Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ REMASTERED |#18| Seath the Scaleless
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
Объявление о переносе стрима по Starcraft 2!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Бушков А.А. Весь текст 3517.17 Kb

Пиранья 1-4

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 10 11 12 13 14 15 16  17 18 19 20 21 22 23 ... 301
   -  Ну  да,-  безмятежно  сказал  Прохор.-  Мое  предприятие,  знаете  ли,
международное. Интернациональное, как выражались в прежние времена. Они там,
за бугром, пресыщены, как рождественские гуси в мешочках, и мне приятно, что
российская земля всех иноземцев снова обогнала и показала, что  умом  ее  не
понять... Если вы подстрелите кого-нибудь из залетных жирных гусей, я ничуть
не обижусь. Правда, сердце мне подсказывает, что беречь  патроны  вы  будете
для меня, я ведь отсиживаться в кустах не стану...  Сделайте  одолжение.  По
секрету признаюсь, мне в последнее время стало  очень  скучно  жить,  и  вы,
майор, прямо-таки вливаете в меня жизненные силы. Надеюсь, я не  кажусь  вам
чудовищем?  Или  безумцем?  Смелее,  я  обещаю,  что  никаких  наказаний  не
последует...
   - Есть у меня впечатление...- сказала Ольга.
   - Ну-ну,- любезно сказал Прохор.
   - Нет уж,- сказала она с обаятельной улыбкой.-  До  сих  пор  задница  от
плетки болит. Я не боюсь, просто сидеть неудобно...
   - Заверяю вас, никаких репрессий...
   - А вы правда не сумасшедший?
   - Вряд ли я псих,-сказал Прохор серьезно.-Если даже и сумасшедший,  то  в
нашем мире, где столько безумцев, я вряд ли буду так уж бросаться в глаза...
И потом, что вы нашли безумного в охоте? Мысля  масштабно,  война  -  та  же
охота на человека, вы у мужа вашего  спросите...  Только  обставлена  иначе.
Никаких религиозных препятствий в данном случае нет. Что до моральных... Ну,
не смешите, Ольга Владимировна. Все зависит от точки зрения. Вы попали не на
ту сторону, только и всего. Вот вам и не нравится  затея.  Повернись  иначе,
могли и оказаться на той стороне,  где  в  приятном  предвкушении  смазывают
ружья, кормят собак... Я  не  любитель  философствовать,  как  мой  Кузьмич.
Всего-то навсего отношусь к жизни раздумчиво. Даю вам честное слово:  я  вас
немедленно отпущу с мужем вместе, если отыщете сейчас убедительные аргументы
для такого решения. Я понимаю, вам "не хочется". Но перед  правом  силы  это
чрезвычайно слабый аргумент. У вас есть другие? Нет? Вот видите... А что  до
"чудовища"... Монстр вас пытал бы, насиловал, издевался -  по-моему,  ничего
подобного не наблюдалось.  Я  пытаюсь,  как  могу,  компенсировать  вам  все
будущие неудобства. Что, цепи? Снимут, как только выйдете, я бы прямо сейчас
распорядился, но ваш  благоверный  может,  признайте,  что-нибудь  отчаянное
выкинуть... Смерти я не боюсь - боюсь глупой смерти.
   - Я постараюсь,- пообещал Мазур, глядя ему в глаза.
   - Я тоже, майор,-  кивнул  Прохор.-  Ешьте,  ешьте,  осетринки  положите,
замечательного копчения, с можжевельником...  Рекомендую  кедровую  наливку,
вон тот графин. Да, так вот, Ольга Владимировна, мораль- штука  прихотливая.
Меняется, проституточка, вместе с бегом времени. Если только на этой веселой
планете мало-мальски цивилизованная жизнь продержится еще  лет  двести,  мы,
все трое, даже в этнографические курьезы не попадем, не  говоря  уж  о  суде
истории. Ну какой такой суд истории?  Какая  боль  за  предков?  Вот  вы  из
Петербурга, как я помню. Очаровательный город, ассоциации  возникают  сплошь
почтительные: Кваренги, Росси, Фальконе, фонтаны петергофские...  А  сколько
там косточек, милейшая Ольга Владимировна, под этими дворцами и фонтанами? И
не одни русские - Петрушка, реформатор припадочный, в эти болота еще и сорок
тысяч пленных шведов положил. Вы не знали? Есть у меня знакомый профессор из
Упсалы, он мне про своих несчастных земляков подробно  растолковал,  и  даже
цифирку, как позже другие объяснили,  чуточку  преуменьшил,  чтобы  русского
гостя не травмировать... Так вот, к чему это я - вы же,  Олечка,  над  этими
костями цокотали каблучками столько лет, на свидания бегали, за мороженым, и
ни разу у вас в  сердце  ничего  не  закопошилось,  кроме  любви  к  родному
великому городу. Правда? Вот и над нашими косточками то же будет через  пару
веков - и при чем тут мораль? Мораль ваша - все равно, что огонек, по  шнуру
бегущий. Сверкнул, пшик -и погас... Я  не  прав,  майор?  -  он  внимательно
глянул на Мазура и улыбнулся Ольге.- Муж ваш практичнее на эти вещи смотрит.
Его философия тоже не интересует ничуточки,  уже  прикидывает,  как  бы  ему
половчее и ноги унести, и меня предварительно зарезать...
   Мазур старательно накладывал  себе  на  тарелку  той  самой  копченой  на
можжевельнике осетрины, гусиную лапу с хрусткой  золотистой  корочкой,  клал
икру ложками. Конечно, он самую чуточку работал на публику, сиречь на Ольгу,
внушая ей спокойствие и уверенность таким поведением  -  но  игра  игрой,  а
пренебрегать таким столом тоже не  стоило.  Определенность  была  полная,  и
потому он не  считал  нужным  зря  дергаться.  Добраться  до  тайги,  а  там
посмотрим...
   - Во всем этом есть только одна недоработочка- сказал  он,  плеснув  себе
ароматной водочки- Предположим, мы  наотрез  откажемся  участвовать  в  этой
вашей охоте? Хоть режьте, хоть насилуйте. Сядем сиднем под елкой и  с  места
не  сдвинемся.  А?  Встретим,  так  сказать,   смерть   лицом   -   но   без
предварительной беготни?
   Прохор усмехнулся не без загадочности и промолчал.  Мазур,  долго  буравя
его взглядом, но так и  не  дождавшись  ответа,  пожал  плечами  и  принялся
уплетать за обе щеки все, что лежало  на  тарелке.  Мистер  Кук  громогласно
храпел, совсем по-русски.

   Глава седьмая
   ПЕЙЗАЖ ПЕРЕД БИТВОЙ
   Прохор свое слово держал - едва они  с  Ольгой,  ощутимо  отяжелевшие  от
съеденного и выпитого, покинули гостеприимного  (чертовски  гостеприимного!)
хозяина, кандалы сняли с обоих. Правда, охранник вместо прежних  двух  шагов
держался от них не менее чем в пяти метрах, и Кузьмич старался не  подходить
близко. Прекрасно понимая код мыслей старика, Мазур решил немного поиграть у
него на нервах - благо был, как-никак, несколько хмелен - и бодро окликнул:
   - Кузьмич, старче божий! А знаешь что? Сердце мне вещует:  если  я  тебя,
паскудника старого, сейчас пришибу, же за это ничего и не будет- я ж  нынче,
как прима-балерина!
   - Тьфу на тебя! - отплюнулся Кузьмич, но осторожность удвоил.
   И  в  тюрьму  уже  не  зашел,  остался  около  крыльца,  предупредительно
распахнув дверь. Охранник тоже не пошел в глубь коридора, встал возле двери.
Зато караульный, несший службу  возле  камеры,  вел  себя  крайне  беспечно:
мельком глянув на входящих, вновь приник к окошечку, похохатывая и  ухая  от
избытка  чувств.  Из  камеры  доносился  шум  нешуточной   свалки.   Карабин
караульного оказался прислонен к стене, в пределах  досягаемости,  но  Мазур
бросаться к нему не стал: изучил уже здешнюю  методику,  карабин,  вероятнее
всего, опять без патронов, а даже если и  заряжен,  жизнь  этого  усатого  и
жизнерадостного болвана предметом серьезного торга ни за  что  не  станет  -
стоит вспомнить, как легко  списали  в  тираж  незадачливого  Мишаню,  будто
костяшку на счетах перебросили... Поэтому  Мазур,  хладнокровнейше  скрестив
руки на груди, рявкнул:
   - Мне что, в коридоре стоять?
   Караульный нехотя  оторвался  от  окошечка.  Внутри  кричали,  послышался
женский визг, хлесткие удары, что-то со стуком разлеталось по полу- и  всему
этому аккомпанировал неумолчный звон железа. Догадаться было немудрено.
   Ну так и есть - в камере увлеченно дрались. Эскулап и толстяк возились на
полу, сплетясь в невообразимую фигуру, молотя друг друга как попало и по чем
попало. Похоже, они бы и рады  выйти  из  клинча,  но  надежно  перепутались
цепями и распутаться уже не могли.  Виктория  ошалело  металась  вокруг,  то
пыталась помочь благоверному выпутаться-в  прямом  смысле  слова-то  наудачу
проезжалась извечным женским оружием, ногтями, по физиономии  толстяка,  уже
украшенного по щекам и лбу несколькими влажно-алыми полосами.
   Мазур, обогнув дуэлянтов, запрыгнул на нары  и  быстрым  взглядом  оценил
обстановку. Одна пластиковая бутылка так и лежала на нарах неоткупоренной  -
хороши гуси, это они после первой моментально пошли вразнос...
   Закурил, созерцая потасовку. Поймал себя на том, что  искренне  презирает
этих людей, а это плохо, это в нем что-то новое прорезалось- с  каких  таких
пор начал с презрением относиться к другим только оттого, что они  оказались
слабее в нелегких жизненных испытаниях,  ибо  не  прошли  кое-какую  суровую
школу? Положительно, в этом узилище на поверхность души поднимается довольно
грязная пена, о наличии  которой  в  глубинах  подсознания  вроде  бы  и  не
подозревал...
   - Да  помогите  же!  -  отчаянно  закричала  Виктория,  повернув  к  нему
заплаканное лицо.
   Мазур вздохнул, неторопливо слез  с  нар,  постоял  над  звенящей  грудой
буйной человеческой плоти, набрал в  грудь  побольше  воздуха  и  боцманским
голосом заорал:
   - Пр-рекратить! Поубиваю, суки!
   Груда не сразу, но распалась - на двух встрепанных и перемазанных  кровью
мужиков. С угрожающим видом Мазур стоял над ними, пока не  остыли,  но  цепи
все еще соединяли их, будто сюрреалистических сиамских близнецов.
   - Ну-ка, распутались  помаленьку,-  сказал  он  уже  мирно.-  Вот  так...
рученьку  сюда,  доктор,  а  вы,  мсье  Чугунков,  сделайте  пируэт  вправо,
цепочка-то и размотается...  Чует  мое  сердце,  толстый,  что  ты  опять  в
зачинщиках...
   - Я бы вас попросил! - рявкнул толстяк.- Я кандидат наук...
   - Люблю интеллигенцию- сказал Мазур, похлопал его по плечу.- Но если  вы,
господа интеллигенты, разброд и  шатание  вносить  будете  в  спаянные  ряды
заключенных, я на ваши степени и дипломы не посмотрю... Вика, с чего это они
так развеселились? \
   - Он ко мне полез,- угрюмо сказала Вика, кивая на толстяка.- А Виктор...
   - А Виктор вознегодовал- понятливо кивнул Мазур.- Ну,  ясно.  Толстый,  у
тебя определенно эротическое буйство началось, и перманентное, как революция
у проститутки Троцкого... Смотри у меня.
   - Ты у меня сам смотри!- заорал толстяк, дыша перегаром и смахивая  кровь
со щек.- Вы почему оба без цепей? Ты, вообще, кто такой?  Почему  распорядок
не для вас писан? Вы кто такие оба?
   Истерия-  штука  заразительная.  Мазур  видел,  что  у  бедолажной   четы
Егоршиных лица мгновенно стали злыми и подозрительными. И прикрикнул:
   - Ну-ка, без митингов! Нашли крайнего, все тут в одинаковом  положении...
Унялись, а то уйму!
   Они унялись, успели уже выработать здесь условный рефлекс на командирское
рыканье. Но Виктория, поправляя волосы закованными руками, все  же  спросила
не без надрыва:
   - А в самом деле, почему вам такие вольности?
   - Как себя поставишь,- отрезал Мазур. Увидел, что потные, раскрасневшиеся
дуэлянты жадно поглядывают на нетронутую бутылку водки, подобрал ее и  кинул
в угол, к своему месту.- Нет уж, хватит с  вас,  голубки,  всем  скоро  силы
понадобятся, а от похмельных от вас толку чуть...
   - Вы хоть знаете, что нам тут готовят?- спросила Виктория.
   - Знаю,-сказал он мрачно.-Тем более, не водку надо  жрать,  а  вспоминать
навыки бега...
   Бывает хуже, мог бы он добавить. Когда под тобой нет глубины, а низко над
волнами несется вертолет с подвесным гидролокатором, и вслед  широкой  цепью
идут мотоботы, а с них спиной вперед рушатся в воду чужие аквалангисты.  Или
когда твои парни в отчаянной спешке подрывают портовые арсеналы и  секретное
оборудование,  которое  никак  нельзя  оставлять  противнику,  а  "Саладины"
полковника Касема уже рычат моторами совсем  рядом,  так,  что  их  пулеметы
лупят прямой наводкой по ожидающему твою группу, последнему эсминцу, а  тебе
еще нужно поднять на воздух три пакгауза, собрать всех, погрузиться и  выйти
из залива. После этих веселых передряг бескрайняя тайга, пусть даже с идущей
по пятам погоней, покажется землей обетованной...
   - Знаю,- повторил он мягче.- Но главное, без соплей...
   - Думаете, есть шанс?- она смотрела на Мазура с пугливой надеждой.
   - Он всегда есть,- буркнул Мазур, отвернулся и полез на нары.
   - Наговорит он тебе,- бормотал толстяк.-Лично  мне  эти  два  индивидуума
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 10 11 12 13 14 15 16  17 18 19 20 21 22 23 ... 301
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама