли, чтобы  сцапать  дом.  Кэрри
невольно замедлила шаг. И камни, вспомнилось вдруг ей, камни тоже  были.
Она снова остановилась, растерянно  моргая  от  яркого  дневного  света.
Камни. Мама никогда об этом не затоварила,  и  Кэрри  даже  сомневалась,
помнит ли она еще  тот  день,  когда  упали  камни.  Странно,  что  день
сохранился в памяти у нее самой. Ей ведь было тогда совсем немного.  Три
года, кажется? Или четыре? Она увидела девушку  в  белом  купальнике,  а
затем посыпались с неба камни. И по всему  дому  летали  разные  вещи...
Воспоминания стали вдруг яркими и отчетливыми. Словно они таились совсем
рядом, за тоненькой перегородкой, и ждали, когда Кэрри достигнет  своего
рода психической зрелости.
   Ждали, может быть, сегодняшних событий.
   Из статьи "Кэрри: черная  заря  телекинеза"  (Эксквайр  мэгезин",  12
сентября 1980 г.), Джек Гейвер:
   Стелла Хоран прожила  в  благоустроенном  пригородном  районе  Парриш
недалеко от Сан-Диего двенадцать лет, и внешне она  -  типичная  "миссис
Калифорния" - носит яркую одежду и  дымчатые  очки  в  оправе  янтарного
цвета; волосы - светлые с несколькими черными прядями; водит симпатичный
"Фольксваген" цвета бордо с изображением улыбки на  крышке  бензобака  и
зеленой экологической наклейкой  на  заднем  стекле.  Ее  муж  служит  в
парришском  отделении  "Бэнк  оф  Америка";  сын  и  дочь   -   типичные
представители   южнокалифорнийского   загорелого   племени    постоянных
обитателей пляжа. В небольшом аккуратном заднем дворике  есть  гриль,  а
мелодичный дверной звонок играет  несколько  так-тов  из  припева  "Хей,
Джуд".
   Однако  где-то  в  душе  у  миссис  Хорал  все  еще  держится  тонкий
неизбывный налет Новой Англии, и, когда она говорит о Кэрри  Уайт,  лицо
ее приобретает странное, мучительное  выражение  -  что-то  напоминающее
скорее о книгах Лавкравта, нежели о калифорнийских персонажах Керуака.
   - Конечно, она была странная, - рассказывает Стелла Хоран,  закуривая
вторую сигарету сразу после первой. - Все это семейство  было  странное.
Ральф работал на стройке, и люди говорили, что он всегда носит  с  собой
Библию  и  револьвер  38-го  калибра.  Библию  -  для  чтения  во  время
перерывов, а  револьвер  -  на  тот  случай,  если  встретит  на  работе
Антихриста. Библию я и сама помню, а насчет револьвера  -  кто  знает?..
Лицо у нею было темное от загара, волосы всегда острижены очень коротко.
И выглядел он довольно свирепо. Люди  старались  не  встречаться  с  ним
взглядом ни при каких обстоятельствах.  Он  так  на  всех  смотрел,  что
казалось, глаза буквально горят. Увидишь его  впереди  и  переходишь  на
другую сторону улицы... Никому из  детей  даже  не  приходило  в  голову
показать ему язык, когда он  проходит  мимо.  Такое  вот  он  производил
жуткое впечатление.
   Она замолкает, выпуская струю дыма вверх  к  отделанным  под  красное
дерево потолочным  балкам.  Стелла  Хоран  прожила  на  Карлин-стрит  до
двадцати лет, и последние годы каждый день ездила на занятия в Левинскую
школу бизнеса в Моттоне. Однако случай с  камнями  запомнился  ей  очень
хорошо.
   - Иногда, - говорит она, - у меня даже возникает вопрос,  не  вызвала
ли я сама этот каменный град. Наши участки  сходились  задними  дворами.
Миссис Уайт посадила там зеленую изгородь, но к тому  времени  кустарник
еще не вырос. Она не один раз звонила моей матери и скандалила по поводу
"шоу", которое я якобы "устраивала" на заднем дворе. Хочу заметить,  что
купальник у меня был вполне приличный - даже  скромный,  по  современным
стандартам  -обычный  старый  купальник  от  Янтцена,  но  миссис   Уайт
постоянно разорялась, что это, мол, безобразие, потому  что  меня  видит
"ее  крошка".  Моя  мать...  она,  конечно,  старалась  говорить  с  ней
потактичней, но у нее никогда не хватало терпения надолго. Не  знаю  уж,
чем ее в очередной раз вывела из  себя  миссис  Уайт  -  надо  полагать,
обозвала меня Вавилонской блудницей, - но моя мать заявила ей,  что  наш
двор - это наш двор, и если нам так хочется, я  могу  тут  хоть  голышом
танцевать. Кроме того, обозвала ее грязной старухой,  у  которой  вместо
головы банка червей. Короче, крику  было  много,  но  суть  дела  я  уже
рассказала.
   Я решила, что не буду больше загорать там:  не  люблю  скандалов.  Но
мама - она, если заведется, это сущий кошмар. Как-то раз она отправилась
в супермаркет и купила маленькое белое бикини. Сказала, что я с таким же
успехом могу загорать и в нем. Мол, это наш двор, и никого не  касается,
что мы тут делаем.
   Стелла Хоран улыбается при этом воспоминании и гасит сигарету.
   Я пыталась с ней спорить, говорила, что не  хочу  быть  пешкой  в  их
склоке, но все без толку. Если уж ей что вступит в голову, то остановить
ее так же невозможно, как дизельный грузовик,  когда  его  без  тормозов
несет под гору. Но дело было даже не в этом. Сказать по правде, я просто
боялась Уайтов. Настоящие психи, сдвинутые на религии, тут,  знаете,  не
до шуток. Ральфа Уайта, конечно, уже не было, но вдруг  у  Маргарет  еще
остался его револьвер?..
   Однако в то воскресенье я все же постелила на  заднем  дворе  одеяло,
намазалась маслом для загара и улеглась,  включив  радио,  где  как  раз
передавали "Сорок лучших песен". Мама эту  музыку  просто  ненавидела  и
обычно кричала мне, чтобы я убрала звук, "пока она не рехнулась".  Но  в
тот день она сама дважды прибавляла громкость, и  я  уже  в  самом  деле
начала чувствовать себя Вавилонской блудницей.
   Тем не менее из  дома  Уайтов  никто  не  выходил.  Даже  хозяйка  не
показывалась развесить на веревках белье... Вот, кстати, еще один штрих:
она никогда не вывешивала на улице нижнее белье. Не только  свое,  но  и
Кэрри, хотя ей было всего три года. Исключительно в доме.
   Я немного успокоилась и решила, что Маргарет, может быть, увела Кэрри
куда-нибудь в парк - помолиться на природе или что-нибудь  еще  в  таком
духе. Короче, спустя какое-то время я перевернулась  на  спину,  закрыла
глаза рукой и задремала. А когда проснулась, рядом, разглядывая  меня  в
упор, стояла Кэрри.
   Миссис  Хоран  умолкает,  глядя  куда-то  в   пространство.   Снаружи
бесконечной чередой проносятся машины.  Я  слышу  тонкое  гудение  моего
репортерского магнитофона. Но  все  это  кажется  лишь  хрупкой,  тонкой
оболочкой другого, мрачного мира - настоящего мира,  где  и  зарождаются
кошмары.
   - Она была такая лапушка, - продолжает Стелла Хоран, закуривая.  -  Я
видела ее школьные фотографии и  то  ужасное,  расплывчатое  черно-белое
фото на обложке "Ньюсуика". Помню, смотрела на них и думала: "Боже, куда
же она исчезла? Что  с  ней  сделала  эта  женщина?"  Странное  какое-то
чувство возникало: и страх, и жалость..  Такая  милая  была  девчушка  -
розовые щечки, яркие карие глаза, волосы светлые, только видно, что  они
потом  потемнеют.  Одно  слово  -  лапушка.  Милая,  умница,  совершенно
неиспорченная. Видимо, тогда отравляющее душу влияние ее матери  еще  не
проникло так глубоко.
   Я чуть приподнялась от неожиданности и попыталась  улыбнуться.  Никак
не могла сообразить, как поступить. Меня  здорово  разморило,  и  голова
совершенно не работала. Потом просто взяла и сказала: "Привет".  На  ней
было желтое платьице, довольно симпатичное, только очень уж длинное  для
маленькой девочки, да еще летом - оно ей чуть не до лодыжек доходило.
   Кэрри не улыбнулась в ответ, а, указав на меня пальцем, спросила:
   - Это что?
   Я поглядела на себя и увидела, что, пока спала, лифчик совсем  сполз.
Я его поправила и ответила:
   - Это моя грудь, Кэрри.
   А она на полном серьезе:
   - Я тоже такую хочу.
   - Подожди немного, Кэрри, - объяснила я ей. - Лет через восемь-девять
и у тебя появится...
   - Нет, не появится, мама сказала, что у хороших девочек ее не бывает.
- Она очень странно выглядела, когда это говорила, странно для маленькой
девочки: как-то печально и в то же время самодовольно.
   Я даже ушам своим не поверила и выпалила первое же, что пришло мне  в
голову:
   - Но я тоже хорошая девочка. Да и у твоей мамы есть грудь.
   Кэрри опустила голову и сказала  что-то  так  тихо,  что  я  даже  не
расслышала. А когда попросила  ее  повторить,  она  посмотрела  на  меня
как-то с вызовом и  сказала,  что,  мол,  мама  была  плохая,  когда  ее
сделала, и поэтому, мол, у нее есть грудь -  "мерзостные  подушки",  она
сказала, только как бы в одно слово.
   Мне с трудом верилось, что такое может быть. Я была потрясена и  даже
ничего не могла сказать в ответ. Мы только смотрели друг на друга молча,
и больше  всего  в  тот  момент  мне  хотелось  схватить  эту  маленькую
несчастную девчонку и унести куда-нибудь далеко-далеко.
   Но тут из кухонной  двери  появилась  Маргарет  Уайт  и  увидела  нас
вместе.
   Наверно, с минуту она просто пялилась на нас, не веря  своим  глазам.
Затем открыла рот и завопила. Ничего отвратительнее я за всю свою  жизнь
не слышала - словно самец-аллигатор в болоте. Она именно вопила. Ярость,
неприкрытая, бешеная ярость. Лицо у  нее  стало  красным,  как  пожарная
машина, руки сжались в кулаки - она вся  тряслась  и,  задрав  голову  в
небо, вопила что есть сил. Я думала, ее удар хватит, честное  слово:  ее
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 32
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (7)

Реклама