Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 239.92 Kb

Мастер снов

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 21
костыли лежали у ног. Комната была полна музыки.
     Джил тоже сидела и слушала.
     Когда  говорил  Рендер,  слушали  все.  Бинни  улыбалась,  взяв   еще
стаканчик. Рендер говорил как диктор и с иезуитской  логикой.  Ее  босс  -
человек известный. А  кто  знает  Минтона?  Только  другие  врачи.  Творцы
знамениты, а она секретарша Творца. О Творцах знает  всякий.  Подумаешь  -
быть  специалистом  по  сердцу  или  по  костям,  анестезиологом  или   по
внутренним болезням! А ее босс был мерилом славы. Девушки вечно спрашивали
ее о нем, о его магической машине...
     "Электронный Свенгали", так назвал их "Тайм", и Рендеру было отведено
три столбца - на два больше, чем другим (не считая Бартельметца, конечно).
     Музыка сменилась легкой классической,  балетом.  Бинни  почувствовала
ностальгию, ей вновь  хотелось  танцевать,  как  она  танцевала  в  давние
времена. Время  года,  компания  вкупе  с  музыкой,  пуншем  и  декорацией
заставили ее ноги медленно притоптывать, а мозг - вспоминать свет,  сцену,
полную цвета и движения, и себя. Она прислушалась к разговору.
     - ...если вы можете передавать им и воспринимать их, значит, можете и
записывать? - спрашивал Минтон.
     - Да, - ответил Рендер.
     - Я вот что подумал: почему не  напишут  больше  об  этих  ангельских
вещах?
     - Лет через пять - десять, а может и  раньше  -  напишут.  Но  сейчас
использование прямой записи ограничено  -  только  для  квалифицированного
персонала.
     - Почему?
     - Видите ли... - Рендер сделал паузу,  чтобы  закурить  -  если  быть
полностью откровенным, то вся эта область под контролем, пока мы не узнаем
о ней побольше. Если это дело широко обнародовать, его могут  использовать
в коммерческих целях... и, возможно, с катастрофическими последствиями.
     - Что вы имеете в виду?
     - Я имею в виду, что  мог  бы  взять  вполне  стабильную  личность  и
построить в ее мозгу любой вид сна, какой вы могли бы назвать, и множество
таких, что вы назвать не сможете - сон с градацией от насилия и  секса  до
садизма и извращений,  сон  о  заговоре  с  полным  участием  истории  или
ограниченный самим безумием; сон о немедленном выполнении любого  желания.
Я даже мог ввести визуальное искусство, от экспрессионизма до сюрреализма,
если  хотите.  Сон  о  насилии  в  кубистической  постановке  -  нравится?
Прекрасно. Можете даже стать лошадью Герники. Я мог бы записать все это  и
проиграть вам или кому угодно множество раз.
     - Вы Бог!
     - Да, Бог. Я мог бы сделать Богом и вас тоже, если  бы  вы  захотели,
мог бы сделать вас Создателем и  оставить  вас  на  полные  семь  дней.  Я
управляю чувством времени, внутренними часами и  могу  растянуть  реальную
минуту в субъективные часы.
     - Рано или поздно такие вещи произойдут, не так ли?
     - Да.
     - И каковы будут результаты?
     - Никто не знает.
     - Босс, - тихо сказала Бинни, - вы могли бы  снова  вернуть  к  жизни
воспоминания? Могли бы воскресить что-то из прошлого и дать  ему  жизнь  в
мозгу человека, и чтобы все это было бы реальным?
     Рендер прикусил губу и как-то странно поглядел на нее.
     - Да, - сказал он после долгой паузы, - но  это  не  было  бы  добрым
делом. Это поощряло бы жизнь в прошлом, которое теперь не существует.  Это
нанесло бы ущерб умственному здоровью. Это регресс, атавизм, невротический
уход в прошлое.
     Комната наполнилась звуками "Лебединого озера".
     - И все-таки, - сказала Бинни, - я хотела бы снова стать лебедем.
     Она медленно встала и сделала несколько неуклюжих па  -  отяжелевший,
подвыпивший лебедь в красновато-коричневой одежде. Затем она покраснела  и
поспешно села, но засмеялась, и все засмеялись с ней.
     - А куда вы хотели бы вернуться? - спросил Минтон Хейделла.
     Маленький доктор улыбнулся. - В один  летний  уикэнд  моего  третьего
года в медицинской школе, - сказал он. - Да, я истрепал бы  эту  ленту  за
неделю. А как насчет тебя, сынок? - спросил он Питера.
     - Я слишком мал, чтобы иметь какие-то хорошие воспоминания, - ответил
Пит. - А вы, Джил?
     - Не знаю... Я думаю, я хотела бы снова стать маленькой  девочкой,  и
чтобы папа - я имею в виду моего отца  -  читал  мне  воскресными  зимними
вечерами. - Она взглянула на Рендера. - А ты, Чарли? Если бы ты не  был  в
данный момент профессионалом, в каком времени ты хотел бы быть?
     - В этом самом, - с улыбкой ответил он. - Я счастлив как раз там, где
я есть, в настоящем, которому принадлежу.
     - Ты и в самом деле счастлив?
     - Да, - сказал он и взял  еще  бокал  пунша.  -  Я  и  в  самом  деле
счастлив. - Он засмеялся.
     Позади него послышалось тихое посапывание. Бинни задремала.
     А музыка кружилась и кружилась, и Джил смотрела на Рендеров -  то  на
отца, то на сына. Лодыжка Питера снова была в гипсе. Сейчас мальчик зевал.
Она  смотрела  на  него.  Кем  он  будет  через   десять-пятнадцать   лет?
Вспыхнувшим гением? Мастером какой-нибудь  еще  неисследованной  величины?
Она смотрела на Питера, а он следил за отцом.
     - ...но это могло быть подлинной формой искусства, - говорил  Минтон,
- и я не понимаю, чего ради цензура...
     Она посмотрела на Рендера.
     - Человек не имеет права быть безумным, - сказал Рендер,  -  и  никто
больше не имеет права на самоубийство...
     Она коснулась его руки. Он вздрогнул, как бы проснувшись, и  отдернул
руку.
     - Я устала, - сказала она. - Ты не отвезешь меня домой?
     - Чуть позже, - ответил он. - Дай Бинни еще немножко подремать.  -  И
он снова повернулся к Минтону.
     Питер повернулся к Джил и улыбнулся.
     Она внезапно почувствовала, что и в самом деле очень устала.  А  ведь
раньше она очень любила Рождество.
     Бинни продолжала похрапывать; время от времени слабая улыбка мелькала
на ее лице. Видимо, она танцевала.


     Где-то человек по имени Пьер кричал, вероятно, потому, что он  больше
не был человеком по имени Пьер.


     Я? Я жизненный, как говорит ваш еженедельник Тайм. Подхожу к удару по
морде, Чарли. Нет, не по ТВОЕЙ морде! По моей!  Понятно?  Вот  так.  Такое
выражение всегда приходит к человеку, когда он смотрит на  заголовок,  уже
прочтя статью от начала до конца. Но тогда уже поздно.  Да,  конечно,  они
желают добра, но ведь понятно...
     Пришли мальчика с кувшином воды и тазиком, ладно? "Смерть Биту",  как
это называют. Говорят, что человек может работать с  тем  же  битом  много
лет, обходя кругом обширную и сложную социологическую структуру, известную
как "контур", и роняя этот бит в новые девственные уши при всяком  удобном
случае. О, живущая смерть! Когда-то мировые телекоммуникации  толкали  это
инвалидное кресло по склону бесчисленных выборов. Теперь  оно  прыгает  по
камням Лимбо. Мы входим в новую, счастливую и энергичную эру...  Так  вот,
все твои люди отправились в Хельсинки и Тиерра дель Фуэго,  скажи,  слышал
ли ты такую штуку: речь идет об одном старинном комике, которого  называли
"бит". Однажды вечером  он  участвовал  в  радиопостановке  и,  по  своему
обыкновению, выдал бит. Хороший  был  бит,  солидный  и  к  месту,  полный
смысла, равновесия и антитезиса.  К  сожалению,  после  этого  он  лишился
работы, потому что этот бит дошел до каждого. В отчаянии он  взобрался  на
перила моста и уже собирался броситься вниз, как его остановил голос:  "Не
бросайся  вниз,  в  темный  текучий  символ  смерти  и  слезай  с  перил".
Обернувшись, он увидел странное создание, к  слову  сказать,  безобразное,
все в белом, смотревшее на него и  улыбавшееся  беззубым  ртом.  "Кто  ты,
странное улыбающееся создание в белом?" - спросил он. "Я Ангел  Света",  -
ответило создание. - "Я пришла, чтобы остановить тебя от самоубийства". Он
покачал головой. "Увы, - сказал он, - я должен покончить с  собой,  потому
что  мой  бит  полностью  устарел".  Она  подняла  руку  и  сказала:   "Не
отчаивайся, мы, Ангелы Света, способны творить чудеса. Я  могу  дать  бито
втрое больше того, чем может быть использовано за  короткий  слабый  виток
существования смертных". "Тогда, умоляю, скажи, что я должен  сделать  для
этого". "Спать со мной", - ответила она. "Но в этом  что-то  неправильное,
неангельское". "Ничуть, - возразила Ангел, -  почитай  внимательно  Старый
Завет и узнаешь об ангельских отношениях". "Ладно", - согласился он, и они
ушли. Он сделал свой бит, несмотря на тот факт, что она едва ли была самой
привлекательной из Дочерей Света. На следующее утро он встал  и  закричал:
"Проснись! Проснись! Пора уже отдать мне вечный запас битов". "Давно ли ты
занимаешься битами?" - спросила она. "Тридцать лет". "А сколько лет тебе?"
"Сорок пять". "Не многовато ли, чтобы верить в  Ангелов  Света?"засмеялась
она. Он ушел и,  конечно,  сделал  еще  бит.  А  теперь  дай  мне  немного
спокойной музыки. Вот хорошо. Вообще-то она заставляет морщиться, и знаешь
почему? Где ты в наше время слышишь спокойную музыку? В кабинете дантиста,
в банке, в магазине и тому подобных местах, где  всегда  приходится  долго
ждать обслуживания. Ты слышишь успокаивающую музыку,  когда  подвергаешься
всевозможным массивным травмам. И что в результате?  Успокаивающая  музыка
становится самой беспокоящей вещью в мире. И она всегда  вызывает  у  меня
голод, потому что ее играют в тех ресторанах, где медленно обслуживают. Ты
ждешь еды, а тебе играют эту проклятую музыку. Да...  Ну,  где  мальчик  с
кувшином и тазиком? Я хочу вымыть руки...
     Ты слышал насчет пилота, который был на Центавре?  Он  обнаружил  там
расу гуманоидов и  стал  изучать  их  обычаи,  нравы,  табу.  Наконец,  он
коснулся воспроизводства. Изящная молодая  девица  взяла  его  за  руку  и
отвела на завод, где собирали центаврийцев. Да, именно  собирали  -  торсы
шли по конвейеру, к ним привинчивали  суставы,  в  черепа  бросали  мозги,
внутрь тела заталкивали органы, приделывали к  пальцам  ногти  и  т.д.  Он
выразил изумление, и она спросила: "Почему? А как это делают на земле?" Он
взял ее за нежную ручку и сказал: "Пойдем за холмы, и я  продемонстрирую".
Во время демонстрации она вдруг истерически захохотала.  "В  чем  дело?  -
спросил он. - Почему ты смеешься?" "Потому что, - ответила  она,  -  таким
способом мы делаем кары"... Выключи меня, Бэби, и  продай  немного  зубной
пасты!


     "... Эй! Это я, Орфей, должен бы разорванным на куски такими, как вы!
Но в одном смысле это, пожалуй, подходяще. Что ж, приходите, корибанты,  и
творите свою волю над певцом!
     Темнота. Вопль.
     Тишина.
     Аплодисменты!


     Она всегда приходила рано и входила одна; и всегда садилась на одно и
то же место. Она сидела в десятом ряду  в  правом  крыле,  и  единственной
досадой для нее были  антракты:  она  не  могла  знать,  когда  кто-нибудь
захочет пройти мимо нее.
     Она приходила рано и оставалась до тех пор, пока театр не  погружался
в тишину.
     Она любила звук культурного голоса, поэтому  предпочитала  британских
актеров американским.
     Она любила музыкальные спектакли не потому, что очень любила  музыку,
а потому что ей нравилось  чувство  волнения  в  голосах.  Поэтому  же  ей
нравились стихотворные пьесы.
     Ее вдохновляли древнегреческие пьесы, но она терпеть не  могла  "Царя
Эдипа".
     Она надевала подкрашенные очки, но не темные.  И  никогда  не  носила
трость.
     Однажды вечером, когда должен был подняться занавес  перед  последним
актом, темноту прорезало световое пятно. В него шагнул мужчина и спросил:
     - Есть ли в зале врач?
     Никто не отозвался.
     - Это очень важно, - продолжал он. - Если здесь есть  доктор,  просим
немедленно пройти в служебный кабинет в главном фойе.
     Он оглядывался вокруг, но никто не шевельнулся.
     - Благодарю, - сказал он и ушел со сцены.
     Затем поднялся занавес, и  снова  возникли  движение  и  голоса.  Она
подождала,  прислушиваясь.  Затем  встала  и  двинулась  вверх  по  крылу,
ощупывая стену пальцами. Выйдя в фойе, она остановилась.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 21
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама