Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - Ган Е.А. Весь текст 104.34 Kb

Идеал

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9
истинной  командиршей  своих  офицеров,  как  муж  ее   был
командиром  их в поле. Мосье Нерецкий занимал  умы  вот  по
какому  поводу: Нерецкий не имел в городе родных, и  именье
его не было расстроено, - так зачем бы ему переселиться  из
столицы  на  всю  зиму  в  дрянной городок?  Нет  сомнения,
говорили  мужчины, что он исключен из службы. Нет сомнения,
cnbnphkh  женщины, что он в Петербурге не нашел подруги  по
сердцу  и  возвратился в свой родимый край  искать  второго
рождения  или  первой  любви, или, говоря  яснее,  законной
супруги.  Как не обратить внимания на человека, у  которого
можно  при случае выиграть порядочные деньги! Как, с другой
стороны,  не обратить внимания на человека лет тридцати,  с
большими бакенбардами, с тремя бриллиантовыми пуговицами на
манишке,  на  человека, который так мило  растягивается  на
стуле  перед  фортепианами  и поет   Талисман   и   Красный
сарафан  полубасом, полутенором, опираясь па восемьсот душ,
которые он наследовал после батюшки в пятидесяти верстах от
города?  По  всем  таковым  уважениям  каждый  шаг   госпож
Гольцберг  и Листковой и господина Нерецкого был основанием
новой  сплетни.  А  в эту зиму, как нарочно,  столько  было
балов и пиров, сколько не запомнят в той стороне со времени
Куликовского  сражения.  В старых деревянных  рядах  всякий
день  толпились  дамы; купцы развешивали моднейшие  газы  и
материи;  девицы  и  дамы на каждый бал  являлись  в  новых
платьях и с новыми затеями.
 Уже  вторая дочь прокурора познакомилась довольно  коротко
с  Нерецким;  он всегда танцевал с ней мазурку,  но  иногда
казался   неравнодушен  и  к  дочери  отставного  генерала,
которая некогда была воспитана в институте и потому все еще
обворожала  детской  невинностью и  милой  резвостью,  -  а
иногда  его  снисходительный взор падал на  дочь  главы  ку
печества,  наследницу двух больших домов и  нескольких  сот
тысяч  денег. Эти три грации боролись между собой,  гоняясь
за  сердцем петербургского адониса, то опережая друг друга,
то  отставая  с  горечью и злобою.  Когда  в  зале  явилась
полковница  Гольцберг, Нерецкий первую кадриль  танцевал  с
ней.  Этого уже довольно. Полковницу разнесли на языках.  К
мазурке он приглашал ее, она отказалась и уехала, а он  всю
остальную часть вечера бродил со шляпою в руках, не  танцуя
и  почти  не  говоря  ни  с кем,  что  с  ним  очень  редко
случалось.  Какая  пространная  канва  для  злоречия!   Все
взволновалось;  все  зашипело  от  ярости!   Через   неделю
Нерецкий  был с визитом у Гольцберга, и полковник пригласил
его  к  обеду на следующий день. К вечеру того дня уже  все
рассказывали, что полковница надела новый шелковый капот  и
заказала к обеду два лишних блюда.
 Но  возвратимся ко дню, который непосредственно последовал
за  балом.  В  десять часов утра Вера была  уже  в  комнате
Ольги,   и   они  без  докучливых  свидетелей   предавались
искренним чувствованиям.
 Вообразите два цветка, возросшие на одном стебле,  которых
питала  одна  роса, освежал и лелеял один ветерок;  которые
под грозною тучею прижимались один к другому п после весело
красовались  под  весенним солнцем, любуясь  взаимно  своей
красотой.  Вообразите,  что  жестокая  рука  сорвала  их  с
родного  куста и, не довольствуясь этим, разорвала  еще  не
отстрадавшие их стебли и посадила цветки в разных сторонах,
под разными небесами, на незнакомых почвах. Бедные цветы не
увяли, но душа, насильственно разделенная надвое, могла  ли
оживлять  их  по-прежнему?  Зной  палил  их,  черная   туча
обливала  холодным  дождем, они  равно  клонились  к  земле
осиротелыми   головками;  им  не   от   кого   было   ждать
srexhrek|mncn  взора, некого ободрять  веселою  улыбкою;  и
равнодушно ждали они вихря, который вырвал бы их  с  нового
корня и обратил в прах.
 Так  росли Вера и Ольга; мать Ольги приютила сироту  Веру,
и она забыла свое сиротство. В счастливой южной стороне, на
южном  берегу  Крыма  жили  они,  не  считая  дней.  Солнце
пробуждало  их  для учения, для прогулок,  для  неистощимых
разговоров; в продолжение коротких южных зим они  пламеннее
предавались учению под заботливым руководством матери.
 Но  чтобы понять характеры этих двух молодых особ, надобно
знать несколько их воспитание.
 Мать  Ольги,  умная, почти ученая женщина, была  несколько
вольнодумна. Не по собственным размышлениям, но в те  лета,
когда  всякий  по наружности блистательный афоризм  глубоко
западает   в  разум,  она  прочла  все  творения  философов
французской  школы и считала непреложные  условия  женского
быта за выдумки, годные только для толпы. В жизни своей она
не  испытывала этих сильных переворотов, которые заставляют
иногда  закоренелых вольнодумцев устремлять взор к небесам;
она  жила тихо, однообразно: исполняла все свои обязанности
с  строгою точностию, была добра для себя и для других и по
этим  правилам воспитывала своих детей. Они учились  всему,
исключая  того, что должно служить основанием  прочего;  но
мать  старалась  от  нежного возраста  изощрить  в  них  до
высочайшей  степени  чувство  благородства;  предметами  их
благоговения  были деяния великих мужей. Самопожертвование,
великодушные поступки заставляли трепетать их юные  сердца,
и  от  ранних  пор они привыкли чувствовать  и  мыслить  по
примерам древних. Никогда ложь не оскверняла их уст; данное
обещанье   они   хранили   и   исполняли   наперекор   всем
обстоятельствам,  как  тот римлянин, жертва  своего  слова,
который  вызывал  слезы удивления на их щеки.  Прибавьте  к
этому совершенное уединение, где ничто не разочаровывало их
понятий,  где, напротив, все питало в них посеянные  семена
плодов не нашего века, где развалины генуэзской крепости  и
высокий  утес беспрестанно являлись их пылкому  воображению
то   древней  Капитолией,  то  скалой  Тарпейской   и   где
библиотека  нескольких сот томов была отворена для  них  от
тринадцатилетнего возраста. Представьте себе все это, и  вы
поймете  их порывы сердца, простите излишнюю мечтательность
головы.  Вы  скажете, что теперь не много  примеров  такого
воспитания. Не знаю!.. Конечно, теперь их гораздо меньше, с
тех  пор  как  в  домашнем  образовании  юношества  Бальзак
заступил место Цицерона.
 Да,  после шестилетней разлуки они увиделись вновь; но как
годы  изменили их! Кто бы узнал в тихой, медленной  поступи
Ольги,  в  ее  бледном лице и грустном  выражении  глаз,  в
холодных и резких суждениях Веры и в ее равнодушии ко  всем
чувствам сердца, кто бы узнал, говорю я, тех резвых  девиц,
которые  как  серны  карабкались  на  неприступные   утесы,
смеялись  на  краях  бездны,  встречали  восход  солнца  на
обломках  древнего христианского храма, любуясь  пурпуровым
цветом  утренних облаков и зарумяненною поверхностью  моря?
Которые  по  непонятному  для самих  себя  влечению  искали
опасных  мест,  с наслаждением садились на высоком  обрыве,
внизу  которого  кипели волны, и там  с  большим  восторгом
whr`kh  сперва  Плутарха, позже вымыслы  графини  Жанлис  и
баронессы Сталь?
 Сколько  рассказов,  сколько  взаимных  доверенностей!   В
первый  раз  после  шести  лет  они  облегчали  души  свои,
переливая в душу друга давно тяготившие их чувства.
 -  Да!  -  продолжала Вера, рассказав подруге происшествия
своих  прошедших  годов,  -  это  разочарование,  этот   не
ожиданный  нравственный  удар  перевернули  все  мое   суще
ствование.  Я увидела, как неуместны в нашем свете  высокие
понятия, великодушие, благородство, и составила себе  очерк
своей  будущей  жизни. Я в полном смысле  слова  одинока  в
свете, никто не любит меня, никто не заботится обо мне, и я
вознамерилась  обратить все нежные чувства  своего  сердца,
все,  что заключается в нем, преданности, любви, дружества,
все, к собственной своей особе. Самый тесный эгоизм вот моя
стезя.  Я не могу любить моею первою, чистою любовью  и  не
хочу предаваться никакому чувству второстепенному; и потому
никогда  не выйду замуж. Я покину мир, как покидает пришлец
чужую  сторону, где он принужден был говорить языком других
и  считал свое пребывание только чужими обедами. Я  хочу  и
стараюсь  довести  себя до такой степени равнодушия,  чтобы
чувства  мои сделались неспособными ни к какой нежности.  Я
хочу  сделаться  недоступной для всех умственных,  духовных
ощущений и жить, подобно устрице, одним телом,
 С  удивлением слушала со Ольга; этот язык был для псе  нов
и  непонятен;  для  нее, которая совершенно  противуположно
отвергала  от  себя все земные чувства и жила одной  душой,
влача   в  свете  сонное  существование,  почти  машинально
исполняя обязанности, налагаемые обществом, и пробуждаясь к
жизни   только   наедине  с  собою,  с   своими   духовными
собеседниками.
 Рассмотревши  ее  положение,  вы  простите   ей   излишнюю
мечтательность.  Есть особы, которые не знаю  для  чего  ро
дятся  в  свет, потому что в этот мир, полный  холодных  ум
ствований и расчетов, они приносят с собой душу, жадную  до
глубоких,  истинных  чувств;  ум,  который,  видя  всю  нич
тожность маскарадного покрывала приличий, никогда не  может
согласить  поступков своих с мнением деспота - общества,  и
выше  всего  приносят упование на свою  долю  счастия!  Эти
особы,  принужденные  следовать  общей  колее,  должны  как
влюбленный  due  de  Lorraine (Герцог де  Лорэн  (франц.)),
держа  в горсти горящие угли, никому не открывать их,  хотя
бы  тело  их испепелилось вместе с углями, - если не  хотят
сделаться предметом посмеяния. Никогда не свыкнутся  они  с
условиями  света,  будут в тягость себе и  другим,  и  даже
голос  их  так  чужд  всему миру, что нигде  не  найдет  он
отголоска.
 Это  случилось  с  Ольгою; с своим  воспитанием,  с  своим
образом  мыслей и жизни до пятнадцатилетнего возраста,  как
могла  она принять удел свой так, как приняли бы его тысячи
женщин?  Смерть  матери  вырвала  ее  из  мирного  убежища,
разлучила  с  подругой ее детства и бросила на руки  одному
родственнику, старому полковнику, обремененному собственным
семейством,   который,   исполняя   долг   христианина    и
родственника,  с беспокойством помышлял, что,  может  быть,
нелегко  ему  будет сбыть с рук девушку  без  приданого.  И
bdpsc   молодой   полковник   Гольцберг,   -   молодой   по
леточислению  дяди,  которому  полковничий  чин  вышел   на
пятьдесят  осьмом году, - представь, пленился  и  предложил
руку  свою  Ольге: сердца он предложить  не  мог,   ибо  не
оказалось  оного в запасном магазине его высокоблагородия .
Дядя  благословлял небо и, не рассуждая долго, объявил свое
решение  Ольге: через две недели бедная сирота  с  сердцем,
еще  не  уврачеванным  от  первого  удара,  с  помутившимся
разумом  от угара нежданных происшествий, сама не зная  что
делает, стояла у алтаря с человеком, которого едва знала  в
лицо.
 Мало-помалу угар рассеялся; Ольга приходила в себя,  и  со
положение  начинало  ей представляться ясное.  Она  увидела
себя  связанною  с человеком, с которым по могла  иметь  ни
малейшего сочувствия. В ее девические, или скорее,  детские
годы  любовь  исключительно не занимает  мечты:  иногда  по
прочтении  какого-нибудь нравственного романа  ей  грезился
идеал; несколько дней она видела во всякой звездочке глаза,
которые  жгли  ее сердце; но эта мечта скоро  рассеивалась,
сменялась  другою,  и Ольга не считала  любви  потребностью
жизни, предметом существованья женщины. Будь ее муж человек
с   умом,  с  малейшею  прозорливостью,  он  мог  бы  легко
привязать  ее  к себе, иногда подделываясь под  ее  детские
восторги, иногда доказывая их опасность в ее положении,  он
мог   бы  исцелить  ее  от  ума,  одеревенить  ее,  сделать
материальною,  сформировать по-своему;  конечно,  это  было
нелегко,  но  не  невозможно. Но  полковник  Гольцберг  был
добрый  немец;  славный  хозяин  в  своей  батарее,  удалой
кавалерист,  подчас  кузнец  и  шорник,  подчас   барышник,
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама