Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Норман Дуглас Весь текст 894.78 Kb

Южный ветер

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 54 55 56 57 58 59 60  61 62 63 64 65 66 67 ... 77
неприятно.    Как    видите,    этический   момент   заменяется
эстетическим. Это характерно для  Средиземноморья.  И  одна  из
заслуг Католической церкви состоит в том, что она позволила нам
сохранить  в нашем отношении к мелким нравственным провинностям
хотя бы немногие крупицы здравого смысла.
     Епископ заметил:
     -- Те проявления местного католицизма, которые я наблюдал,
показались мне похожими на пантомиму. Хотя в этом, вне  всякого
сомнения, повинно мое воспитание.
     -- О,  я  говорил  не  о  внешних  проявлениях!  С внешней
стороны  Церковь,  разумеется  представляет   собой   чистейшее
рококо...
     В  этой  дружественной  обстановке горизонты мистера Херда
расширялись прямо-таки на глазах, он чувствовал, как вступает в
соприкосновение   с   вечными   сущностями.   Он   смотрел   на
продолжающего   говорить   графа.  Как  чарующе  выглядит  этот
среброголовый старый аристократ! Богатство и  утонченность  его
личности,   его  неторопливая  беседа  --  как  гармонично  они
сочетаются со всем, что их окружает! Он внушал -- на  свой  лад
-- мысль  о  юности, обо всем блаженном, незамутненном, вечном;
он   был   отражением,   запоздалым    цветком    классического
великолепия, руины которого лежали вокруг. Такой человек, думал
епископ,  заслуживает  счастья  и  преуспеяния.  Какую  радость
должна была  доставить  человеку  его  темперамента  негаданная
находка "Локрийского фавна"!
     Снаружи,    во   дворике   царил   великий   покой.   Тени
переместились. Солнечные пятна образовали на  старом  кирпичном
настиле  новый  узор.  Овальный  столб  света, мерцая в листве,
падал  на  пьедестал  "Фавна",   украдкой   всползая   по   его
полированной поверхности вверх. Епископ взглянул на скульптуру.
Она все еще дремала в тени. Но еле приметное изменение охватило
фигурку  --  или,  подумал  епископ,  что-то переменилось в его
сознании вследствие сказанного графом?  Теперь  по  напряженным
мышцам  "Фавна"  струилась энергия. Епископ чувствовал, что при
малейшем прикосновении заклятие будет снято  и  тусклый  металл
оживет.
     Мистер ван Коппен немного обиделся.
     -- А  не  слишком ли вы строги к пуританам? -- спросил он.
-- Что бы с нами стало, не будь их в Америке?
     -- И в конце концов, -- добавил  епископ,  --  именно  они
покончили   с   множеством  злоупотреблений.  Вот  уж  кто  был
воздержан! Я даже склонен  думать,  что  в  некоторых  вопросах
воздержанность   их  была  чрезмерной,  они  далеко  не  всегда
снисходили к человеческим слабостям.  Впрочем,  это  у  них  от
Библии.
     Граф медленно покачал головой.
     -- Библия,  --  сказал  он, -- самая невоздержанная книга,
какую я когда-либо читал.
     -- Подумать только!
     Мистер  ван  Коппен,  человек  тактичный,   издали   учуял
опасность. Он заметил:
     -- Не  знал, что итальянцы читают Библию. Где это вы с ней
познакомились?
     -- В  Нью-Йорке.  Я  там  нередко  развлекался  тем,   что
прогуливался  по  еврейским  кварталам,  изучая  их обитателей.
Чудесные типы, чудесные позы! Но  разобраться  в  них  человеку
моей   расы  трудно.  Однажды  я  сказал  себе:  надо  почитать
написанное ими, это может помочь. Я прочитал Талмуд  и  Библию,
они   действительно   помогли  мне  понять  этот  народ  и  его
воззрения.
     -- И каковы же их воззрения?
     -- Их Бог это верховный надзиратель. Вот  в  чем,  на  мой
взгляд,   главная  тема  Библии.  И  она  объясняет,  почему  у
греко-латинских  народов,  так  и  оставшихся  в  глубине  души
язычниками,  Библия  всегда  считалась экзотической книгой. Наш
Бог не надзиратель, он  соучастник.  Что  касается  остального,
тенденция  Библии  в  целом,  ее наставительный тон кажутся нам
противостоящими идеалам невозмутимости и умеренности,  которые,
как  бы  ими  ни  пренебрегали  на  практике,  всегда считались
теоретически желательными в этих краях. Говоря  короче,  южанам
недостает  того, чем обладаете вы: избирательной сродненности с
этой книгой. Можно только  гадать,  почему  моральные  принципы
смуглых  семитов  пришлись  так  впору  чужой для них белокожей
расе, срослись с ней так цепко, что смогли повлиять на все ваше
национальное развитие. Хотя мне кажется, -- добавил он, --  что
я  наконец  нашел решение этой загадки, меня, во всяком случае,
удовлетворяющее.
     Епископ, засмеявшись, прервал его:
     -- Должен сказать вам, граф, что я сегодня не ощущаю  себя
епископом. Ни в малой степени. За всю мою жизнь я не чувствовал
себя  епископом  в  меньшей мере. И кстати сказать, в последнее
время сильнее всего  пошатнули  авторитет  Библии  именно  наши
английские   духовные   лица,   предложившие   современное   ее
толкование. Прошу вас, продолжайте!
     -- По моим представлениям, все  дело  в  различии  расовых
темпераментов.
     -- Гот и римлянин?
     -- Прибегать     к    подобным    терминам    не    всегда
предпочтительно, слишком легко скрыть за  ними  убогость  мысли
или  запутать  вопрос.  Но с определенностью можно сказать, что
солнце, окрасившее нашу кожу и  правящее  нашими  повседневными
привычками,  повлияло  также  на  наш  облик  и  взгляды. Почти
истерические смены света и  мрака,  зимы  и  лета,  так  сильно
отразившиеся  в  литературе  Севера,  нам  незнакомы.  Северные
народы -- по климатическими или  иным  причинам  --  привержены
крайностям,  так  же  как  их  мифы  и  саги.  Библия же это по
существу книга крайностей. Документ насилия. Гот или англо-сакс
благоволит этой книге,  потому  что  она  всегда  отвечает  его
целям.  А  целям  его  она  отвечает по той причине, что как бы
резко ни менялись его  настроения,  он  всегда  находит  в  ней
именно   то,   что   ищет   --   авторитетное  одобрение  любой
разновидности   эмоционального   поведения,    от    варварской
мстительности до презренного самоуничижения. Единственное, чего
он  никогда  бы  в  ней  не  нашел,  даже  если бы захотел, это
призывов к разумной жизни, к поискам интеллектуальной честности
и самоуважения, к стремлению держать разум открытым для  логики
всех  пяти чувств. Вот почему в неспокойные Средние века, когда
колебания национальной и личной жизни были еще более резкими, и
стало  быть  классическая   воздержанность   была   более   чем
когда-либо сброшена со счетов, Библия так сильно владела вашими
умами.  Остальное  довершил  ваш  консерватизм, ваше уважение к
существующим установлениям. Нет! Я не могу припомнить ни одного
места в Библии, рекомендующего вести  воздержанное  философское
существование, хотя было бы странно, если бы в столь объемистом
альманахе   не   содержалось   нескольких   здравых   суждений.
Воздержанность, -- заключил он, словно обращаясь к себе самому,
-- воздержанность! Все прочее -- лишь прикрасы.
     Мистер Херд призадумался. Американец заметил:
     -- Мне такие соображения в голову не приходили. А  как  же
притчи Соломоновы?
     -- Максимы  утомления,  дорогой мой друг. Я легко мирюсь с
проповедями.  Я  человек  старый.  При  наличии   определенного
терпения  я  могу  читать  Соломона.  Но  для  наших  детей нам
требуется  нечто  не  губительное  и  отрицающее,  но  живящее,
указывающее  верный  путь, нечто, позволяющее им высоко держать
голову. Друг, старший брат, только не педагог. Я бы никогда  не
порекомендовал  юноше  изучать это произведение. Оно унизит его
дух, лишит самоуважения. Как  всякий  исправившийся  распутник,
Соломон действует на юношество угнетающе.
     -- Вы хорошо знаете Англию? -- спросил мистер Херд.
     -- Едва-едва.  Мне приходилось проводить по нескольку дней
то в Ливерпуле,  то  в  Лондоне  во  время  моих  периодических
поездок  в  Штаты.  Друзья  снабжают меня английскими книгами и
газетами --  восхитительный  сэр  Герберт  Стрит  посылает  мне
больше  того,  что  я способен переварить! Признаюсь, пока я не
изучил Библию, многое из того, что я читал, оставалось для меня
загадкой. Ее наставления словно бы льются, теплые и текучие, по
венам вашей национальной жизни. Затем,  постепенно,  эта  влага
застывает  и  затвердевает,  заключая  все  тело  в своего рода
кристалл.  Для  вашей  этики  стереотипом   служит   английский
готический шрифт. Это мораль горгульи.
     -- Англо-саксу   безусловно   трудно   объективно  оценить
Библию, -- сказал мистер ван Коппен. -- Его сознание с  детства
насыщается  ею в такой степени, что оценка неизбежно получается
смещенной.
     -- Как и у древних с их "Илиадой". Существовал ли на свете
поэт выше  Гомера?  И   однако   же   преклонение   перед   ним
положительно  стало  отравой  для независимой творческой мысли.
Сколько интересного можно написать  об  иссушающем  воздействии
Гомера на интеллектуальную жизнь Рима!
     Епископ спросил:
     -- Вы считаете, что Библия то же самое сделала с нами?
     -- Я  считаю,  что  она отвечает за некоторые византийские
черты в  вашем  национальном  характере,  за  бесформенность  и
неустойчивость,  которую  я,  как мне во всяком случае кажется,
наблюдаю в  повадках  многих  англо-саксов.  Они  сознают,  что
полученное  ими  традиционное воспитание в чем-то не сходится с
истиной. И это внушает  им  чувство  неуверенности.  Делает  их
застенчивыми  и неловкими. Устойчивость! Вот что им требуется и
чего они никогда не найдут в этой восточной книге.
     -- Иссушающее влияние Гомера это ведь дурной знак, не  так
ли? -- спросил американец.
     -- Как и влияние Библии? -- добавил мистер Херд.
     -- Может ли растение выжить, если оно не засыхает время от
времени?  Если  бы древние не изнурили себя Гомером, для нашего
Возрождения могло не найтись подходящей почвы. Дурной знак? Кто
вправе сказать? Добрый,  дурной  --  я  не  уверен,  что  этими
словами вообще следует пользоваться.
     -- Вам достаточно, как вы уже говорили, установить факт?
     -- Более  чем  достаточно.  Остальное я оставляю ученым. И
единственный факт, который мы, похоже, установили,  сводится  к
тому,   что   ваши   представления   о  морали  схожи  с  моими
представлениями о красоте  только  в  одном:  и  те,  и  другие
несовременны.  Вам угодно, чтобы я любовался паровозом. Почему?
Потому что он представляет собой идеально отлаженный  механизм,
в  совершенстве приспособленный к современным нуждам. Хорошо. Я
изменю  мою  концепцию  внешней  красоты.  Я   склонюсь   перед
паровозом,  осовременив  тем  самым  мой  идеал прекрасного. Но
готовы ли вы изменить вашу  концепцию  благовидного  поведения?
Готовы  ли  склониться  перед  чем-то,  более приспособленным к
современным нуждам, чем эти иудейские доктрины, перед  каким-то
более  тонко  отлаженным  механизмом? Нищенствующий монах, этот
цвет восточной этики -- что в нем  современного?  Он  похож  на
любого семита. Он не уважает себя. Он извиняется за то, что еще
жив. Разве это красиво -- извиняться за то, что ты жив?
     Американец заметил:
     -- Должен  сказать,  что  даже  самые  ярые  наши  изуверы
воспринимают ныне эти старинные доктрины не так  серьезно,  как
вы, по-видимому, думаете.
     -- Не  сомневаюсь.  Но  они  яро осуждают себя за это. Что
делает их еще  более  жалкими.  Ибо  они  усугубляют  скудоумие
искренностью.
     Светлая  улыбка  играла на лице графа, когда он произносил
эти слова. Очевидно было, что мысли его уже витают  в  какой-то
иной  дали.  Проследив  его  взгляд,  епископ  увидел,  что тот
покоится на "Фавне", голова и плечи которого купались теперь  в
теплом  потоке  света.  Под  их мягкими прикосновениями древнее
изваяние, казалось, пробудилась от дремоты. В венах его  начала
пульсировать   кровь.   Статуэтка   пришла   в  движение,  она,
выразительным олицетворением радости, властвовала над всем, что
ее окружало.
     Мистер Херд, чьи глаза не могли от нее оторваться,  только
теперь осознал все значение того, что он сегодня услышал. Скоро
его  осенило,  что перед ним выражение не одной только радости.
Иное качество, неуловимое и неодолимое таилось в нежной  грации
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 54 55 56 57 58 59 60  61 62 63 64 65 66 67 ... 77
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама