Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Бушков А.А. Весь текст 3517.17 Kb

Пиранья 1-4

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 301
карниз из затейливо вырезанных дощечек. И над  воротами  лениво  трепыхается
под легоньким ветерком чрезвычайно странное знамя: на зеленом фоне -  идущий
черный медведь, а над ним - золотая  корона.  Это  еще  что  за  геральдика?
Единственный аналог - флаг штата Калифорния, но там совсем другие  цвета  и,
разумеется, нет короны...
   Донесся лай собак.

   Глава третья
   ЗИНДАН ПО-ТАЕЖНОМУ
   Возница,  запрокидываясь  назад,  натянул  вожжи,  и  лошадь  нетерпеливо
заржала.
   - Вот и  прибыли,  благословясь,-облегченно  вздохнул  Кузьмич.-  Будьте,
гости дорогие, как дома...
   Мазур с намеком пошевелил руками.
   - Подождешь, душа моя,- сказал Кузьмич твердо.- Всему свой черед, и время
всякой вещи под небом... Э нет, ты уж сиди, завезут внутрь, как барина...
   Приоткрылась калитка, высунулась бородатая физиономия в черном картузе  и
тут же спряталась назад. Внутри захлопотали, проскрежетало  что-то  длинное-
видимо, вынимали брус. И тут же распахнулись обе створки.
   Повозка проехала во двор - и двое мужиков, одеждой ничуть не отличавшихся
от конвоиров и Кузьмича, шустро кинулись  захлопывать  ворота.  У  обоих  на
плече висели карабины - определенно австрийские "Стейр-Манлихер", хозяин  не
скуп...
   Их прибытие не привлекло к  себе  ни  малейшего  внимания  -  вооруженные
привратники, захлопнув ворота и задвинув брус в  железные  петли,  удостоили
лишь мимолетного взгляда,  а  больше  никого  и  не  появилось.  Только  два
лохматых здоровенных пса добросовестно рвались с цепей,  захлебываясь  лаем.
Стояла  полная  тишина,  если  не  считать  собачьего   гавканья,   голубело
безоблачное небо, сияли орлы над главным теремом  -  теперь,  вблизи,  Мазур
рассмотрел, что его окна покрыты яркими,  многоцветными  витражами  в  стиле
русских миниатюр из рукописных книг.
   Повозка проехала мимо, к башне, сложенной из цельных стволов, соединенных
железными скрепами-  сразу  и  телега,  и  люди  стали  крохотными  рядом  с
исполинским сооружением высотой в добрую сотню метров. Совсем рядом с башней
стояло строение, больше всего напоминавшее старинный купеческий лабаз: стены
из толстых бревен, пара крохотных окошечек, забранных  надежными  решетками.
Крыша, правда, под стать общему стилю изукрашена деревянным кружевом,  а  ее
острый гребень увенчан кованым флюгером в виде волка с разинутой пастью.
   Возница натянул вожжи, и повозка остановилась. Тут же соскочили  верзилы,
неспешно, покряхтывая, слез Кузьмич, кивнул Мазуру:
   - Спрыгивай, голубь. Прибыли.
   Мазур спрыгнул, поддержал плечом  Ольгу,  соскочившую  следом  и  на  миг
потерявшую равновесие. Кузьмич чуточку издевательским жестом выкинул руку:
   - Приглашаю проследовать, милые. Хоромы не особенно барские,  но  так  уж
жизнь устроена, что каждому свое место отведено...
   Он первым поднялся  на  крыльцо,  невысокое,  в  три  ступени,  распахнул
тяжелую дверь, обитую фигурными коваными полосами. За ней оказался  короткий
коридор: с одной стороны- глухая стена, с другой- три  двери  с  полукруглым
верхом, запертые на огромные черные висячие замки. Освещался  коридор  ярко,
тремя электрическими лампами. В дверях имелись закрытые заслоночками окошки,
больше всего напоминавшие тюремные "волчки".  С  табурета  в  дальнем  конце
шустро вскочил еще один ряженый, тоже  молодой,  поставил  карабин  в  угол,
сорвал картуз и проворно раскланялся:
   - Наше почтение, Ермолай Кузьмич...
   Самое интересное- все  это  ничуть  не  выглядело  комедией  на  публику.
Ряженые  вели  себя  естественно  и  непринужденно,  это  были   их   будни,
повседневная манера общения. Видно, что привыкли к этой одежде и  к  оружию,
постоянно находившемуся под рукой...
   Кузьмич покровительственно кивнул. Прошелся  вдоль  дверей,  указательным
пальцем трогая замки- тоже смахивает на устоявшуюся  привычку,-  поскрипывая
сапогами, остановился перед караульщиком:
   - Как жизнь идет?
   -  Как  ей  идти?-  угодливо  подхихикнув,  пожал  плечами   караульный.-
По-накатанному, Ермолай Кузьмич, совершенно, я бы сказал,  благолепно  -  ни
малейшей вам шебутни и истерик. Вот что значит вовремя поучить уму...
   Он замолчал, остановленный ледяным взглядом старика, снял картуз вовсе  и
вертел его в руках. Косился на Мазура и Ольгу, но вопрос задать не  решался.
В конце концов, Кузьмич распорядился сам:
   - Отпирай занятую, Ванюша. В одиночестве  новым  гостям  дорогим  скучно,
может, и не будет, зато прижившиеся  наши  гости  скучать  будут  без  новой
компании...
   Караульный отпер замок, распахнул дверь настежь. Внутри, в полумраке,  из
ярко освещенного коридора смутно  просматривались  нары  и  лежащие  на  них
человеческие фигуры.
   - Гуляйте, гости дорогие, в горницу,- сказал Кузьмич.
   Мазур пошевелил руками:
   - А браслетки?
   - Когда надо будет, тогда и снимем.
   - Хоть с нее...
   Кузьмич сузил глаза:
   - Ты меня не серди, сокол ясный, договорились?
   Он подмигнул кому-то за спиной Мазура- и тот моментально полетел  внутрь,
пущенный сильным толчком. Удержался на ногах, задержавшись  у  самой  стены.
Вошла Ольга - и дверь почти бесшумно захлопнулась, снаружи  клацнул  ключ  в
замке.
   Свет  проникал  сквозь  единственное  зарешеченное  окошко  величиной   с
газетный лист. Мазур стоял на  том  же  месте,  пока  глаза  не  привыкли  к
полумраку.
   Камера была большая, примерно десять на пять. Одну стену целиком занимали
нары, на которых могли вольготно - если только  термин  уместен  при  данных
обстоятельствах - поместиться человек десять. Голое струганое дерево, ничего
похожего на постели.  Однако...  Даже  в  вытрезвителе,  судя  по  рассказам
квартировавших там, дают простынку. И больше никакой мебели, вообще  ничего,
кроме  лохани  у  входа,  прикрытой  деревянной  крышкой.  Легкий   запашок,
пробивавшийся изнутри,  недвусмысленно  свидетельствовал  о  ее  назначении.
Гауптвахта, где Мазуру довелось несколько раз бывать в курсантские  времена,
была чуточку более комфортабельной.  Разве  что  по-грязнее-  здесь-то  была
чистота. Возможно, из-за того, что мусорить было просто  нечем  -  не  видно
никаких личных вещей, никаких кружек-ложек. Ничего. Нары, параша  и  четверо
босоногих людей на  нарах.  Трое  мужчин.  Один  лысоватый,  лет  сорока,  с
объемистым брюшком, нависавшим над камуфляжными  штанами  -  больше  на  нем
ничего не было. Второй примерно его  ровесник,  но  сложен  поспортивнее,  в
рваных на колене джинсах и белой футболке. Третий, лет тридцати, в  синем  с
белым  адидасовском  костюме-  и  рядом  с  ним   женщина   чуть   помоложе,
черноволосая, симпатичная, в таком же костюме.
   Все четверо смотрели на новоприбывших, и Мазуру их глаза  чрезвычайно  не
понравились: чересчур уж затравленные и пуганые взгляды, словно  у  бродячих
собак, ежеминутно ожидающих пинка или камня. Он так и стоял посреди  камеры,
подыскивая слова и гадая, каким должен быть первый  вопрос.  Ольга  тихонько
примостилась рядом. За его спиной стукнуло  окошечко,  раздался  равнодушный
бас караульного:
   - Дневальный, зачитай новым распорядок. Лысоватый толстяк живо скатился с
нар, подбежал к Мазуру, остановился перед  ним  и,  вытянув  руки  по  швам,
громко и внятно стал декламировать:
   - Объясняю распорядок: в горнице четверо животных обоего  пола,  с  вами-
шесть. Друг с другом иначе, чем шепотом, разговаривать  запрещается.  Ходить
по горнице, иначе как за получением пищи и посещением  параши,  запрещается.
При  посещении  параши  необходимо  испросить  разрешения  у  дневального  в
следующей форме: "Животное дневальный, разрешите  посетить  вашу  парашу"  и
воспользоваться оною  не  раньше,  чем  получив  от  дневального  разрешение
уставной формы:  "Животное  гость,  разрешаю  посетить  мою  парашу".  После
отправления потребностей необходимо, встав лицом к параше  и  приняв  стойку
"смирно", поблагодарить ее в следующей форме: "Спасибо, госпожа  параша,  за
ваши ценные услуги".  В  ночное  время  животные  женского  пола  не  вправе
отказывать животным мужского пола в сексуальных услугах любого  вида.  После
приема пищи необходимо вылизать миску  языком  до  необходимого  блеска.  На
вопросы господина караульного отвечать кратко, стоя навытяжку, с непременным
добавлением в конце каждой  фразы:  "Господин  караульный".  За  провинности
назначаются замечания. После двух замечаний - пять ударов кнутом, после трех
замечаний  -  карцер,  после  пяти  -  выставление  "на  гнус".   Объяснения
закончены, живо на нары!
   И первым запрыгнул на прежнее место. На груди и плечах у него красовались
синие татуировки самого блатного вида - но Мазуру  в  них  почудилось  нечто
не-правильное. То ли чересчур свежие, то ли чересчур много.
   Выслушав всю эту фантасмагорию,  Мазур  в  задумчивости  постоял  посреди
камеры. Повернулся к Ольге, кивнул на нары:
   - Полезли, что ли?
   Толстяк сорвался с нар, подлетел к двери  и  заколотил  в  окошечко.  Оно
открылось;
   - Ну, чего?
   - Новым животным- по замечанию, господин караульный!
   - Ладно, брысь,- снисходительно ответили снаружи, и окошко захлопнулось.
   Толстяк в молниеносном темпе, задыхаясь и потея, вернулся на место. Мазур
нехорошо покосился на него, дневальный тихонько отполз  подальше.  Остальные
даже не смотрели на них, равнодушно лежа, уставясь в потолок, и эта их тупая
покорность коров на пастбище Мазуру не нравилась сильнее всего. Впрочем, при
проверке, жесткой обработке бывало всякое. Он по-прежнему  цеплялся  за  эту
версию - потому что, отказавшись от нее, пришлось бы строить вовсе уж жуткие
допущения, абсолютно нечеловеческие.  А  этих  допущений  он  подсознательно
боялся - и вовсе не из-за  себя.  Самое  скверное,  что  здесь  была  Ольга.
Окажись он один, уверься он, что имеет дело вовсе не с  родной  спецслужбой-
давно бы уже впереди его все разбегалось, а позади все пылало и рыдало...
   Итак, проверка. Но за что тут дают  медали,  а  за  что  мигом  начисляют
штрафные очки, за какое именно поведение? Иначе, как методом проб и  ошибок,
не вычислишь. Пять ударов кнутом, в принципе, штука нестрашная...
   Тесно прижавшись, Ольга прошептала ему на ухо:
   - Что за бредятина? Посмотри, у них глаза какие... Так  твои  проверки  и
выглядят?
   - Сиди пока и не  рыпайся,-  еще  более  тихим  шепотом  ответил  Мазур.-
Информации мало, малыш.
   - Рукам неудобно...
   - Это они давят на психику -  для  начала...  Подожди,  еще  подергаемся.
Курить хочешь?
   - Ага...
   Ни его, ни Ольгу не обыскивали  -  ив  кармане  тренировочных  шаровар  у
Мазура  лежала  почти  полная  пачка  "Опала"  и  почти  полная  одноразовая
зажигалка. Он легко вытащил и то, и другое скованными руками. Потом пришлось
потруднее, но он все же довольно быстро вытащил сигарету, сунул в рот Ольге,
наклонившейся к его рукам,  косясь  через  плечо,  щелкнул  зажигалкой.  Сам
подобрал губами с нар вытряхнутую из пачки сигарету, прикурил  от  Ольгиной.
После нескольких затяжек жизнь показалась веселее.
   Парочка в адидасовских костюмах и белобрысый в джинсах, видимо, оказались
некурящими, не проявили никакого интереса- зато  толстяк  уставился  молящим
взглядом. Мазур был на него зол за неприкрытый  стук  караульному  и  потому
притворился, будто ничего не замечает. Потом ему вдруг пришло в голову,  что
таким поведением он уподобляется  нежданным  сокамерникам,  и  он,  захватив
пальцами ноги  сигарету,  кинул  ее  толстому,  потом  придвинул  зажигалку.
Толстый  с  наслаждением  принялся  смаковать  дымок.  Мазур  тем   временем
оглядывал остальных. Самым  спокойным  казался  белобрысый  мужик  в  рваных
джинсах. Пройдя к нему по нарам, Мазур опустился на  колени  и  прошептал  в
ухо:
   - Что тут за дела?
   - Хреновые  дела,  браток,-  ответил  тот,  инстинктивно  оглянувшись  на
дневального.
   - А конкретно? Что за зиндан?
   - Чего?
   - Что за тюрьма?
   - Да кто ее поймет...
   - Давно тут?
   - Неделю. Эти уже здесь сидели.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 301
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама