Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Норман Дуглас Весь текст 894.78 Kb

Южный ветер

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 52 53 54 55 56 57 58  59 60 61 62 63 64 65 ... 77
не для кухонной. Ни в коем случае! Никто не способен обратиться
в  философа, не завершив своего физического развития. Настоящая
кухарка должна быть женщиной зрелой, она должна знать мир  хотя
бы  в пределах, отпущенных человеку, занимающему ее положение в
обществе, сколь бы скромным это положение ни было;  она  должна
уже  определить  для себя, что есть добро и что зло, пусть даже
самым непритязательным и неказистым образом; она должна  пройти
через испытания грехом и страданием или по крайней мере, -- что
зачастую  сводится  к  тому  же,  --  супружеской жизнью. Самое
лучшее, если у нее будет любовник, пылкий  и  грубый  любовник,
который  попеременно  ласкает и поколачивает ее; ибо как всякая
женщина, достойная такого названия, она испытывает, и с  полным
на то правом, изменчивые физические потребности, которые должны
удовлетворяться  исчерпывающим  образом,  если  хозяин ее хочет
иметь доброкачественный и здоровый стол.
     -- Мы не всегда допускаем, чтобы они  отвечали  всем  этим
условиям, -- заметил мистер Херд.
     -- Я  знаю. Поэтому нас так часто травят или морят голодом
вместо того, чтобы радовать полноценной пищей.
     -- Но вы ведь говорили только о кухарках? --  спросил  ван
Коппен.
     -- Конечно.  Впрочем,  само  собой  разумеется,  что столь
ответственное дело -- я бы  назвал  его  священной  миссией  --
нельзя  доверить ни одной женщине, живущей к югу от Бордо или к
востоку от Вены. Причин тому много и одна из  них  в  том,  что
женщины,  проживающие  вне этих пределов, отличаются чрезмерной
сонливостью. Так вот, о кухарке, -- если  она  еще  и  попивает
немного...
     -- Попивает?
     -- Если  она  попивает, то лучшего и желать не приходится.
Это показывает, что и со второй  составляющей  ее  двойственной
природы  все  в  порядке.  Это  доказывает,  что  она  обладает
важнейшими  качествами   художника   --   чувствительностью   и
способностью  испытывать  восторг.  По  правде сказать, я порой
сомневаюсь, может ли  вообще  что-либо  вкусное  выйти  из  рук
человека, честно презирающего или страшащегося -- что одно и то
же  --  лучшего среди даров Божиих. Мой Андреа -- трезвенник до
мозга костей; не из каких-либо, и это  меня  радует,  убеждений
или  дурного  здоровья,  что  опять-таки  одно  и  то же, но из
необоримой потребности сэкономить мои деньги. И что же? Вы  уже
вкусили  от  его  аскетизма,  отведав вот этого zabbaglione, за
которое  я  обязан  принести  вам   мои   извинения.   Остается
надеяться, что кофе будет отличаться большей гармоничностью.
     -- А вы включили бы в ваш перечень какие-либо американские
блюда?
     -- Можете  быть  уверены,  и  немалое их число. Я сохранил
приятнейшие воспоминания о балтиморской кухне.
     -- Все это можно получить и в Нью-Йорке.
     -- Несомненно, несомненно. Но что  неизменно  расстраивало
меня  во  время заокеанских обедов, так это неуместная спешка с
которой там покидают стол. Можно подумать,  что  люди  стыдятся
того  естественного  и  дарующего радость занятия, для которого
предназначена обеденная зала. Кроме того, не  замечали  ли  вы,
что  когда  гости  садятся  за  стол,  нечувствительным образом
возникает определенного рода атмосфера, некий  интеллектуальный
тон  -- независимо от того, о чем ведется беседа? Наличие такой
атмосферы часто остается незамеченным,  но  она  тем  не  менее
окутывает  комнату, на какое-то время объединяя всех, кто в ней
собрался. И  вот  нам  вдруг  приходится  вставать,  переходить
куда-то  еще, усаживаться в другие кресла, в другой обстановке,
при  другой  температуре.  Это  тяжелое  испытание.  Уникальная
атмосфера гибнет; гений, только что правивший нами, изгоняется,
его  уже  не  вернуть; нам приходится приспосабливаться к новым
условиям, что часто требует немалых усилий и часто, очень часто
оказывается нам совсем  не  по  душе!  По-моему,  это  порочный
обычай.  Из  любого  душевного  состояния,  пребываем  ли  мы в
обществе или  наедине  с  собой,  необходимо  выжимать  все  до
последней  капли,  безотносительно к тому, успели мы проглотить
последнюю ложку еды или не успели. Когда  разговор  закончится,
как  кончается  все,  лишаясь последних остатков жизни, тогда и
наступит время разорвать прежнюю, соединявшую нас цепь мыслей и
выковать новую, в новом, если потребуется, окружении.
     -- Признаюсь, стремление поскорей  разбежаться  в  стороны
всегда казалось мне несколько варварским, -- сказал американец.
-- Я  предпочитаю  засиживаться  за  столом.  Но  дамы этого не
любят. Они понимают, что их платья гораздо  лучше  смотрятся  в
гостиной,  чем  под  красным  деревом стола; возможно и дамские
голоса приятнее звучат среди  ковров  и  кресел.  Так  что  нам
приходится,  как  обычно,  бежать  за  ними следом вместо того,
чтобы заставить их бегать за нами ("как делаю я", -- добавил он
про себя). Однако граф! Если  вам  нравятся  наши  американские
блюда,  почему бы не послать вашего человека к Герцогине, чтобы
она обучила его готовить некоторые из них? Я уверен, что она  с
удовольствием  научит  его;  она  не так ревниво оберегает свои
познания, как профессиональный повар.
     -- Я давно уже попросил бы ее  об  этой  услуге,  если  бы
Андреа  был  прирожденным  поваром, подобным тому, что служит у
Кита. К несчастью он совсем не  таков.  Философ  в  его  натуре
представлен,  а  художник  --  увы.  Он всего лишь старательный
обитатель Аркадии, переполненный благими намерениями.
     -- А разве они в счет не идут? -- осведомился епископ.
     -- Мне говорили,  что  в  искусстве  и  в  литературе  они
способны  искупить  отсутствие  прирожденного  дара.  Все может
быть. По крайней мере,  некоторым  удается  так  улестить  свой
разум,  чтобы  тот  в  это  поверил.  Но как бы там ни было, не
думаю, что это правило распространяется на поварское искусство.
Благие намерения -- увольте!  Кому  приспеет  охота  испытывать
подобное  надувательство на собственном желудке, органе честном
и бескомпромиссном, не желающем выслушивать  всякую  чушь?  Или
позволить  ему  самому  ставить опыты? Благие намерения чреваты
гастритом...
     Мистер Херд вытянул ноги. Он  чувствовал  себя  все  более
непринужденно.   Ему  нравился  этот  приятный  старик;  что-то
прочное, неизменное было в его взглядах, во всей его  личности.
Да и в окружавшей их обстановке мистер Херд чувствовал себя как
дома.  Выражение  простоты  и  изящества  присутствовало в этой
лежавшей на одном уровне с землей покойной зале, в приглушенном
свете, проникавшем в нее сквозь выходящие  в  сад  окна,  в  ее
благородных  пропорций  крестовых сводах, в написанном прямо по
штукатурке  фризе,  приобретшем  от  времени  оттенок  слоновой
кости,  и  в  иных  украшениях,  которые граф, верный традициям
сельской  архитектуры  прежних  времен,  благоговейно   оставил
нетронутыми  -- а может быть, приспособил к современным нуждам,
произведя изменения с такой  искусностью,  что  проявленное  им
совершенное мастерство оставило их незримыми. В открытую дверь,
через  которую  они сюда вошли, задувал теплый ветер, принося с
собою вкрадчивый аромат  белых  лилий,  наполовину  запущенных,
росших  в  тенистом  углу  двора.  Епископ  приметил  их, когда
входил, -- они стояли гордыми купами, с мощным усилием клонясь,
чтобы достигнуть света.
     Его глаза прошлись по дворику,  по  полумраку,  созданному
могучей    кроной    смоковницы,    по    обломкам   скульптур,
полупогребенным в гуще листвы и кивающих  цветов,  и  услужливо
остановились  на узорчатом, "в елочку", кирпичном полу дворика,
отливающем  красноватым,  бархатистым  теплом.   Пол,   местами
немного   вытертый   человеческими   ногами,   оживляли   пятна
изумрудно-зеленой травы и прожилки янтарного  света,  игравшего
на его поверхности там, где солнечным лучам удавалось пробиться
сквозь накрывавшую дворик плотную листву.
     Со  своего  места  епископ  видел  стоявшего на пьедестале
"Локрийского фавна". Фигурка тонула в  сумраке.  Казалось,  она
дремлет.
     Между тем Андреа, непривычно церемонный во фраке и нитяных
белых перчатках, подал кофе. Кофе оказался необычайно хорош.
     -- Абсолютно гармоничен, -- объявил епископ и, сделав пару
глотков,  без колебаний распространил одобрение и на обладающий
удивительным вкусом ликер, распознать составные части  которого
ему не удалось.
     -- Он  из  моих крошечных владений на материке, -- пояснил
граф. -- Будь воздух яснее, я пригласил бы вас на крышу,  чтобы
показать  это место, хотя оно находится во многих лигах отсюда.
Но в такое время дня южный ветер всегда  окутывает  материковые
земли дымкой, своего рода вуалью.
     Знаток  и  ценитель  сигар, мистер ван Коппен, открыл свой
объемистый портсигар и предложил  собеседникам  воспользоваться
его  содержимым,  не  сообщая, впрочем, того, что сигары эти за
баснословные деньги изготавливаются специально для него.
     -- Надеюсь, они вам покажутся достойными  того,  чтобы  их
курить.  Хотя  вообще говоря, пытаться, живя на яхте, сохранить
сигары в приличном состоянии -- дело пустое. Да  и  на  острове
вроде  этого наверное тоже. В том, что касается табака, Непенте
ничем не отличается от стоящего на якоре судна.
     -- Вы правы, -- сказал граф. -- Для хороших сортов влажный
сирокко опасен.
     -- Южный ветер!  --  воскликнул  мистер  Херд.  --  Этакая
африканская  язва!  А другие ветра здесь бывают? Скажите, граф,
неужели сирокко дует всегда?
     -- По моим наблюдениям, он постоянно дует весной и  летом.
Едва  ли  с меньшим постоянством осенью, -- добавил он. -- Ну и
зимой иногда по целым неделям.
     -- Звучит многообещающе, -- заметил епископ. -- И что  же,
он как-либо сказывается на поведении людей?
     -- Местные  жители  привыкли  к  нему  или махнули на него
рукой. Но  иностранцы  порой  совершают  под  его  воздействием
странные поступки.
     Американец сказал:
     -- Вот  вы говорили о том, чтобы создать сплав нашей кухни
с вашей или наоборот. Этого  несомненно  можно  достичь  и  обе
стороны  только  выиграют. Но почему бы не пойти дальше? Почему
не соединить в один сплав наши цивилизации?
     -- Приятная греза, друг мой, которой  и  сам  я  временами
обманываюсь!  Наш  вклад  в благоденствие рода людского и вклад
Америки -- разве они не являются несовместимыми? В чем  состоит
ваш? В комфорте, в приспособлениях, позволяющих сберегать время
и силы, в изобилии, словом, во всем, что, объединяясь, образует
понятие  полезности.  Наш, если позволено будет так выразиться,
-- в красоте. Несомненно, мы можем к  взаимной  выгоде  внушить
друг другу наши идеалы. Но сплава все равно не получится, место
соединения  так  и останется заметным. То будет скорее успешное
сращивание, чем слияние элементов. Нет, я не  вижу,  как  можно
синкретизировать   красоту  и  полезность,  получив  однородную
концепцию. Они  слишком  антагонистичны,  чтобы  соединиться  в
одно.
     -- Но в жизни современной Америки, -- сказал миллионер, --
много прекрасного и величественного -- помимо ее природы, хотел
я сказать.  Замечательные  паровозы,  к примеру -- я называю их
прекрасными, в  совершенстве  приспособленными  для  выполнения
своего  назначения. Так ли уж их красота антагонистична тому, в
чем усматривает красоту ваша цивилизация?
     -- Я  знаю,  что  кое-кто  из  выдающихся  людей  писал  в
последнее  время  о  красоте стремительно летящего автомобиля и
тому подобных вещах. В  определенном  смысле  этого  слова  они
правы.  Ибо  существует  красота механической целесообразности,
которую никаким искусством не усовершенствуешь. Но  это  не  та
красота, о которой я говорил.
     -- И  потому, -- заметил епископ, -- нам следует придумать
для нее новое слово.
     -- Совершенно справедливо, мой дорогой  сэр!  Нам  следует
придумать  новое  слово.  Все  существующие  ценности постоянно
пересматриваются и испытываются заново. Разве не так? Последние
полвека мы заново формулируем моральные ценности, то  же  самое
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 52 53 54 55 56 57 58  59 60 61 62 63 64 65 ... 77
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама