Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Ван Вогт Весь текст 354.5 Kb

Мир нуль-А

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 31
никто другой не может быть психиатром или врачом смежной профессии?
     Госсейн никогда не задумывался об этом.
     - А ведь верно, - ответил он. - Учиться, конечно, может каждый, но...
     Внезапно  он  почувствовал  неистребимое  желание  как  можно  скорее
попасть на прием к доктору Энрайту. Как много нового сможет он  узнать!  И
тут же понял, что ему следует  быть  крайне  осторожным,  ведь  совершенно
непонятно, почему она, никак не отреагировав на его рассказ, вдруг  задала
совершенно неуместный вопрос. Выражение ее лица невозможно было разглядеть
в темноте.
     - Вы хотите сказать, что даже не подозреваете, кто вы такой на  самом
деле? - вновь прозвучал ее голос. - И не помните, как очутились в отеле?
     - Я знаю, что ехал в автобусе из Кресс-Вилледж до аэропорта в Ноледи,
- сказал Госсейн. - И совершенно отчетливо помню себя на борту самолета.
     - Вас там чем-нибудь кормили?
     Госсейн задумался. Мир, в который он сейчас пытался  проникнуть,  был
вымышленным, не существовал более, канул  в  прошлое.  Но  хоть  память  -
понятие  абстрактное,  она  тесно  связана   с   конкретными   физическими
действиями, и если они не производились, вывод ясен: он не завтракал и  не
обедал, пока не очутился в городе.
     - И вы действительно не представляете себе, в чем дело? -  продолжала
говорить девушка. - У вас нет ни цели, ни планов. Вы просто  живете,  сами
не зная зачем?
     - Да, - ответил Госсейн.
     И стал ждать.
     Молчание было долгим. Слишком долгим.  И  нарушила  его  не  девушка.
Кто-то навалился на него, прижимая  к  траве.  Туманные  фигуры  появились
из-за кустов. Ему удалось вскочить на ноги, откинуть первого из нападавших
в сторону. Ужас, сдавивший горло,  заставил  бороться  даже  тогда,  когда
множество рук держало его с такой силой, что всякое сопротивление казалось
бессмысленным.
     - Порядок, - произнес мужской голос. - Сажайте их в машины и  поехали
отсюда.
     Его кинули на заднее сиденье  просторного  седана,  и  Госсейн  успел
подумать, появились ли они в ответ на сигнал девушки? Или он стал  жертвой
обычных бандитов?
     Автомобиль резко рванулся вперед, и временно это  потеряло  для  него
всякое значение.



                                    4

                          Наука - не что иное, как здравый смысл и логика.
                                  Станислав Лещинский, король Польши, 1763

     Автомобили мчались по пустым улицам: два  впереди,  три  -  сзади.  В
одном из них была Патриция Харди, но как он ни старался,  ему  не  удалось
увидеть ее сквозь ветровое стекло или зеркальце заднего  обзора.  Впрочем,
сейчас это не имело значения. Присматриваясь к своим похитителям,  он  все
больше убеждался, что они не простые бандиты.
     Он задал вопрос человеку, сидящему справа. Ответа не последовало.  Он
повернулся налево.  Прежде,  чем  Госсейн  успел  произнести  хоть  слово,
мужчина сказал:
     - Нам запрещено разговаривать с вами.
     "Запрещено!" Значит,  еще  ничего  не  потеряно.  Госсейн  облегченно
откинулся на спинку сиденья. Через некоторое время они  резко  свернули  в
тоннель и минут пять неслись с бешеной скоростью, включив фары. Неожиданно
впереди забрезжил свет, и мягко выкатившись  в  полукруглый,  закрытый  со
всех сторон двор, машины замедлили ход, останавливаясь у больших дверей.
     Захлопали дверцы. Госсейн увидел девушку,  выбравшуюся  из  головного
автомобиля и направившуюся к нему.
     - Чтобы все стало ясно, - сказала она, - меня зовут Патриция Харди.
     - Да, - ответил Госсейн. - Я видел вас сегодня утром.
     Глаза ее расширились.
     - Глупец! - воскликнула она. - Зачем же вы пришли?
     - Я должен знать, кто я такой на самом деле.
     Видимо, в голосе его прозвучало отчаяние,  потому  что  тон  Патриции
смягчился.
     - Бедный дурачок, - сказала она. - Ведь именно сейчас они готовятся к
решительному шагу, и все отели полны соглядатаев и шпионов. То, что сказал
о вас детектор лжи, было доложено в ту же секунду. А они просто  не  могут
позволить себе рисковать. - Она замолчала, потом, поколебавшись, добавила:
- Вам остается лишь надеяться, что Торсон вами не заинтересуется. Мой отец
пытается  убедить  его  произвести  тщательное   обследование,   но   пока
безрезультатно.
     Бросив на него быстрый взгляд, она пробормотала  "Простите  меня"  и,
резко повернувшись, направилась к двери, открывшейся при прикосновении  ее
руки. На какое-то мгновение он увидел  ярко  освещенную  гостиную.  Прошло
минут десять. Затем из входа напротив  вышел  огромного  роста  мужчина  с
ястребиным  носом.  Остановившись  рядом  с   Госсейном,   он   иронически
улыбнулся.
     - Значит, вот кто представляет для нас грозную  опасность?  -  сказал
он.
     Не  обращая  внимания  на  оскорбительный  тон,  Госсейн  внимательно
посмотрел на стоящего перед ним гиганта, и внезапно до  него  дошел  смысл
сказанного. Он был уверен, что его попросят выйти из  машины.  Теперь  же,
откинувшись на сиденье, он задумался над услышанным: его считала  опасным!
С  какой  стати?  Гилберт  Госсейн  прошел  курс   нуль-А   обучения,   но
деятельность его мозга была  нарушена  амнезией.  Даже  если  он  выдержит
тридцатидневное испытание Игр, то отправится  на  Венеру  в  числе  тысячи
точно таких же людей. Чем он отличается от них?
     - Ах, молчание, - протянул мужчина с ястребиным носом. - Насколько  я
понимаю, нуль-А пауза. В любой момент мы  можем  ждать,  что  кора  вашего
головного мозга начнет контролировать затруднительное положение, в котором
вы очутились, и из ваших уст польются умные речи.
     Госсейн с любопытством посмотрел на него. Ироническая  усмешка  почти
исчезла, выражение лица было не таким жестоким, поза - расслаблена.
     - Я могу лишь предположить, - сказал Госсейн с жалостью в  голосе,  -
что вы провалились на Играх по всем показателям  и  поэтому  смеетесь  над
ними. Бедняжка!
     Гигант рассмеялся.
     - Пойдемте, - сказал он. -  Вас  ждет  сюрприз.  Кстати,  меня  зовут
Торсон, Джим Торсон. Я не боюсь представиться, ведь у вас  нет  ни  одного
шанса рассказать кому-нибудь о нашей встрече.
     - Торсон! - как эхо повторил Госсейн.
     Повинуясь жесту, он молча выбрался из машины и прошел в резную  дверь
здания, где жили президент Харди и его дочь Патриция.
     Самым серьезным  образом  он  начал  обдумывать  возможность  побега.
Только не сейчас. Еще  рано.  Даже  странно,  что  узнать  правду  о  себе
казалось ему важнее всего на свете.
     Длинный мраморный коридор привел их к большой дубовой  двери.  Торсон
толкнул ее, пропуская  Госсейна  вперед  и  чему-то  улыбаясь.  Стражники,
следовавшие за Госсейном, остались снаружи.
     В комнате было трое  человек,  среди  них  Патриция  Харди.  Один  из
мужчин, лет сорока пяти и довольно приятной наружности, сидел  за  столом.
Внешность второго невольно привлекала к себе внимание.
     С ним  произошел  несчастный  случай,  и  видом  своим  он  напоминал
чудовищного монстра. Странно было смотреть на руку и ногу из пластика,  на
спину в полупрозрачной оболочке.  Череп  казался  сделанным  из  дымчатого
стекла, даже без признаков ушных раковин. Два человеческих глаза  сверкали
из-под гладкого высокого купола. Если можно было так сказать, в чем-то ему
повезло. От глаз и ниже он сохранил человеческие  черты  лица:  нос,  рот,
подбородок, шею. Об остальном можно было лишь гадать, а  в  данный  момент
Госсейн думал о другом. Он наконец пришел к выводу, как ему  следует  себя
вести: чем смелее, тем лучше, и, глядя прямо на инвалида, произнес:
     - Какого черта?
     Монстр хохотнул басом. Потом заговорил глубоким, низким голосом:
     - Давайте считать меня неизвестной величиной, "X".
     Госсейн перевел взгляд на девушку.  Патриция  не  опустила  пред  ним
глаз, но щеки ее покрыл легкий румянец. Она успела переодеться в  вечернее
платье и теперь ничем уже не напоминала Терезу Кларк.
     Как ни странно, ему куда неприятнее было смотреть  на  Майкла  Харди.
Мысль о том, что президент  Земли  является  самым  обычным  заговорщиком,
никак не укладывалась в сознании.
     Намечалось преступление, иначе невозможно  было  объяснить  поведение
Патриции и Торсона, эксперимент с его  мозгом.  Даже  Машина  намекала  на
планы какого-то заговора, в котором замешаны Харди.
     Колючий  взгляд  президента  и  его  тонкие  губы  скрашивала  улыбка
человека, привыкшего нравиться публике, но  умеющего  отдавать  приказы  и
четко следить за их исполнением, способного прервать или довести до  конца
любой самый неприятный разговор. Подняв голову, он произнес:
     - Госсейн, каждый из нас был  бы  обречен  на  крайне  незначительное
положение в обществе,  согласись  он  с  мнением  Машины  и  подчинись  ее
решению. Люди мы необычайно одаренные, способные на  многое,  но  в  самой
природе нашей заложены жестокость  и  безжалостность,  которые  в  обычных
условиях никогда  не  позволили  бы  нам  добиться  значительных  успехов.
Девяносто девять процентов истории человечества сотворили такие, как мы, и
можете не сомневаться, данный случаи - не исключение.
     Госсейн смотрел на него и  чувствовал,  как  тяжесть  сдавливает  ему
сердце. С ним говорили слишком откровенно. Либо  заговорщики  готовы  были
действовать, либо ему действительно угрожала смерть. Харди продолжал:
     - Я сказал  вам  все  это  лишь  для  того,  чтобы  в  дальнейшем  вы
неукоснительно выполняли  мои  распоряжения.  Госсейн,  несколько  человек
держат вас под прицелом, так что давайте без фокусов. Садитесь в кресло, -
он махнул правой рукой, - и  не  сопротивляйтесь,  когда  на  вас  наденут
наручники.  -  Он  повернул  голову.  -  Торсон,   принесите   необходимую
аппаратуру.
     Госсейн прекрасно понимал, что у  него  нет  ни  малейшего  шанса  на
побег, пока он находится в этой комнате. Усевшись поудобнее,  он  протянул
руки Торсону и с напряженным любопытством стал смотреть, как тот  подкатил
столик на колесах с небольшими, хрупкими на вид приборами.  Не  говоря  ни
слова, гигант начал прикреплять к телу Госсейна полукруглые,  напоминающие
маленькие чашечки, присоски; шесть - к голове и лицу,  шесть  -  к  горлу,
плечам и лопаткам.
     Подняв голову, Госсейн увидел,  как  Харди  и  "X"  горящими  глазами
наблюдают за происходящим. Девушка сидела в кресле, поджав под себя  ноги,
с сигаретой в руке. Она курила, не затягиваясь, нервно  выпуская  изо  рта
клубы дыма.
     Единственным спокойным человеком в комнате был Джим Торсон.  Закончив
последние подсоединения, он вопросительно посмотрел на Майкла Харди.  И  в
эту минуту Госсейн нарушил молчание.
     - Мне кажется, вы все-таки должны меня выслушать, - сказал он.
     Его захлестнула горячая волна отчаяния, перехватило дыхание,  сдавило
горло. "Что же это происходит? - подумал он. - Как можно подвергать такому
унижению  человека,  не  нарушившего  никаких  законов,  на  Земле,  давно
покончившей с войнами, в году 2560-м?"
     - Я чувствую себя как ребенок, попавший в сумасшедший дом,  -  сказал
он хриплым голосом. - Во имя самой логики, скажите, чего вы добиваетесь, и
я постараюсь сделать все, что в моих силах.
     - Естественно, - продолжал он, - я ценю свою  жизнь  больше,  чем  ту
информацию,  которую  вы  намерены  получить.  Я  заявляю  это  совершенно
открыто, потому что в нуль-А мире отдельная личность не  определяет  судеб
человечества, не является незаменимой,  какими  бы  способностями  она  ни
обладала. Самые гениальные изобретения никогда не нарушат равновесия сил и
не помогут, например, выиграть войну, если цивилизацию  защищают  отважные
люди. Это доказано историей. - Он вопросительно посмотрел на Майкла Харди.
- Может быть, так оно  и  есть?  Прежде  чем  потерять  память,  я  сделал
какое-нибудь важное открытие?
     - Нет, - басом проговорил "X". Заинтересованно посмотрев на Госсейна,
он добавил: - Любопытный случай. Ведь он действительно не знает  ни  своей
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама