Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL
Aliens Vs Predator |#1| Rescue operation part 1
Sons of Valhalla |#1| The Viking Way
Roman legionnaire vs Knight Artorias

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Различные авторы Весь текст 198.42 Kb

Летающие кочевники

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 17
незаконченный чертеж гостю.
     Незнакомец, почти не глядя, отбросил чертеж с  тем  же  безразличием,
как и рисунок самолета. Было видно,  что  он  торопится  объяснить  что-то
свое, до смерти ему необходимое. Он ткнул пальцем в  темноту,  где  должны
были располагаться убогие домишки нового Канудуса,  потом  довольно  точно
изобразил вакейрос - местного пастуха, и рядом с ним -  собаку.  Затем  он
показал на пастуха и потом - на себя, сделал это  несколько  раз  и  ткнул
пальцем вверх, в черное тропическое небо. Затем точно так же он указал  на
тождество между "пляшущими человечками" и собакой.
     - По всей вероятности, тут личные обиды на жителей какого-то поселка,
- предположил Мариано. - Сейчас сбегаю за планшетом и заодно сниму с  огня
кофе.
     Он вернулся, неся планшет, походный кофейник и плоскую флягу.
     - Этому парню надо выпить, -  сказал  он.  -  Тогда  мы  окончательно
найдем общий язык.
     Незнакомец принял  коньяк  восторженно:  высосал  половину  кружки  и
попросил знаком еще. Мариано  с  сомнением  покрутил  головой,  но  налил.
Чувствуя, что больше ему не дадут, незнакомец решил продлить удовольствие,
он опускал в кружку указательные пальцы, а потом поочередно обсасывал  их.
Мариано между тем сравнивал свою карту с рисунком гостя.
     - Или он напутал, - произнес он наконец, - или на месте его  "галоши"
нет никакого селенья. Напротив, это совершенно безлюдная область, гористая
и почти непроходимая.
     - Послушай-ка, парень... - обратился он к гостю.
     Но "парень" не расположен был слушать. С  лихорадочной  быстротой  он
набрасывал на бумаге то громадный баобаб с танцующими вокруг дикарями,  то
обыкновенную  свинью  вполне  европейского  вида,  то   какой-то   нелепый
саркофаг, то вполне приемлемое  изображение  Сатурна.  В  заключение  этой
фантастической  галереи  появился  человек,  своим  характерным   профилем
напоминающий Машадо.
     - А-а-а! - восторженно вопил незнакомец, указывая то на Машадо, то на
Софи. - А! - он с силой бил ладонью по бумаге, потом кланялся  Софи,  а  в
заключение указывал на нее, на себя и на небо.
     - Мне пришлось съездить вашему мулату по роже, - сказала  мадемуазель
Берже. - Он хамил.  Я  вижу,  что  этот  факт  произвел  на  нашего  гостя
неизгладимое впечатление. Но не нужно было давать ему  спиртного.  Мариано
нахмурился. Было видно, что он собирается ответить  Софи,  но  подыскивает
наиболее вежливую форму. В этот момент незнакомец с диким воплем  вскочил,
указывая на заросли каатинга.
     Луна еще  только  всходила,  а  костер  догорал;  заросли  слились  в
сплошной черный массив.  Но  гость  верещал,  как  заяц,  указывая  то  на
рисунок, изображающий Машадо, то на кусты.
     - Мариано, - неуверенно проговорила девушка, - или этот пьяный  дурак
меня напугал, или там действительно кто-то есть. Я чувствую, что  на  меня
смотрят.
     В этот момент незнакомец вдруг  выхватил  из  складок  своей  хламиды
какой-то узкий, черный предмет, размахнулся и  с  гиканьем  пустил  его  в
темноту.
     И в ту же секунду упал на стол, гулко ударившись головой.
     В зарослях раздался крик,  выстрел,  и  пуля  просвистела  над  самой
головой упавшего незнакомца. Софи и Мариано  подхватили  его  под  руки  и
поволокли  к  палатке.   Безжизненно   повисшее   серое   тело   было   до
неправдоподобия легким.
     - Ящики с оборудованием - к двери! - крикнул Мариано, когда он вбежал
в палатку. - У рабочих оружия нет, разве что пара старых ружей  у  жителей
поселка. До утра продержимся, даже если они попытаются нас атаковать.
     Пока Софи подтаскивала  к  выходу  ящики,  Мариано  включил  рацию  и
попытался связаться с департаментом полиции. Но  для  старенькой  походной
станции это было нелегкой задачей. Между тем незнакомец, которого оставили
прямо на полу, пришел в себя и медленно приподнялся.
     - Тихо, ты, - сказала ему Софи, словно он мог ее  понять.  -  Влипнем
из-за тебя...
     Но он продолжал подыматься, глядя вверх широко раскрытыми немигающими
глазами, и тонкие серые  пальцы  побежали  по  окружающим  его  предметам,
словно  он  их  не  видел.  Он  ощупывал  походную  койку  Мариано,  потом
дотронулся до руки Софи - и вдруг с отчаянным воплем упал на пол и забился
не то в истерическом смехе,  не  то  в  эпилептическом  припадке.  Мариано
бросился к нему и, оторвав его от пола, повернул к себе.
     Лицо передергивалось чудовищными гримасами, но широко раскрытые глаза
были неподвижны.
     - Мне кажется, он ослеп, - прошептал Мариано.
     Услышав  его  голос,  незнакомец  схватил  его  за  руку  и   быстро,
захлебываясь и переходя на плач, заговорил на своем непонятном  языке.  Он
все время повторял одно и то  же,  всего  две  фразы,  и  выбрасывал  руку
вперед, словно указывая на угол палатки. Но там,  кроме  баула  с  личными
вещами Софи, ничего не было. Он кричал, приказывал, звал, предупреждал.
     - На что он показывает? - тихо проговорила Софи.  -  Или  ему  что-то
чудится?
     На губах человека выступила лиловая  пена,  он  опустился  на  пол  и
затих. Софи наклонилась над ним и, преодолевая брезгливость, положила руку
ему на грудь.
     - Мариано, - крикнула она, - сердце не бьется! Срочно необходим врач!
     - Здешние врачи, мадемуазель, не многим отличаются  от  коновалов,  и
потом они, как правило, не располагают рациями. Но я попытаюсь.
     Серый человек не шевелился, лицо его потемнело, и если бы  не  тонкие
черты лица, он мог бы сойти за негра. Глаза были по-прежнему открыты.
     - Он все еще указывает туда...
     - Куда? - спросил Мариано, занятый своей рацией.
     - На северо-запад. Туда, где он поставил  второй  крест  и  нарисовал
пляшущих человечков.
     - Утром, когда выяснятся отношения и можно будет собрать рабочих  или
нанять новых, придется закопать тело.
     - Боюсь, Мариано, что вы никого не соберете и никого не наймете.  Они
бежали от него, как от дьявола... бежали и вопили что-то на своем языке.
     - Вы не запомнили, что они кричали?
     Она произнесла непонятное ей слово, звучание которого врезалось ей  в
память. Мариано вздрогнул и отшатнулся.
     - Вы знаете, что оно означает? - спросил он. Софи покачала головой. -
Оно значит: "прокаженный".
     Оба с ужасом смотрели на тело, растянувшееся на полу у их ног.
     - Нет-нет, - проговорила, наконец, Софи.  -  Просто  это  человек  не
такой, как мы с вами.
     Мариано пристально посмотрел на широко  раскрытые  слепые  глаза,  на
серую руку и тихо произнес:
     - С некоторых пор я начал сомневаться в том, что это вообще человек.


     Съездить в Сельцо удалось в конце мая: в цеху меняли оборудование,  и
Маркову предложили неделю за свой счет.
     Можно и позагорать,  и  порыбачить.  Вот  только  на  охоту  срок  не
выходил,  и  Марков  с  сожалением  оставил  двустволку  в   ленинградской
квартире.
     Нефедов встретил Маркова так, словно  тот  всю  жизнь  останавливался
только у него.
     Наутро,  запасясь  двумя  ломтями  вчерашней  драчены  и  соврав  для
порядку,  что  пошли  на  сенокос,  Марков  отправился  в  лес  вместе   с
Нефедовым-внуком. Марков не первый год знал мальца, но имени его как-то не
догадывался спросить, потому как  в  семье  звали  его  все,  не  исключая
матери, просто "внуком".
     По прямой до бывшего дома лесника  оказалось  идти  не  шибко  долго.
Старый  забор,  кое-где  полегший  за  полгода  сиротства,   не   закрывал
покосившегося домика, и еще издали Марков  уловил  что-то  новое  в  столь
привычной ему картине. Сначала подумалось,  что  мешает  буйная  зелень  -
как-никак, наезжал он сюда только зимой. Но, зайдя на двор, он понял,  что
было лишним: толстенное и  безлистное  дерево,  невесть  откуда  взявшееся
сразу за домом.
     Марков подошел поближе, завернул за угол, где  сиротливо  притулилось
крылечко о две ступени, и ахнул: дерево росло не  за  домом,  а  прямо  из
самой его середки. Крыша разъехалась  надвое,  и  из  нее,  как  свеча  из
именинного пирога, торчал здоровенный черный ствол.
     Марков велел "внучку" не соваться, а сам налег на перекошенную  дверь
и очутился в пустой горнице.
     Первое, что попало ему на глаза, была развороченная  печь.  На  груде
кирпичей, цепко охватив ее  узловатыми  корнями,  уходящими  в  подпол,  и
покоился огромный ствол невиданного доселе дерева. Марков погладил его  по
черной блестящей коре. Кора была теплой.  Марков  отдернул  руку  и  пошел
кругом, осматривая ствол. В одном месте черная кора лопнула. И при  свете,
падающем из расколовшейся надвое крыши, Марков  увидел  под  корой  серую,
ноздреватую массу,  похожую  не  на  древесину,  а  на  какой-то  пористый
минерал...



                                    3

                      Подошла очередь писать мне, и ситуация уже настолько
                  запуталась, что я решил - без геологов не обойтись. Ведь
                  геологи привыкли разгадывать всякие загадки... Поэтому я
                  попросил вмешаться моего приятеля  -  Алексея  Осиповича
                  Савченко.
                                                                 А.Шалимов

     - Ну и что вы на это скажете, Алексей Осипович?
     Главный геолог экспедиции задумчиво потер лысину,  кашлянул,  покачал
головой. Не глядя пошарил в выдвинутом  ящике  письменного  стола,  достал
сигарету, долго разминал ее пожелтевшими от табака пальцами; заправил было
в  янтарный  мундштук,  потом  снова   вытащил   и   принялся   поправлять
противоникотинный фильтр.
     Кавтарадзе терпеливо  ждал.  На  лысину  главного  геолога  опустился
неизвестно откуда взявшийся комар. Кавтарадзе неожиданно для себя загадал:
если Савченко сейчас прихлопнет комара, то вся эта  дурацкая  история,  на
которую он - начальник  геологической  партии  Элгуджа  Кавтарадзе  -  уже
потерял полдня, окажется именно  тем,  чем  ей  и  полагалось  бы  быть  -
бесстыдной выдумкой...
     Савченко прихлопнул комара и растер его в пальцах, бормоча:
     - Ты смотри... В Ленинград залетают, негодяи: на Средний проспект...
     - Лето дождливое, Алексей Осипович, - заметил Кавтарадзе.
     Савченко раскурил сигарету,  встал,  подошел  и  геологической  карте
Ленинградской области, висевшей  на  стене  кабинета,  и  принялся  что-то
рассматривать на ней, глядя поверх очков.
     - Сельцы вот тут, - сказал он наконец и провел по  карте  пальцем.  -
Три года назад мы возле них скважину хотели бурить...
     Кавтарадзе превосходно знал, где  находятся  Сельцы,  но  о  скважине
слышал впервые.
     - Скважину ту не утвердили, - продолжал Савченко, почесывая за  ухом.
- А между прочим, жаль... Место там первый сорт. Рыбы на  озере...  Ведром
брать можно. Я там в шестьдесят втором  щучку  взял...  Во!..  Он  показал
руками, какая была щука.
     - Э-э,  Алексей  Осипович,  значит,  в  том  месте  и  раньше  чудеса
случались, - невинно заметил Кавтарадзе.
     Савченко бросил на него сердитый взгляд поверх очков.
     - Насчет щуки я вполне серьезно...
     Кавтарадзе подумал, что и тот забавный волосатый  дядька  Марков  или
как там его, так же вот перед уходом  сказал:  "На  счет  этого  дерева  я
вполне серьезно...  Вы  не  сомневайтесь,  товарищ  геолог,  простите,  не
выговорю ваше имя-отчество..."
     - Твой второй поисковый отряд где базируется? - поинтересовался вдруг
Савченко.
     - В Лепишках, Алексей Осипович.
     - М-да, далековато... Тогда вот что, Элгуджа, придется тебе самому  в
Сельцы съездить и этого почтаря Нефедова отыскать. И если он...
     - Алексей Осипович!..
     - Если этот почтарь существует и подтвердит хоть что-нибудь, придется
сторожку обследовать. И не просто, а с радиометром!
     - Куры в Сельцах засмеют, Алексей Осипович.
     - Ну к шут с ними, с курами... от смеха никто не помер.
     - Неужели вы...
     - Я тебе вот что, Элгуджа, скажу. Перед войной работал я в  Приморье,
на Дальнем Востоке. И пришел ко мне однажды дед-нанаец. Наверно,  лет  сто
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 17
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама