Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 239.92 Kb

Мастер снов

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 21
ручьи, мосты и другой океан. Они прошли через  опустевшие  фермы,  сады  и
двинулись вдоль воды.
     - "ГДЕ ШЕЯ  ДОЛГОЖИВУЩЕГО  ЛЕБЕДЯ  ИЗГИБАЕТСЯ  И  ПОВОРАЧИВАЕТСЯ",  -
сказала она, глядя на своего первого лебедя, плывущего по озеру  в  лунном
свете.
     - "ГДЕ ХОХОЧУЩАЯ ЧАЙКА НОСИТСЯ ПО БЕРЕГУ, - ответил он, - И  СМЕХ  ЕЕ
ПОЧТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ".
     И в ночи раздался смех, но он не  был  ни  смехом  чайки,  ни  смехом
человека, потому что Рендер никогда не слышал, как хохочет чайка. Журчащие
звуки он сотворил из сырого ощущения холодного вечера.
     Он велел вечеру снова стать теплым.  Он  осветил  тьму,  заставил  ее
звенеть серебром. Смех начал замирать и исчез  совсем.  Сотворенная  чайка
унеслась в океан.
     - Ну, - объявил он, - на этот раз почти все.
     - Но здесь гораздо больше, - возразила она. -  Вы  держите  в  голове
меню обедов, как же вы не помните еще кое-чего об  этом?  Я  помню  что-то
насчет куропаток, укладывающихся на ночлег кольцом, головами наружу,  и  о
цапле в желтой короне, питающейся крабами на краю болота, и  о  кузнечиках
на орешнике, и...
     - Это много, даже слишком, - сказал Рендер.
     Они прошли через рощу лимонных и апельсиновых  деревьев,  по  местам,
где кормится цапля, мимо орехового дерева, где поют  кузнечики,  там,  где
куропатки спят кольцом, головами наружу.
     - В следующий раз вы покажете мне всех животных?
     - Да.
     Она свернула по узкой тропке к  фермерскому  дому,  открыла  дверь  и
вошла. Рендер, улыбаясь, шел за ней.
     Чернота.
     Полная чернота, мрак абсолютной пустоты. Внутри дома не было ничего.
     - В чем дело? - спросила он.
     - По сценарию эта экскурсия не планировалась, - ответил Рендер.  -  Я
хотел опустить занавес, а вы решили, что шоу должно продолжаться. На  этот
раз я воздерживаюсь от какой-либо поддержки.
     - Я не всегда могу контролировать это, -  сказала  она.  -  Простите.
Давайте закончим. Я овладела импульсом.
     - Нет, пойдем дальше. Свет!
     Они стояли на вершине  холма,  и  летучие  мыши  летали  мимо  узкого
металлического серпа луны. Вечер был холодный. От груды мусора  доносилось
грубое карканье. Деревья были металлическими столбами  с  приклепанными  к
ним ветками. Трава под ногами  из  зеленого  пластика.  У  подножия  холма
тянулось гигантское пустое шоссе.
     - Где мы? - спросила она.
     - Это ваша "Моя Песня" со всем крайним нарциссизмом, каким  вы  могли
бы набить ее. Все было правильно... до известной точки. Но вы толкнули  ее
излишне далеко. Теперь я чувствую, что  становится  необходимым  некоторое
равновесие. Я не могу позволить себе играть в игрушки каждый сеанс.
     - Что вы собираетесь делать?
     - Пойдем гулять, - он хлопнул в ладоши.
     - "ГДЕ ЧАША ПЫЛИ ПРОСИТ ВОДЫ..." - сказал голос неизвестно откуда,  и
они, закашлявшись, пошли.
     - "...ГДЕ СИЛЬНО ЗАГРЯЗНЕННАЯ РЕКА НЕ ЗНАЕТ ЖИВОГО  СУЩЕСТВА,  СКАЗАЛ
ГОЛОС, - И ПЕНА ЕЕ РЖАВОГО ЦВЕТА..."
     Они шли вдоль вонючей реки; Эйлин зажала  нос,  но  запах  все  равно
чувствовался.
     - "...ГДЕ ЛЕС ПОГУБЛЕН, И ЛАНДШАФТ ЕСТЬ ПРЕДДВЕРИЕ АДА..."
     Они шли среди пней, спотыкались об остатки ветвей, и  под  их  ногами
хрустели сухие листья. Испуганно косящаяся луна свисала с  черного  купола
на тонкой нитке. Под листьями трещала земля.
     - "...ГДЕ ЗЕМЛЯ КРОВОТОЧИТ В ОПУСТЕВШИХ ГОРНЫХ ВЫРАБОТКАХ..."
     Вокруг них лежали покинутые механизмы. Горы земли и  камня  сиротливо
лежали в ночи. Громадные бреши в земле были наполнены  похожими  на  кровь
разрастаниями.
     - "...ПОЙ, МУЗА АЛЮМИНИЯ, КОТОРАЯ ВНАЧАЛЕ УЧИЛА  ЭТОГО  ПАСТУХА,  КАК
МУЗЕЙ И ПРОЦЕСС ВОССТАЮТ ИЗ  ХАОСА  -  ИЛИ,  ЕСЛИ  ТЕБЯ  БОЛЬШЕ  ВОСХИЩАЕТ
СМЕРТЬ, СОЗЕРЦАЙ ВЕЛИЧАЙШЕЕ КЛАДБИЩЕ!"
     Они вернулись назад,  на  вершину  холма,  чтобы  посмотреть  оттуда.
Кругом было множество тракторов, бульдозеров, копателей,  кранов.  Грудами
лежал искореженный, проржавевший, разломанный металл. Вокруг лежали  рамы,
плиты, пружины, балки. Брошенные орудия. Ненужные машины.
     - Что это? - спросила она. - Металлический лом. Об этом Уолт не пел -
о вещах, которые идут по его траве и выдирают ее с корнем.
     Они пошли мимо мертвых механизмов.
     - Эта машина срыла индейский могильник, а эта  спилила  старейшее  на
континенте дерево. Вот эта прорыла канал, отклонивший реку,  что  обратило
зеленую долину в пустыню. Эта ломала стены  домов  наших  предков,  а  эта
поднимала плиты для чудовищных башен, заменивших эти дома...
     - Вы пристрастны, - сказала она.
     - Конечно. Вы должны всегда  стараться  видеть  широко,  если  хотите
сделать что-то мелкое. Помните, я показывал вам  пантеру,  гремучую  змею,
аллигатора? Помните, что я ответил, когда вы спросили: "Зачем ЭТО?"
     - Вы сказали, что я должна знать не только идиллию.
     - Правильно, и, поскольку вы снова жаждете перехватить инициативу,  я
решил, что чуть больше боли и чуть меньше удовольствия могут укрепить  мое
положение. Вы уже наделали ошибок.
     - Да, я знаю. Но это изображение механизмов, мостящих дорогу в ад...
     Они обошли кучу банок, бутылок и  матрацных  пружин.  Он  остановился
перед металлическим ящиком и открыл крышку.
     - Посмотрите, что спрятано в брюхе этого бака на целые столетия!
     Фантастическое сияние наполнило темную полость мягким зеленым светом.
     - Чаша Святого  Грааля,  -  объявил  он.  -  Это  энантиадромия,  моя
дорогая. Круг, возвращающийся  на  себя.  Когда  он  проходит  через  свое
начало, начинается спираль. Откуда мне знать? Грааль мог  быть  спрятан  в
машине.  Со  временем  все  меняется.  Друзья  становятся   врагами,   зло
становится благодеянием. Но у меня  еще  есть  время,  и  я  расскажу  вам
маленькую легенду, как и вы угощали  меня  легендой  о  греке  Дедале.  Ее
рассказал мне пациент по имени Ротман,  изучающий  каббалу.  Чаша  Грааля,
которую вы видите, есть символ  света,  чистоты  и  святости  и  небесного
величия; каково ее происхождение?
     - Никто не знает.
     - Да, но есть традиция, легенда, которую  Ротман  знал:  Чашу  Грааля
отдал Мельхиседек, израильский первосвященник, предназначив ее для Мессии.
Но где  Мельхиседек  взял  ее?  Он  вырезал  ее  из  громадного  изумруда,
найденного им в пустыне. Этот изумруд выпал из короны Шмаэла, Ангела Тьмы,
когда тот был сброшен с небес. Кто знает, какова вообще суть Чаши  Грааля?
Энантиадромия. Прощай, Грааль. - Он закрыл крышку, и все оделось мраком.
     Затем, идя по Уинчестерскому кафедральному собору с плоским  потолком
и обезглавленной (Кромвелем, как сказал гид) статуей справа, он  вспоминал
следующий сеанс. Он  вспомнил  свой  почти  невольную  позу  Адама,  когда
называл всех проходящих перед ними животных. Он  чувствовал  себя  приятно
буколическим, когда, вызубрив старый ботанический текст, творил и  называл
полевые цветы.
     Так что они были вне городов, вдали от машин. Ее эмоции были все  еще
мощными при виде простых,  осторожно  вводимых  объектов;  чтобы  рискнуть
ввести ее в сложную и хаотическую дикость, он должен был медленно  строить
ее город.
     Что-то быстро пронеслось над собором, вызвав звонкий гул.  Рендер  на
секунду взял Джил за руку и улыбнулся, когда она посмотрела на него. Джил,
склонная к красоте, обычно прилагала много труда  для  ее  достижения,  но
сегодня ее волосы были просто зачесаны назад и  связаны  пучком,  глаза  и
губы не накрашены; маленькие белые уши были открыты и  казались  какими-то
заостренными.
     - Обратите внимание на зубцы капителей... - прошептал он.
     - Фу! - сказала Джил.
     - Ш-ш-ш! - зашикала стоявшая рядом маленькая женщина.
     Позднее, когда они шагали обратно к своему отелю, Рендер спросил:
     - О'кей, Уинчестер?
     - О'кей.
     - Рада?
     - Рада.
     - Значит, можем вечером уехать.
     - Идет.
     - В Швейцарию...
     - А может, мы сначала потратим день-два на осмотр  старых  замков?  В
конце концов, они же сразу через Пролив, а пока  я  буду  осматривать,  ты
можешь попробовать все местные вина...
     - Ладно.
     Она посмотрела на него с некоторым удивлением.
     - Что? Никаких возражений? - Она улыбнулась. - Где твой  боевой  дух?
Ты позволяешь мне вертеть тобой?
     - Когда мы галопом неслись по  потрохам  этого  старинного  храма,  я
услышал слабый стон, а затем крик: "Ради бога, Монтрезор!"  Я  думаю,  это
был мой боевой дух, потому, что голос-то был мой. Я уступаю призраку, даже
неустановленному. Давай поедем во Францию. Вот и все!
     - Дорогой Ренди, это всего на пару дней...
     - Аминь, - сказал он, - хотя мазь на лыжах уже сохнет.


     Они уехали. На третий день утром, когда она говорила ему о  замках  в
Испании, он вслух размышлял, что в то время как психологи  пьют  и  только
злятся,  психиатры  пьют,  злятся  и   ломают   вещи.   Приняв   это   как
завуалированную    угрозу    Веджвудскому     фарфору,     который     она
коллекционировала, она согласилась с его желанием кататься на лыжах.
     Свободен! - чуть не выкрикнул Рендер.
     Сердце его билось где-то в голове.  Он  резко  наклонился  и  свернул
влево. Ветер бил в лицо, жег и царапал щеки душем ледяных кристаллов.
     Он был в движении. Мир кончился в Вейссфилдже, и Дорфталь вел вниз  и
прочь от его портала.
     Его  ноги  были  двумя  мерцающими  реками,  несущимися  по  твердым,
изгибающимся плоскостям; они не мерзли на ходу. Вниз. Он  плыл.  Прочь  от
всего мира. Прочь от удушающей нехватки интенсивности,  от  избалованности
благосостоянием, от убийственной поступи вынужденных развлечений,  рубящих
досуг, как Гидру.
     Летя вниз, он чувствовал сильное желание оглянуться через  плечо,  не
создал ли мир, оставшийся позади, грозное  воплощение  его  самого,  тень,
которая погонится за ним, Рендером, поймает и утащит обратно  в  теплый  и
хорошо освещенный гроб в небе, где он будет лежать, отдыхать и  беседовать
с алюминиевым приводом, управляющим его волей, и с гирляндой  чередующихся
токов, успокаивающих его дух.
     - Я ненавижу тебя, - выдохнул он сквозь стиснутые зубы, и ветер  унес
его слова; затем он засмеялся, потому что всегда анализировал свои эмоции,
как сущность рефлексов, и добавил: - Беги,  Орест,  безумец,  преследуемый
фуриями...
     Через некоторое время склон стал более пологим.  Рендер  достиг  низа
трассы и остановился.
     Он закурил и пошел обратно на  вершину,  чтобы  снова  спуститься  по
причинам нетерапевтическим.


     В этот вечер он сидел перед камином в  большом  помещении,  чувствуя,
как тепло пропитывает его усталые мышцы. Джил массировала ему плечи,  пока
он разыгрывал Роршаха. Он потянулся за блестящим стаканчиком, который  тут
же был выхвачен у него звуком голоса,  донесшегося  откуда-то  через  холл
Девяти Сердец.
     - Чарльз Рендер? - сказал голос (только это  прозвучало  как  "Шарльс
Рундер").
     Его голова тут же дернулась  в  том  направлении,  но  в  его  глазах
плясало слишком  много  остаточных  изображений,  чтобы  он  мог  выделить
источник зова.
     - Морис? - спросил он. - Бартельметц?
     -  Угу,  -  пришел  ответ,  и  затем  Рендер  увидел  знакомое  лицо,
посаженное прямо на плечи, на красный с синим мохнатый свитер, безжалостно
натянутый на винный бочонок. Человек пробивал себе путь в их  направлении,
ловко обходя разбросанные лыжные палки, сваленные в  кучу  лыжи  и  людей,
которые, подобно Джил и Рендеру, пренебрегали стульями.
     - Вы еще больше потолстели, - заметил Рендер. - Это нездорово.
     - Вздор, это все мышцы. Ну, как вы, что у вас нового? - он  посмотрел
на Джил, и она улыбнулась ему.
     - Это мисс Де Вилл, - сказал Рендер.
     - Джил, - уточнила она.
     Он слегка поклонился и, наконец, выпустил большую руку Рендера.
     - ...А это профессор Морис Бартельметц из Вены, - ярый  последователь
всех  форм  диалектического  пессимизма  и  весьма  замечательный   пионер
нейросоучастия, хотя, глядя на него, этого не подумаешь.  Я  имел  счастье
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 21
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама