Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Гаррисон, Шиппи Весь текст 848.05 Kb

Молот и крест

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 73
     - Надо его взять, - сказал Годвин, доставая меч. - Жаль, что  у  меня
нет щита.
     Вульфгар последовал  за  ним,  тоже  достав  меч  и  оттолкнув  назад
светловолосого юношу, стоявшего в шаге за ним.
     - Отойди, Альфгар. Если мы его обезоружим, мужики закончат остальное.
     Два англичанина двинулись  вперед  с  обнаженными  мечами,  следя  за
медвежьей фигурой викинга; тот ждал их, улыбаясь, вокруг его ног смешались
кровь и вода.
     И вдруг он двинулся,  бросился  прямо  к  Вульфгару  со  скоростью  и
свирепостью нападающего дикого кабана. Вульфгар едва успел отпрыгнуть,  он
сделал это неудачно, подвернув ногу. Викинг промахнулся  левой  рукой,  но
тут же поднял правую, чтобы обрушить смертельный удар.
     Что-то сбило рыжебородого с ног, отбросило на  спину,  он  безуспешно
пытался освободить руки, его перевернуло и бросило на влажный песок. Сеть.
Рыбацкая сеть. Управляющий и еще двое подскочили,  захватили  просмоленные
веревки, затянули сеть. Один выхватил сакс  из  застрявшей  в  сети  руке,
другой свирепо наступил на пальцы, держащие копье, одним движением  сломав
древко и кости пальцев. И рыбаки перевернули беспомощного человека быстро,
искусно, как налима или  селедку.  Выпрямились,  глядя  вниз,  в  ожидании
приказа.
     Подошел, хромая, Вульфгар, обменялся взглядами с Годвином.
     - Кого же это мы поймали? - спросил он. - Что-то говорит мне, что это
не просто капитан, которому не повезло.
     Он посмотрел на одежду запутавшегося в сети человека, протянул руку и
потрогал ее.
     - Козлиная шкура, - сказал он. - И к тому же просмоленная. Он  назвал
себя Рагнаром. Мы  поймали  самого  Лотброка.  Рагнара  Лотброка.  Рагнара
Волосатые Штаны.
     - Мы не можем иметь с ним дело, - с наступившей тишине сказал Годвин.
- Надо отвезти его к королю Элле.
     Послышался  другой  голос  -  голос   смуглого   молодого   человека,
расспрашивавшего управляющего:
     - Король Элла? - переспросил он. - Я думал, Осберт король Нортумбрии.
     Годвин с усталой вежливостью повернулся к Вульфгару.
     - Не знаю, как вы учите своих людей на севере, -  заметил  он.  -  Но
если бы он был моим и сказал что-нибудь подобное, я бы  вырвал  ему  язык.
Конечно, если он не твой родственник.
     Костяшки пальцев Вульфгара побелели на рукояти меча.


     В темной конюшне никто не может его увидеть. Смуглый  юноша  прижался
лицом к седлу и обвис. Спина его как в огне, шерстяная рубашка намокла  от
крови, каждое ее прикосновение вызывает новую боль. Так сильно его еще  не
избивали, а били его много раз, и веревкой, и  кожаным  ремнем,  били  над
корытом для корма скота в том месте, которое он называет домом.
     Он знал, что причина - в замечании о родственнике. И надеялся, что не
кричал, незнакомцы не слышали его крика. Но к концу наказания  ему  трудно
было судить. Он с трудом вспоминал, как выбрался на  дневной  свет.  Потом
долго ехал по нагорью, стараясь держаться прямо. А  что  будет  теперь,  в
Эофорвиче? Некогда этот знаменитый город, дом давно  ушедших  таинственных
римлян и их легионов, возбуждал его лихорадочное воображение  больше,  чем
песни менестрелей. И вот он здесь и хочет только одного - сбежать.
     Когда он освободится от вины своего отца? И от ненависти отчима?
     Шеф выпрямился и  начал  расстегивать  подпругу,  стаскивать  тяжелую
кожу. Он знал, что скоро Вульфгар официально объявит  его  рабом,  наденет
ему на шею железный  ошейник,  не  обращая  внимания  на  слабые  протесты
матери, и продаст на рынке в Тетфорде или  Линкольне.  И  получит  хорошую
цену. С детства Шеф много времени проводил в деревенской кузнице, у  огня,
прячась от обид и порок. Он начал помогать кузнецу, раздувал меха,  держал
клещи, сам бил по раскаленному железу. Сам делал инструменты. Даже меч.
     Но когда он станет рабом, меч у него  отнимут.  Может,  нужно  бежать
немедленно. Рабам иногда удается уйти. Но чаще нет.
     Он стащил седло и оглядел незнакомую  конюшню  в  поисках  места  для
него. Раскрылась дверь, показался  свет,  это  свеча.  И  с  нею  знакомый
холодный презрительный голос Альфгара.
     - Ты еще не кончил? Брось. Я пришлю конюха. Отца позвали на  совет  к
королю. У него за столом должен стоять слуга и подливать эль. Для меня это
унизительно. Иди. Тан-дворецкий короля хочет дать тебе указания.
     Шеф вышел во двор большого королевского деревянного  дворца,  недавно
построенного в пределах старых каменных стен римлян; на  дворе  сумеречный
весенний вечер; Шеф с трудом держался прямо. Но в нем  поднялось  какое-то
горячее возбуждение. Совет? Большой совет? Будут решать  судьбу  пленника,
могучего воина. Будет о чем рассказать Годиве, ни один всезнайка в  Эмнете
такого не расскажет.
     - И держи рот на замке, - послышался за ним голос из конюшни.  -  Или
тебе вырвут язык.  И  помни:  теперь  король  Нортумбрии  Элла.  А  ты  не
родственник моего отца.



                                    2

     - Мы считаем, что это Рагнар Лотброк, - сказал, обращаясь  к  совету,
король Элла. - Но откуда нам это известно?
     Он посмотрел  на  длинный  стол,  за  которым  сидело  больше  десяти
человек; все на низких стульях, только сам король в высоком резном кресле.
Большинство одето как сам король или Вульфгар, сидевший слева от  Эллы:  в
яркие плащи, наброшенные на плечи, чтобы уберечься от  сквозняков,  дующих
изо всех углов  и  закрытых  ставен;  от  этих  сквозняков  качались  огни
факелов, концы которых окунули в смолу; у всех на запястьях и шеях  золото
и серебро; сверкают пряжки  плащей  и  поясов.  Это  военная  аристократия
Нортумбрии,  владельцы  земель  на  юге  и  востоке   королевства,   люди,
посадившие Эллу на престол и изгнавшие его соперника Осберта. Они неуклюже
сидели на своих стульях, как люди, привыкшие больше к седлу.
     В ногах стола, словно сознательно  обособляясь,  видны  еще  четверо.
Трое в черных  сутанах  монахов  ордена  святого  Бенедикта,  четвертый  в
пурпуре и белизне епископа. Сидели они легко, склонившись к  столу,  держа
наготове восковые таблички  и  стилосы,  готовые  записать  сказанное  или
незаметно обменяться записками друг с другом.
     Один из сидевших готов  был  ответить  на  вопрос  короля  -  Гутред,
капитан телохранителей.
     - Мы не нашли никого, кто бы узнал его, - признал Гутред. - Все,  кто
хоть раз встречался в битве с Рагнаром, мертвы, кроме присоединившегося  к
нам храброго тана короля Эдмунда, -  вежливо  добавил  он.  -  У  нас  нет
доказательств, что это Рагнар Лотброк.
     - Но я думаю, это он. Во-первых, он не говорит. Я  считал,  что  умею
заставлять людей говорить. Любой обычный пират заговорил бы. Но  это  явно
себя простым пиратом не считает.
     -  Во-вторых,  все  соответствует.  Что  делали  здесь  корабли?  Они
возвращались с юга, их отнесло от берега, и они много дней  не  видели  ни
солнца, ни звезд. Иначе капитаны - а управляющий Бридлингтона говорит, что
они хорошие моряки, - не оказались бы в таком положении. Корабли грузовые.
А какой груз перевозят на юг? Рабов. На юге не нужны ни шерсть,  ни  меха,
ни эль. Это работорговцы,  возвращавшиеся  из  плавания  на  юг.  Торговец
рабами, ставящий себя высоко, - это соответствует  Рагнару.  Но,  конечно,
это тоже не доказательство.
     Устав от своего красноречия, Гутред сделал большой глоток эля.
     - Но еще одно дает мне уверенность. Что мы  знаем  о  Рагнаре?  -  Он
осмотрелся. - Он ублюдок.
     - Осквернитель церквей, - согласился архиепископ Вульфхир  со  своего
конца стола. - Похититель монахинь. Вор христовых невест. И он ответит  за
все свои грехи.
     - Конечно, - подтвердил Гутред. - Но вот что я о нем слышал. Только о
нем, а не об остальных разрушителях церквей  и  похитителях  монахинь.  Он
очень интересуется новым. Похож на меня. Любит заставлять людей  говорить.
По-своему. Я слышал,  он  поступает  так.  -  В  голосе  капитана  звучала
профессиональная заинтересованность. - Если  он  кого-то  захватывает,  то
первым делом - без всяких разговоров и  споров  -  вырывает  глаз.  Потом,
по-прежнему без разговоров, тянется к второму глазу. Если человек вспомнит
что-то интересное, пока Рагнар готовится, что ж, он говорит. Не  успеет  -
тем хуже для него. Рагнар так губит много людей, но люди  недорого  стоят.
Говорят, он считает, что это сберегает ему много времени и сил.
     - И наш пленник сказал тебе, что он тоже так считает? - спросил  один
из черных священников снисходительным  голосом.  -  У  вас  был  дружеский
разговор на профессиональные темы?
     - Нет. - Гутред снова отхлебнул эля. - Но я посмотрел на  его  ногти.
Все коротко обрезаны. Кроме ногтя на правом большом пальце.  Этот  в  дюйм
длиной. И  твердый,  как  сталь.  Вот  он.  -  И  Гутред  бросил  на  стол
окровавленный ноготь.
     - Значит это Рагнар, - сказал в наступившей тишине король Элла. - Что
же нам с ним делать?
     Воины в замешательстве переглядывались.
     - Ты считаешь, что обезглавливание для него слишком хорошо? - спросил
Гутред. - Может, повесить его?
     - Или еще что-нибудь похуже? - добавил  один  из  вельмож.  -  Как  с
бежавшим рабом? Может, монахи... что там за история со святым...  святым..
Тем самым, с рашпером или... - Воображение ему изменило, он смолк.
     - У меня другая идея, - сказал Элла. - Мы можем отпустить его.
     Все ошеломленно смотрели  на  короля.  Король  наклонился  вперед  со
своего высокого кресла, его острое подвижное лицо и проницательный  взгляд
по очереди обращались к каждому за столом.
     - Подумайте. Почему я  король?  Я  король,  потому  что  Осберт...  -
запретное  имя  вызвало  дрожь  у  слушателей;   вздрогнул   и   слуга   с
исполосованной спиной, стоявший за стулом Ульфгара, - потому что Осберт не
сумел защитить королевство от набегов викингов. Он делал то, что мы всегда
делали. Говорил всем, что нужно следить  и  самостоятельно  организовывать
оборону. И вот экипажи десяти кораблей обрушиваются на город и делают, что
хотят, а жители соседних городов натягивают одеяла на голову и  благодарят
Бога, что это произошло не с ними. А  я  что  сделал?  Вы  знаете,  что  я
сделал. Отозвал всех, кроме наблюдателей,  организовал  отряды  всадников,
расположил в жизненно важных пунктах конные резервы  рекрутов.  И  теперь,
если они нападут на нас, у нас есть возможность добраться до них  быстрее,
чем они слишком углубятся, преподать им урок. Новые идеи.
     - Я считаю, что нам нужна еще одна новая  идея.  Мы  можем  отпустить
его. Договориться. Он обещает держаться подальше от Нортумбрии,  даст  нам
заложников, мы будем обращаться с ним  как  с  почетным  гостем,  пока  не
прибудут заложники, и отошлем его с грудой подарков. Много это нам  стоить
не будет. А сберечь может много. Когда его обменяют, он уже  оправится  от
разговора с Гутредом. Что скажете?
     Воины переглядывались, поднимали брови, удивленно качали головами.
     - Может сработать, - сказал Гутред.
     Вульфгар откашлялся, собираясь заговорить,  его  лицо  покраснело  от
недовольства. Но его опередил голос черного монаха в конце стола.
     - Ты не должен этого делать, мой господин.
     - Почему?
     -  Не  должен.  У  тебя  и  другие   обязанности,   помимо   мирских.
Архиепископ, наш преподобный отец и недавний брат,  напомнил  нам  о  злых
поступках Рагнара против Христовой церкви.  Это  деяния,  направленные  не
против нас, не против христиан, - такие  деяния  мы  должны  прощать.  Это
деяния против святой церкви - а за них мы должны мстить всеми силами и  от
всего сердца. Сколько церквей сжег  Рагнар?  Сколько  христиан,  мужчин  и
женщин, продал язычникам и - еще хуже - поганым  последователям  Магомета?
Сколько драгоценных реликвий уничтожил? Сколько похитил священных даров?
     - Грешно прощать такие деяния. Это поставит под вопрос спасение  души
всех сидящих за этим столом. Нет,  король,  отдай  его  нам.  Позволь  нам
показать, что мы приготовили для тех, кто  вступает  в  вражду  с  матерью
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 73
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама