Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Питер Бигль Весь текст 362.9 Kb

Последний единорог

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 22 23 24 25 26 27 28  29 30 31
доставали  лишь  до  его  колен, прилив застенчиво разбегался в
стороны. Наконец  Бык  погрузился  в  море,  подняв  чудовищную
черно-зеленую волну, твердую и гладкую как ветер. Она беззвучно
вздымалась,  заслоняя  горизонт, пока на мгновение не скрыла из
вида сгорбленные плечи и покатый круп Красного  Быка.  Шмендрик
поднял  мертвого  Принца  и  побежал вместе с Молли, пока их не
остановила  крутая  стена  утеса.  Волна   разлетелась   ливнем
разбивающихся  цепей.  Тогда  единороги вышли из моря. Молли не
различала их -- они были несущимися  к  ней  криком  и  светом,
слепившими  глаза. Она была достаточно умна, чтобы понимать: ни
один смертный не должен видеть всех единорогов на свете, и  она
попыталась  найти  только  своего единорога и глядеть только на
нее. Но их было слишком много, и они  были  слишком  прекрасны.
Протянув руки, слепо, как Бык, она двинулась к ним.
     Единороги,  конечно,  растоптали  бы  ее,  как Красный Бык
Принца Лира. Они обезумели от свободы. Но Шмендрик заговорил, и
они разделились, обтекая Молли, Лира  и  его  самого  справа  и
слева:  некоторые  даже  перепрыгивали  через  них  -- там море
обтекает скалу и вновь смыкает за ней свои воды. Вокруг  Молли,
сверкая,  тек  поток  света, столь же невероятного, как горящий
снег, тысячи раздвоенных копыт пели словно цимбалы. Она  стояла
очень тихо. не плача и не смеясь, такое счастье было непомерным
для нее.
     -- Посмотри наверх, -- сказал Шмендрик. -- Замок рушится.
     Она  обернулась  и  увидела, что в потоке вспрыгивающих на
утес и обтекающих замок единорогов тают стены и  башни,  словно
песочная  крепость в волнах. Замок рушился громадными холодными
глыбами, таявшими и исчезавшими в воздухе. Он исчез без  звука,
не  оставив  следа  ни  на  земле,  ни  в  памяти  двоих людей,
следивших за его падением. Через минуту они не могли вспомнить,
ни где он стоял, ни как выглядел.
     Вполне  реальный  Король  Хаггард  падал,  ножом  прорезая
обломки  замка.  Молли  услышала его отрывистый смех, словно он
ожидал и это. Мало что удивляло когда-нибудь Короля Хаггарда.

     XIV

     Когда  море  поглотило  звездчатые,   словно   бриллианты,
отпечатки  следов,  ничто  уже  не говорило ни о том, что здесь
были единороги, ни о том, что здесь был замок Короля  Хаггарда.
Только у Молли в глазах все еще тек, сверкал поток.
     "Хорошо, что Она ушла не попрощавшись, -- поду мала Молли.
-- Было  бы  глупо хотеть, чтобы все окончилось по-другому, и я
побуду глупой с минутку,  но  все  же  такой  конец  несомненно
лучше. Словно солнечный луч коснулся вдруг ее шеи своим теплом,
скользнул  по  волосам,  она  обернулась и обхватила руками шею
единорога.
     -- О, ты осталась! -- шептала она. -- Ты  осталась!  --  В
этот   момент   Молли  потеряла  голову  на  столько,  что  уже
собиралась спросить: "А больше ты  не  уйдешь?"  Но  Она  мягко
выскользнула из ее объятий туда, где лежал Принц Лир, чьи синие
глаза  уже начинали бледнеть. Она стояла над ним так, как стоял
он, охраняя Леди Амальтею.
     -- Она может оживить его,  --  тихо  сказал  Шмендрик.  --
Против единорога бессильна и сама смерть. -- Молли внимательно,
как  не  делала уже давно, взглянула на него и увидела, что он,
наконец, обрел всю свою  силу  и  свое  начало.  Она  не  могла
сказать,  почему  поняла  это -- от него не исходило неистового
сияния; никакие другие признаки, по крайней мере в тот  момент,
не  отличали  его  от прочих смертных. Это был обычный Шмендрик
Маг, и все-таки он был впервые.
     Она  долго  стояла  рядом  с  Принцем  Лиром,  прежде  чем
прикоснулась  к  нему  рогом. И пусть все кончилось и кончилось
счастливо, во всем ее облике была усталость,  а  в  красоте  --
печаль,  которой  никогда  раньше  не видела Молли. Ей внезапно
показалось, что единорог  тоскует  не  о  Принце  Лире,  но  об
исчезнувшей  девушке,  которую  нельзя  вернуть  назад,  о Леди
Амальтее, которая  могла  бы  счастливо  жить  с  Принцем.  Она
склонила  голову,  и  рог  ее  застенчиво,  как первый поцелуй,
коснулся подбородка Лира. Он сел,  моргая  и  улыбаясь  чему-то
прошедшему.  --  Отец,  -- позвал он торопливо, с удивлением.--
Отец, я видел сон. -- Но вот  он  заметил  единорога,  и  кровь
вновь прилила к его лицу. Он сказал: -- Я был мертв.
     Она  прикоснулась  к  нему еще раз, на сей раз к сердцу, и
рог задержался там на некоторое время. Оба они дрожали,  вместо
слов  Принц  Лир  протянул  к ней руки. Она сказала: -- Я помню
тебя. Я помню.
     -- Когда я был мертв... -- начал Принц Лир, и Она исчезла.
Когда Она взлетела на утес, не шелохнулся ни  один  камень,  не
дрогнул  ни  один куст: Она неслась, словно тень птицы... Когда
Она обернулась. подняв переднюю ногу  с  раздвоенным  копытцем,
солнечный  свет играл на ее боках, голове и шее, нелепо хрупкой
для тяжелого рога, и все трое внизу с болью воззвали к ней. Она
повернулась и исчезла; но Молли Отрава видела, что зов  каждого
попал  в нее, словно стрела, и пожалела о том, что позвала, еще
более, чем хотела, чтобы та вернулась. Принц Лир сказал:
     -- Как только я увидел ее, я понял,  что  был  мертв.  Так
было и в тот день, когда с башни отцовского замка я увидел ее в
первый раз. -- Он взглянул вверх, и у него перехватило дыхание.
Таким был единственный вздох скорби о Короле Хаггарде.
     -- Это   сделал   я?  --  прошептал  он.  --  В  проклятии
говорилось, что это я должен обрушить замок, но  я  никогда  не
сделал  бы этого. Он не был добр со мною, но лишь потому, что я
не был тем, что нужно было ему. Его падение -- дело  моих  рук?
Шмендрик ответил:
     -- Если  бы вы не попытались спасти единорога, она никогда
бы не победила Красного Быка и не загнала бы его  в  море.  Бык
вызвал  потоп,  освободивший единорогов, и они разрушили замок.
Хотели бы вы, чтобы все было иначе?
     Принц Лир покачал головой,  но  ничего  не  сказал.  Молли
спросила:
     -- Но почему Бык бежал от нее? Почему он не бился?
     Когда  они  посмотрели в море, Быка не было видно, хотя он
был слишком громаден, чтобы успеть пропасть из вида. Но  достиг
ли  он  другого  берега  или вода наконец утянула вниз даже его
громадную тушу, долгое время не знал никто из них;  но  в  этом
королевстве его больше не видели.
     -- Красный  Бык  никогда  не  принимает  боя,  --  ответил
Шмендрик, -- он покоряет, но не бьется.
     Он обернулся к Принцу Лиру и положил руку ему на плечо.
     -- Теперь вы -- король, -- сказал он. Он прикоснулся  и  к
Молли,  произнес или скорее просвистел какое-то слово, и, будто
влекомые ветром пушинки одуванчика,  все  трое  перенеслись  на
вершину  утеса.  Молли не боялась. Волшебство подхватило ее так
мягко, как голос подхватывает  песню.  Молли  чувствовала,  что
сила  магии может стать внезапно свирепой и опасной, но ей было
жалко, когда та оставила ее на утесе.
     От замка не осталось ни камня, ни следа; даже земля на его
месте  не  стала  бледнее.  Четверо  молодых  людей  в   ржавых
нищенских  доспехах изумленно бродили по исчезнувшим коридорам,
кружили в напрасных  поисках  того,  что  было  большим  залом.
Увидев  Лира,  Молли  и  Шмендрика, они смеясь бросились к ним.
Перед Лиром они пали на колени и дружно выкрикнули:
     -- Ваше  величество!  Да  здравствует  Король   Лир!   Лир
покраснел  и  попытался  поднять  их  на ноги. -- Ну что вы! --
бормотал он. -- Ну что  вы?  Кто  вы  такие?  --  Он  удивленно
переводил  взгляд с одного лица на другое. -- Я знаю вас... Я в
самом деле знаю вас... Но как это могло случиться?
     -- Да, ваше  величество,  --  радостно  сказал  первый  из
молодых  людей.  --  Мы  действительно  воины  Короля Хаггарда,
прослужившие ему столько холодных и томительных лет. Мы убежали
из замка, когда вы пропали в часах, -- ведь Красный Бык ревел и
башни дрожали, и нам было страшно. Мы  знали,  что  свершается,
наконец, старое проклятие.
     -- Громадная  волна  поглотила  замок,  --  сказал  второй
стражник, -- в точности как предсказала ведьма. Я видел, что он
медленно, как во сне, скользит с утеса, и почему  он  не  увлек
нас с собой, я не знаю.
     -- Обтекая  нас, волна разделилась, -- сказал третий. -- Я
никогда не видел, чтобы с  волной  случалось  такое.  Это  была
странная  вода,  призрачная,  искрящаяся  радужным светом, и на
мгновение мне показалось...  --  Он  потер  глаза,  поежился  и
беспомощно улыбнулся: -- Я не знаю. Это было как сон.
     -- Но  что случилось со всеми вами? -- допытывался Лир. --
Вы были уже стариками, когда я  родился,  а  теперь  вы  моложе
меня. Что за чудо произошло с вами?
     Трое уже говоривших, посмеиваясь, с удивлением поглядывали
по сторонам, а молчавший до сих пор четвертый произнес:
     -- Чудо  в  том, что мы когда-то говорили об этом. Однажды
мы сказали  Леди  Амальтее,  что  помолодеем,  если  она  этого
захочет,  и, должно быть, мы сказали правду. Где она? Мы должны
помочь ей, даже  если  придется  встретиться  лицом  к  лицу  с
Красным Быком.
     -- Она ушла. -- сказал Король Лир. -- Найдите моего коня и
оседлайте  его.  --  Его  голос  был  резок,  и воины поспешили
повиноваться новому господину
     Но стоявший рядом с ним Шмендрик спокойно сказал:
     -- Ваше Величество, этого не  может  быть.  Вы  не  должны
искать ее.
     Король обернулся, в этот момент он был похож на Хаггарда.
     -- Волшебник,  она  моя! -- Он остановился и продолжал уже
более мягким, почти молящим тоном. -- Она дважды спасла меня от
смерти, и если она не спасет меня в третий раз, я умру.  --  Он
схватил  Шмендрика  за руки с такой силой, что мог бы раздавить
даже кости, но волшебник не шевельнулся. И Лир сказал: -- Я  не
Хаггард.  Я  не  хочу  неволить  ее, я хочу провести всю жизнь,
следуя за нею, отставая на  мили,  лиги,  может  быть,  годы...
возможно,  ни  разу  не встретив ее, но я буду доволен. Это мое
право.  Сказка  про  любого  героя  должна   иметь   счастливую
развязку, когда до этого доходит дело. Но Шмендрик ответил:
     -- Нет, это не конец, ни для вас, ни для нее. Теперь вы --
король  опустошенной  земли,  где  раньше  правил  не король, а
страх. Ваше истинное  дело  лишь  началось,  а  как  вы  с  ним
справитесь,  вы,  быть  может, узнаете лишь в конце жизни, и то
если потерпите неудачу. Что же касается ее--в  ее  истории  нет
конца, ни счастливого, ни печального. Она не может принадлежать
никому, кто смертен настолько, чтобы желать ее. -- И что совсем
странно,  Шмендрик  обнял и прижал к себе молодого короля. -- И
все же будьте довольны, ваше величество, -- добавил  он  низким
голосом.  --  Никому  из  смертных  ее  красота не принадлежала
больше, чем вам, и никто другой не будет благословен и удостоен
ее воспоминанием. Вы любили ее и служили ей -- будьте  довольны
этим и будьте королем.
     -- Но это вовсе не то, чего я хочу! -- воскликнул Лир.
     Волшебник  не  ответил  ни  слова, лишь посмотрел на него.
Зеленые  глаза  глядели  в  синие;  лицо,  ставшее  строгим   и
царственным,  было  обращено к лицу, красимому и смелому, но не
настолько.
     Король заморгал, словно смотрел  на  солнце,  потом  отвел
взгляд и пробормотал:
     -- Пусть  будет  так.  Я  останусь  и  в  одиночестве буду
править несчастным народом в  ненавистной  мне  стране.  Уж  от
такого  правления  я  получу  не  больше  радости,  чем бедняга
Хаггард.
     Маленький котик с разодранным ухом в шубке  цвета  осенних
листьев вдруг появился словно из воздуха и зевнул в лицо Молли.
Она  подхватила  и  прижала  его  к лицу, он запустил лапы ей в
волосы. Шмендрик улыбнулся и сказал Королю:
     -- Теперь мы должны вас оставить. Не проводите ли  вы  нас
по-дружески  до границы вашего королевства? Многое на этом пути
стоит вашего внимания, и  уверяю  вас,  по  дороге  мы  услышим
кое-что о единорогах.
     Тогда  Король  Лир  вновь  приказал  подать  коня, и воины
отыскали и оседлали его, для Молли и Шмендрика коней  не  было.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 22 23 24 25 26 27 28  29 30 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама