Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ REMASTERED |#18| Seath the Scaleless
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
Объявление о переносе стрима по Starcraft 2!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 252.45 Kb

Создания света, создания тьмы

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 10 11 12 13 14 15 16  17 18 19 20 21 22
высасывающий  слова  из  горла,  и  швыряет в пустой и холодный
колодец.
     Позади него слились в схватке тени, широко распахнутый зев
Валдика исчезает, и Принц призывает Мадрака к себе.

РАСКАТЫ ГРОМА

     ...Но Оаким - Скиталец уже одел  сандалии  и  поднимается
над  плитами пола - он стоит в потоках воздуха, он смеется. От
каждого  его  шага  за  пределы  храма  разносится   грохот   и
смешивается  снаружи  с  ударами  начинающейся  грозы.  Воины и
молящиеся падают ниц.
     Оаким взбегает по стене  и  останавливается.  Подошвы  его
упираются в потолок.
     Зеленая   дверь   возникает   за   спиной  Фрамина.  Оаким
спускается и шагает в нее. Фрамин следует за ним.
     - Аве? - робко напоминает один из  жрецов.  Одурманенные
копьеносцы поворачиваются к нему и разрывают его на куски.
     Когда-нибудь,  спустя века, могучее воинство отправится на
поиски Священных Сандалий.  ...А  пока  -  алтарь  пуст.  Идут
вечерние дожди.

ТОТ, КТО ПОЛУЧАЕТ ЖЕЗЛ

     На  Марачеке,  в  Цитадели,  стоят  они  все,  и головы их
кружатся.
     - У меня сандалии, - говорит Оаким. - Теперь ты  можешь
получить их - в обмен на мое имя.
     - У меня перчатка, -добавляет Мадрак и прячет лицо.
     - ...А  у  меня  жезл,  -  заключает Гор, и луч голубого
света выпадает из его рук.
     - Он достанется мне, -говорит Принц, -ибо он сотворен  не
из  примитивной материи и суть его не относится к тем, которыми
ты в состоянии владеть...
     И разум Принца закрыт для внутреннего взгляда Гора.
     Гор делает шаг  вперед  и  сейчас  он  -  не  более,  чем
меняющийся  темный силуэт, чья левая нога длиннее правой, но он
стоит совершенно прямо на теперь уже  неровном  полу,  а  узкое
окно  за  спиной Принца вдруг вспыхивает как солнце, и Стальной
Генерал  становится  золотым  и  призрачным,  и  Фрамин   горит
зеленоватым  пламенем, не дающим света, а Мадрак - истрепанная
жирная марионетка, подвешенная на резиновой нити; стены  вокруг
ревут   и   пульсируют,  сжимаются  и  разжимаются  в  такт,  а
взбесившееся Время в музыке перемешанных полос спектра уносится
в туннель, начинающийся под окном, в самом  конце  которого  -
пылающий  тигр, чьи полосы - мед, текущий янтарными каплями на
жезл, который чудовищно вырос  и  сейчас  действительно  -  не
более  чем  луч  голубого  света,  слишком  тонкий,  чтобы быть
видимым здесь - в сумрачной вечности башни, возвышающейся  над
Цитаделью  Марачека  в сердце Средних Миров, где выросла улыбка
Принца...
     Гор делает еще один  шаг,  и  тело  его  открыто  для  его
чувств,  и  все, что внутри него, немедленно становится ясным и
пугающим.

     - Выходит как джинн - луна
     из лампы волшебной ночи..
     Дорожка, что светом полна,
     мой взор направляя, хочет
     - ковер приподнять из дней -
     где буду когда-нибудь.
     И сквозь все пещеры небес - по ней
     мы проложим наш дальний путь...

     - читает голос, странно похожий и  не  похожий  на  голос
Фрамина.
     И Гор поднимает руку на Принца... Но Принц уже сжимает его
запястье обжигающей хваткой.
     И  Гор  поднимает другую руку... Но Принц уже держит и это
запястье леденящей хваткой.
     И Гор поднимает  третью  руку,  и  ее  бьет  электрическим
ударом.
     И Гор поднимает четвертую руку, и она чернеет и умирает.
     И  он  поднимает еще сто рук, но они превращаются в змей и
пожирают друг друга, и шепчет он: - Что творится со мной?
     - Это мир, - отвечает Принц, - это все мир, в который я
перенес нас.
     - Нечестно выбирать такое поле сражения, - говорит  Гор.
- Этот  мир  слишком  похож  на  тот, который я знаю - он так
близок и так искажен... - и слова его - всех цветов Блиса,  и
они текучи и округлы, как капли.
     - А честно ли тебе желать моей смерти?
     - Мне поручили сделать это, но таково и мое желание.
     - Итак,  ты  проиграл,  -  смеется  Принц,  вынуждая его
встать на колени на Млечном  Пути,  который  становится  полным
звезд  прозрачным кишечником, мучимым судорожными сокращениями.
Вонь невыносима.
     - Нет! - шепчет Гор.
     - Да, брат. Ты побежден. Ты не можешь убить  меня.  Самое
время смириться и идти домой.
     - Не раньше, чем я убью тебя! Звезды как язвы горят в его
чреве,  и  он  собирает  все  силы  своего тела против загадки,
которая есть Принц. Принц падает на одно колено, и это  рождает
пение   ему   осанны.   Поют  бесчисленные  собаколицые  цветы,
выступившие на его  челе  подобно  испарине.  Они  сливаются  в
стеклянную  маску, и из трещин ее летят молнии. Гор протягивает
руки к девятнадцати лунам, и змеи его пальцев пожирают их...  И
кто   кричит   над   всем   этим,  как  не  совесть  его  отца,
птицеголового  ангела  на  небесном  троне,  плачущего  слезами
крови?  Смириться?  Никогда! Отправляться домой? Огненный хохот
звучит, когда он бьет стоящее внизу нечто с лицом брата:
     - Сдайся и умри! Но он -  отброшен...  ...далеко  вперед
...где  Время-прах и дни-лилии без числа... и ночь - пурпурный
василиск, чьему имени отказано в забвении...
     Он становится деревом без кроны, подрубленным  и  падающим
вечно.
     И  в  конце  Вечности он лежит на спине и смотрит вверх на
Принца-Который-есть-его-Брат, стоящего  над  ним,  и  читает  в
глазах его приговор своей свободе.
     - Теперь я разрешаю тебе уйти, брат, ибо я победил тебя в
честном  бою,  -  и  слова  его  приходят,  как теплое зеленое
сияние.
     Гор склоняет голову, и этот странный мир  исчезает.  И  -
возвращается старый.
     - Брат,  я  хочу,  чтобы  ты  убил  меня, - говорит он и
заходится в хрипе.
     - Я не могу.
     - Не отсылай меня обратно с тяжестью такого позора.
     - Что еще я должен сделать?
     - Даруй мне помилование. Я не знаю, какое.
     - Тогда выслушай меня и иди с честью. Знай, что я убил бы
твоего отца, но пощажу его ради тебя, если  только  он  поможет
мне, когда придет время.
     - Какое время?
     - Это решать ему.
     - Я не понимаю.
     - Разумеется,  не  понимаешь.  Но  как  бы  там  ни было,
передай ему это.
     - Договорились?
     - Хорошо, - отвечает Гор и начинает  подниматься.  Когда
он  встает на ноги, то видит, что вокруг - гобелены Дома Жизни
и что в Зале Ста Гобеленов он один. Но в  то  последнее,  самое
страшное  мгновение  он  кое-что  узнал...  Он  спешит записать
ускользающую мысль.

ЛЮДИ, МИРЫ И ВЕЩИ

     - Где Гор? - спрашивает Мадрак. -  Он  только  что  был
здесь.
     - Он  уже  дома,  -  отвечает  Принц,  потирая плечо. -
Теперь позвольте мне кое о чем напомнить...
     - Имя, -говорит Оаким, -верни мне мое имя.
     - Да, - соглашается Принц, - я верну его  тебе.  Ты  -
часть того, о чем я собирался сказать.
     - Имя, - повторяет Оаким.
     - Ты не чувствуешь себя как-то иначе в этих сандалиях?
     - Чувствую.
     - Как именно?
     - Не знаю... Верни мое имя.
     - Дай ему перчатку, Мадрак.
     - Мне не нужна перчатка!
     - Надень ее, если хочешь узнать.
     - Хорошо.
     Он надевает перчатку.
     - Теперь ты знаешь свое имя?
     - Нет. Но я...
     - Что?
     - Я чувствую что-то знакомое, очень знакомое... В том как
привычно она облекает мое тело...
     - Разумеется.
     Мадрак вздрагивает:
     - Не может быть!
     - Не  может? - спрашивает Принц.. - Подними этот жезл и
держи его, Оаким. Вот ножны, повесь их на пояс...
     - Что ты делаешь со мной?
     - Возвращаю то, что по праву принадлежит тебе.
     - По какому праву?
     - Подними жезл.
     - Я не хочу! Ты не можешь заставить меня! Ты  обещал  мне
мое имя. Скажи его!
     - Не  раньше,  чем  ты поднимешь жезл. Принц делает шаг к
Оакиму. Оаким отступает.
     - Нет!
     - Подними его! Принц идет вперед. Оаким отступает.
     - Я - не могу!
     - Можешь.
     - Что-то в нем такое... Касаться этой  вещи  -  запретно
для меня, я знаю!
     - Подними его и ты узнаешь свое имя - свое истинное имя.
     - Я... Нет! Мне больше не нужно мое имя! Оставь его себе!
     - Ты должен поднять жезл.
     - Нет!
     - Написано, что ты должен поднять его.
     - Где? Кем?
     - Я написал это. Я...
     - Анубис! - кричит Оаким. - Услышь мою мольбу! Я взываю
к тебе,  Хозяин,  во  всей мощи твоей! Внемли мне в этом месте,
где стою я среди твоих врагов! Тот, кого должен  я  уничтожить,
совсем  близко!  Помоги  мне против него, ведь я предлагаю тебе
его жизнь!
     Фрамин очерчивает себя, Мадрака  и  Генерала  пентаграммой
зеленого  пламени.  Стена  за  спиной  Оакима  медленно тает -
теперь там бесконечность.
     С безвольно висящей рукой, ощерившись по-собачьи,  на  них
смотрит Анубис.
     - Превосходно, слуга! - приходят слова. - Ты нашел его,
ты загнал  его в угол. Остается последний удар - и твоя миссия
завершится. Используй фугу!
     - Нет, -говорит Принц,  -  он  не  убьет  меня,  даже  с
помощью  фуги,  пока не узнает то, что давно знаешь ты, Анубис:
имя. Его истинное имя идет к нему. Он хочет его услышать.
     - Не слушай его, Оаким, -кричит Анубис. -Убей его  сейчас
же!
     - Хозяин, это правда, что он знает мое имя? Мое настоящее
имя?
     - Он лжет! Убей его!
     - Я не лгу. Подними жезл, и узнаешь правду.
     - Не дотрагивайся до него! Это ловушка! Ты умрешь!
     - Стал  бы  я  громоздить  все эти сложности, чтобы убить
тебя, Оаким? Кто бы из нас ни умер от  руки  другого,  выиграет
лишь  шакал.  Он  это  знает  и послал тебя совершить подлость.
Смотри, как он смеется!
     - Потому что я выиграл, Тот! Оаким пришел убить тебя!
     Оаким приближается к Принцу,  затем  наклоняется  и  берет
жезл.
     Он кричит, и Анубис вздрагивает от этого. Затем крик в его
горле превращается в смех. Он поднимает жезл вверх.
     - Молчать,  пес!  Ты  использовал  меня!  О,  как ты меня
использовал! Тысячу лет ты обучал  меня  смерти,  чтобы  я  без
содрогания  мог  убить  моего  сына  и моего отца. Но теперь ты
смотришь на Сета Разрушителя, и дни твои сочтены! - глаза  его
сверкают  сквозь перчатку, которая покрывает все его тело, и он
стоит в воздухе. Луч голубого света бьет из  жезла,  но  Анубис
успевает растаять раньше: с ними остается лишь его вой.
     - Сын мой, -говорит Сет, касаясь плеча Тога.
     - Сын  мой,  -отвечает  Принц,  склоняя голову Позади них
тает кольцо зеленого пламени.
     А темная вещь все кричит и плачет где-то во тьме.

СЛОВА

     Между мной и тобою - слова,
     как раствор разделяют и держат
     наши страсти и тайную нежность,
     но сказать их - узнать, что права
     одинаковость наша под кожей...
     О, как странны они и - похожи
     на стремящийся к вечности шпиль..
      И - наставшее завтра - сегодня,
     но оно есть - не капля чернил,
     а текущее в вечность-пространство...
     Нас с тобой голосов постоянство
     окружает, как вечная ночь.
     Влажно стерты и смазаны лица,
     двери заперты - нам не помочь!
     И раствор - отмечает границы...
     - Что  это  значит?  -  спрашивает  лорд  Юискиг  Рыжий,
отправившийся  с  двадцатью своими людьми поднимать Пограничный
край против Дилвита Лигламентского.
     Его отряд сквозь туман вглядывается в  скалу,  на  которой
высечены слова.
     - Я  слышал  об  этом,  мой  повелитель,  - отвечает его
капитан. - Это дело рук поэта Фрамина: у него занятный  способ
- он  бросает  свои  поэмы  на  ближайший мир, и куда бы те ни
упали, они сами записывают себя в самом надежном  месте,  какое
только   найдут.  Фрамин  гордится  тем,  что  записал  притчи,
проповеди и поэмы на камнях, листьях и в ручьях.
     - О, так это он? Ну а что означает эта поэма? Можно ли ее
считать добрым предзнаменованием?
     - Она ничего не означает, Повелитель, ведь все знают, что
Фрамин безумен, как голинди во время гона.
     - Ну, тоща давайте помочимся на нее и поедем дальше.
     - Да, Повелитель.

ТЕНЬ И МАТЕРИЯ

     - Отец? - кричит тень черной лошади на стене.
     - Да, Тифон.
     - Отец! - крик разрывает барабанные перепонки, - Анубис
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 10 11 12 13 14 15 16  17 18 19 20 21 22
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама