Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Курт Воннегут Весь текст 299.58 Kb

Колыбель для кошки

Предыдущая страница
1 ... 19 20 21 22 23 24 25  26
теорию он и не принимает, и не отвергает. Просто он злился все
больше и больше и упрямо повторял свой вопрос.
   И я отошел от Фрэнка, как учили меня _Книги_Боконона_.
"Берегись человека, который упорно трудится, чтобы получить
знания, а получив их, обнаруживает, что не стал ничуть умнее,-
пишет Боконон.- И он начинает смертельно ненавидеть тех людей,
которые так же невежественны, как он, но никакого труда к этому
не приложили".
   И я пошел искать нашего художника, нашего маленького Ньюта.

125. ТАСМАНИЙЦЫ

   Крошка Ньют писал развороченный пейзаж неподалеку от нашей
пещеры, и, когда я к нему подошел, он меня попросил подъехать с
ним в Боливар, поискать там краски. Сам он вести машину не мог.
Ноги не доставали до педалей.
   И мы поехали, а по дороге я его спросил, осталось ли у него
хоть какое-нибудь сексуальное влечение. С грустью я ему поведал,
что у меня ничего такого не осталось - ни снов на эту тему,
ничего.
   - Мне раньше снились великанши двадцати, тридцати, сорока
футов ростом,- сказал мне Ньют.- А теперь? Господи, да я даже не
могу вспомнить, как выглядела моя лилипуточка.
   Я вспомнил, что когда-то я читал про туземцев Тасмании,
ходивших всегда голышом. В семнадцатом веке, когда их: открыли
белые люди, они не знали ни земледелия, ни скотоводства, ни
строительства, даже огня как будто не знали. И в глазам белых
людей они были такими ничтожествами, что те первые колонисты,
бывшие английские каторжники, охотились на них для забавы. И
туземцам жизнь показалась такой непривлекательной, что они
совсем перестали размножаться.
   Я сказал Ньюту, что именно от безнадежности нашего положения
мы стали бессильными.
   Ньют высказал неглупое предположение
   - Мне кажется, что все любовные радости гораздо больше, чем
полагают, связаны с радостной мыслью, что продолжаешь род
человеческий.
   - Конечно, будь с нами женщина, способная рожать, положение
изменилось бы самым коренным образом. Но наша старушка Хэзел уже
давным-давно не способна родить даже идиота-дауна.
   Оказалось, что Ньют очень хорошо знает, что такое идиоты-
дауны. Когда-то он учился в специальной школе для неполноценных
детей, и среди его одноклассников было несколько даунов.
   - Одна девочка-даун, звали ее Мирна, писала лучше всех - я
хочу сказать, почерк у нее был самый лучший, а вовсе не то, что
она писала. Господи, сколько лет я о ней и не вспоминал!
   - А школа была хорошая?
   - Я только помню слова нашего директора - он их повторял
постоянно. Вечно он на нас кричал по громкоговорителю за какие-
нибудь провинности и всегда начинал одинаково: "Мне до смерти
надоело..."
   - Довольно точно соответствует моему теперешнему настроению.
   - У вас такое настроение?
   - Вы рассуждаете как боконист, Ньют.
   - А почему бы и нет? Насколько мне известно, боконизм-
единственная религия, уделившая внимание лилипутам.
   Когда я не писал свою книгу, я изучал _Книги_Боконона_, но
как-то пропустил упоминание о лилипутах. Я был очень благодарен
Ньюту за то, что он обратил внимание на это место, потому что
тут, в короткое четверостишие, Боконон вложил парадоксальную
мысль, что существует печальная необходимость лгать о реальной
жизни и еще более печальная невозможность солгать о ней.

                     Важничает карлик.
                     Он выше всех людей.
                     Не мешает малый рост
                     Величию идей.

126. ИГРАЙТЕ, ТИХИЕ ФЛЕЙТЫ!

   - Все-таки удивительно мрачная религия! - воскликнул я.
   И я перевел разговор в область утопий и стал рассуждать о
том, что могло бы быть и что еще может быть, если мир вдруг
оттает.
   Но Боконон и об этом подумал, он даже целый том посвятил
утопиям.
   _Седьмой_том_ своих сочинений он назвал: "Республика
Боконона".
   В этой книге много жутких афоризмов:
   "Рука, снабжающая товарами кафе и лавки, правит миром".
"Сначала организуем в нашей республике кафе, продуктовые лавки,
газовые камеры и национальный спорт. После этого можно написать
нашу конституцию".
   Я обругал Боконона черномазым жуликом и снова переменил тему.
Я заговорил о выдающихся, героических поступках отдельных людей.
Особенно я хвалил Джулиана Касла и его сына за то, как они пошли
навстречу смерти. Еще бушевали смерчи, а они уже ушли пешком в
джунгли, в Обитель Милосердия и Надежды, чтобы проявить
милосердие и подать надежду, насколько это было возможно. И я
видел не меньше величия в смерти бедной Анджелы. Она нашла свой
кларнет среди развалин Боливара и тут же стала на нем играть,
пренебрегая тем, что на мундштук могли попасть крупинки _льда-
девять_.
   - Играйте, тихие флейты!- глухо пробормотал я.
   - Ну что ж, может быть, вы тоже найдете хороший способ
умереть,- сказал Ньют.
   Так мог говорить только боконист.
   Я выболтал ему свою мечту - взобраться на вершину горы
Маккэйб с каким-нибудь великолепным символом в руках и водрузить
его там.
   На миг я даже бросил руль и развел руками-никакого символа у
меня не было.
   - А какой, к черту, символ можно найти, Ньют? Какой, к черту,
символ?- Я снова взялся за руль:- Вот он, конец света, и вот он
я, один из последних людей на свете, а вот она, самая высокая
гора в этом краю. И я понял, к чему вел меня мой _карасс_, Ньют.
Он день и ночь - может, полмиллиона лет подряд - работал на то,
чтобы загнать меня на эту гору.- Я покрутил головой, чуть не
плача:- Но что, скажите, бога ради, что я должен там водрузить?
   Я поглядел вокруг из машины невидящими глазами, настолько
невидящими, что, лишь проехав больше мили, я понял, что взглянул
прямо в глаза старому негру, живому старику, сидевшему у
обочины.
   И тут я затормозил. И остановился. И закрыл глаза рукой.
   - Что с вами? - спросил Ньют.
   - Я видел Боконона.

127. КОНЕЦ

   Он сидел на камне. Он был бос.
   Ноги его были покрыты изморозью _льда-девять_. Единственной
его одеждой было белое одеяло с синими помпонами. На одеяле было
вышито "Каса-Мона". Он не обратил на нас внимания. В одной руке
он держал карандаш, в другой - лист бумаги.
   - Боконон?
   - Да.
   - Можно спросить, о чем вы думаете?
   - Я думал, молодой человек, о заключительной фразе _Книг_
_Боконона_. Пришло время дописать последнюю фразу.
   - Ну и как, удалось?
   Он пожал плечами и подал мне листок бумаги.
   Вот что я прочитал:

   _Будь_я_помоложе,_я_написал_бы_историю_человеческой_глупости,
взобрался_бы_на_гору_Маккэйб_и_лег_на_спину,_подложив_под_голову
эту_рукопись._И_я_взял_бы_с_земли_сине-белую_отраву,_
превращающую_людей_в_статуи._И_я_стал_бы_статуей,_и_лежал_бы_на
спине,_жутко_скаля_зубы_и_показывая_длинный_нос_-_САМИ_ЗНАЕТЕ_
КОМУ!

                              1963
Предыдущая страница
1 ... 19 20 21 22 23 24 25  26
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама