Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Женский роман - Беляева, Бенило Весь текст 77.89 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7
сейчас  внутрь) лице  и  стараюсь угадать, о чём она  думает.  Отсутствующее
выражение  ...  затем нахмуренные  брови  ... затем просветление (это --  её
глаза останавливаются на мне) ... тут же испуганный  взгляд куда-то вбок ...
Из-под  сарафана  на  её правом  плече  выглядывает брителька  лифчика ... я
мысленно достраиваю его целиком, потом закрываю глаза  и рисую в воображении
части ритиного  тела,  заполняющие  этот  предмет  туалета ...  "Игорёк!  --
громовой  раскат  ласкового шёпота бьёт меня по барабанным перепонкам, --  У
меня останутся на руке синяки ..." Я вздрагиваю и отпускаю  её запястье  ...
"Извини, малышка."
     Затем: мы едем на эскалаторе, Рита --  лицом ко мне и на одну ступеньку
выше -- так, что наши глаза находятся на одном и том же уровне. Её ладони --
у  меня на  плечах, мои  ладони --  на её бёдрах (именно на бёдрах, а не  на
талии)  ... сквозь  свободную и  прохладную  ткань  сарафана ощущаю  горячее
гладкое тело.
     Следующее воспоминание: мы едем в кабине лифта и целуемся -- Рита слабо
сжимает мои руки,  как бы не давая  им воли ... но при  этом  знает, что я в
любой момент могу  освободиться. Я  наслаждаюсь  своей  властью над ней, она
наслаждается моей временной покорностью.
     Затем  на  несколько минут  время  опять  стало почему-то  непрерывным:
насильственно-спокойно мы проходим по лестничной площадке, я  отпираю дверь.
К моему облегчению ни гошкиных игрушек, ни иркиных комбинаций в прихожей  не
валяется (хотя, с другой  стороны,  чего  мне  бояться?...  Рита  ведь  тоже
замужем).  Я веду её в мою спальню, плотно закрываю  за нами дверь и обнимаю
... моё спокойствие куда-то исчезает, пальцы начинают трястись -- так, что я
не  могу расстегнуть  её  сарафан. Рита приходит  мне на помощь,  и пока она
сражается с пуговицами, я смотрю на её  лицо:  глаза  плотно зажмурены, губы
сжаты  в ниточку ... ни дать, ни  взять --  Александр Матросов за секунду до
свершения  своего самоубийственного  подвига.  Наконец сарафан сдёрнут -- он
взлетает  в  воздух  и  планирует  на   гладкий  блестящий  паркет;   сверху
приземляются (уже знакомый мне в подробностях) белый кружевной бюстгальтер и
(ещё  не исследованные) белые  кружевные трусики.  Пока  я  раздеваюсь, Рита
стоит посреди  комнаты, зажмурившись: подбородок вздёрнут,  лицо  рдеет, как
мак, руки опущены  по швам ... контраст между шоколадным  загаром "открытых"
частей  тела и молочная белизна "укромных" сводит  меня с ума и отнимает дар
речи.  Я хочу что-то сказать,  но из  губ исторгается лишь нечленораздельный
хрип ...  откашливаюсь  ... пытаюсь сказать ещё раз, но  не могу облечь свои
желания  в  слова ... молча подвожу Риту к  постели  и толкаю. Она падает на
спину,  не  расжимая  век;  я  ложусь  рядом.  В течении  нескольких  секунд
происходит неловко-безошибочная подгонка  двух  тел  ...  Рита  раскрывается
навстречу мне, как влажный тропический  цветок; я крепко прижимаю её  руки к
постели -- так, чтобы она не могла шевельнуться. "Открой глаза ...  -- шепчу
я,  --  Когда я буду овладевать тобой, я  хочу смотреть тебе  в глаза."  Она
подчиняется  ... и сквозь её замутнённые зрачки я с торжеством наблюдаю, как
моя плоть вторгается в неё, заполняет её целиком и вытесняет всё остальное.
     Затем время опять  потеряло  свою непрерывность -- следующие  несколько
десятков  минут оставили  в моей  памяти лишь отдельные картинки.  Например:
распахнутое настежь окно, задёрнутая  штора развевается под ударами знойного
ветра. Я лежу на кровати и смотрю, как Рита пытается достать с верхней полки
какую-то книгу (обнажённое тело вытянуто в струнку, лицо --  сосредоточено).
Какая это была  книга и  зачем  ей понадобилась --  не помню.  "Тебе сколько
лет?"  -- вдруг спрашиваю  я; "Двадцать  шесть.  -- оборачивается Рита, -- А
тебе?" В её  ушах блестят крошечные серебряные серёжки, и я наконец понимаю,
почему у меня саднит поцарапанный язык. "Тридцать один." -- отвечаю я.
     Потом: мы стоим в душе -- по моим плечам бьют упругие струи воды -- под
моими руками  скользит упругое  ритино тело.  Её  волосы намокли  и потеряли
прямоугольные  очертания  каррэ ... мокрые руки  гладят  меня по  спине  ...
мокрые  губы целуют шею. Я  легонько  нажимаю  на её  плечи, и  она  покорно
опускается на колени ...
     Когда время возобновляет своё непрерывное  течение, мы лежим  в обнимку
на кровати у меня  в комнате. Будильник на тумбочке показывает 17:35. Тёплый
сквозняк  ласково  гуляет  по  моей коже, огромные чёрные глаза Риты  в упор
смотрят  мне  в лицо. Взгляд  её тревожен, лоб  нахмурен.  О чём она  сейчас
думает?...  "О  чём ты сейчас  думаешь?"  -- "О тебе ... почему я в тебя так
сильно влюбилась." -- "И почему же?" -- "Долго объяснять." Её ответ звучит с
нехарактерно резкой интонацией  ...  я  с  удивлением  отстраняюсь. "Я  тебе
обязательно расскажу, Игорёк ... -- Рита ластится ко мне, покрывает моё лицо
лёгкими  поцелуями, -- ...  только не  сейчас, ладно?"  Я  встаю  с постели:
"Ужасно  хочется есть ... как насчёт  того, чтобы  чем-нибудь закусить?" Она
садится и обводит комнату глазами в поисках своего сарафана. "Не  надо. -- я
удерживаю её  за  руку,  -- Мне нравится  смотреть  на тебя обнажённую." Она
улыбается, и мы выходим в коридор.
     Узкие ритины ступни неслышно  ступают по блестящему паркету, мои ступни
почему-то шлёпают. Громко скрипит кухонная дверь.
     "Какой  у  тебя порядок! --  улыбаясь, говорит Рита,  --  Ты  живёшь  с
мамой?"  Мне не  хочется отвечать на  её  вопрос  ... я лезу  в холодильник:
"Молоко  будешь?"  Где-то  в  недрах  квартиры  хлопает  от сквозняка дверь.
"Подожди, Игорёк ... -- среагировав на тревожную  интонацию, я оборачиваюсь,
-- Ты что, женат?" В ритином взгляде написано болезненное недоумение.  "Да."
-- коротко отвечаю  я. "А  где  твоя жена?" -- "Уехала на  дачу."  Несколько
секунд  Рита  молчит ...  на  её лице  вспышками  меняются выражения  -- так
быстро, что я  не успеваю зафиксировать ни одного из них.  "И дети есть?" --
"Сын. Шесть  лет."  Наступает молчание, перемежаемое  воркованием голубей  и
криками  детей  внизу  во  дворе  ...  "Что ты  теперь  намерен  делать?" --
спрашивает она  деланно-спокойным голосом. "А что ты?... -- парирую я, чтобы
выиграть время,  --  Только не  говори, что ты  незамужем  ..." Гордый своей
наблюдательностью,  я  собираюсь объяснить, как  я догадался,  но  Рита меня
перебивает: "Знаешь, куда  исчезло моё обручальное кольцо?" И действительно,
куда?...  положила в сумочку, оставила  на работе?... Какое это имеет сейчас
значение?! "Я выкинула его в урну." Меня как будто  ударили палкой по голове
... я смотрю на  неё, как на опасную (для самой себя) сумасшедшую -- но она,
кажется, этого не  замечает. "У  меня не  было ни малейшего сомнения, что ты
испытываешь ко мне такие  же чувства, какие я  -- к тебе ... -- ритин взгляд
сначала мягчает, потом внезапно прорывается тревогой и болью, -- Пожалуйста,
скажи мне, что я не ошиблась."
     Меня пронизывает смесь жалости и удивления ... я не знаю, что ответить.
За кухонным окном шелестят верхушки тополей.
     "Ты   --  самая  желанная,  самая  привлекательная  женщина,   какую  я
когда-либо встречал ... -- по выражению её лица  я  понимаю,  что это не то,
чего ей хочется услышать, и неуверенно добавляю, -- Я думаю, что я тебя ..."
-- выговорить  слово "люблю"  не удаётся.  Мне почему-то вспоминается наша с
Иркой свадебная  фотография (иркина голова доверчиво и уютно склонена мне на
плечо, на  лице -- ясная безмятежная улыбка) ...  я краснею и  умолкаю. Рита
молчит, в её чёрных глазах -- непрерывно меняющиеся отблески скрытых от меня
эмоций ...  Почему  я ощущаю себя  виноватым перед ней?...  Виноватым в чём?
Лучи  закатного  солнца придают  её  коже красноватый оттенок (она стоит  на
пороге  кухни)  ...  я вдруг опять  замечаю  её наготу. В  глубине  квартиры
раздаются неясные шумы: то ли сквозняк шелестит свалившейся на  пол газетой,
то ли бормочет  не  до конца  прикрученное радио в иркиной комнате.  Я вдруг
замечаю, что  у  Риты  замечательная  осанка --  ноги выпрямлены  и  сведены
вместе, плечи расправлены, грудь торчит  вперёд. Возбуждение овладевает мной
опять -- я поворачиваясь в  полоборота и стараюсь незаметно прикрыться рукой
...
     Господи, пошли мне что-нибудь сказать!...
     "А какие  чувства испытываешь  ко мне  ты?  --  наконец  спрашиваю я  и
внезапно  понимаю, что  задал правильный  вопрос,  --  Какие  эмоции,  кроме
сексуальных, ты  можешь  чувствовать ко мне,  если мы  встретились несколько
часов  назад и  почти не разговаривали?" Ощущение  вины перед ней исчезает и
тут же возвращается  раздражением. "Что ты вообще обо мне знаешь?... За что,
за  какие  достоинства  ты  могла  полюбить  меня  как  человека?!"  Цепочка
всполохов в ритиных глазах резко обрывается, губы оживают -- но произносимые
ими слова не являются  ответами  на мои  вопросы.  "Я  тебя сейчас о  чём-то
спрошу,  -- по её  лицу пробегает гримаса боли, --  и ты должен сказать  мне
правду." Я стою, опершись рукой на прохладную поверхность холодильника, жду.
"Сколько у тебя было любовниц с того момента, как ты женился?" Смысл вопроса
доходит до меня в несколько этапов ... я открываю рот,  чтобы  ответить  ...
закрываю опять ...  открываю снова  ...  с кристальной ясностью понимаю, что
правдивый ответ  закончит  наш роман сразу  и  навсегда.  Ужас потерять Риту
схватывает меня ледяной ладонью. "Какое это имеет значение?!" -- с фальшивым
возмущением  восклицаю я. "Сколько  у тебя было любовниц?" -- повторяет Рита
ровным голосом.
     Чтобы выиграть время, я пересекаю кухню и сажусь на табуретку.
     "Поверь мне ...  -- я вижу, что слова отскакивают от неё, как горошины,
но всё  равно  продолжаю  говорить,  -- Клянусь здоровьем Гошки:  то,  что я
чувствую к тебе -- уникально и неповторимо ...  я  не испытывал  такого ни к
любовницам, ни к жене, ни к чёрту,  ни к  дьяволу!!" Рита  упрямо молчит ...
раздражение бросается мне в голову и пульсирует в висках тупыми равномерными
ударами  ...  "Ну  хорошо,  сейчас  я  тебе  скажу. --  несколько  секунд  я
сосредоточенно шевелю губами,  --  Дай  только  подсчитать  ...  а  то  ведь
ошибусь, не дай Бог, в заблуждение тебя введу ... --  я  осознаю абсурдность
происходящего,  но остановиться  не могу, --  Восемнадцать ... или  подожди,
кажется,  одну  пропустил  ...  для  ровного  счёта  скажем,  двадцать."  На
несколько  секунд  воцаряется тишина.  "Это  правда?... ты  не  шутишь?"  --
"Правда.  --  злобно подтверждаю я, -- Не шучу.  Всегда  был  неравнодушен к
женскому полу."
     Рита поворачивается и идёт, почти  бежит обратно в мою спальню. Быстрая
россыпь лёгких шагов, хлопок двери.
     "А  чего  бы  ты хотела? -- кричу я ей вслед, -- Чтобы после нескольких
часов,  проведённых с  незнакомкой  ...  пусть  даже  прекрасной,  я  бросил
маленького ребёнка и жену, с  которой прожил девять лет?..."  Ответом мне --
молчание. "Тебе  ведь  ребёнка оставлять не придётся ... если у тебя  вообще
есть  ребёнок  ..." Сквозь  оправдательно-обиженную  чушь  до  меня внезапно
доходит,  что у нас с  Ритой  всё  кончено, и я осекаюсь  на  полуслове. Моё
раздражение  сменяется ужасом ... сердце ухает вниз,  будто  с  американской
горы  ... "Подожди, дай мне  хоть сколько-нибудь времени! --  я встаю и иду,
непрерывно ускоряя шаг, по коридору, -- Может, я  сумею полюбить тебя нужным
тебе  способом! --  со  лживостью  этой  фразы  может  соперничать  лишь  её
смехотворность. -- Подожди!"  В  тот  момент,  когда я достигаю  двери своей
спальни, та раскрывается; на пороге  -- полностью одетая Рита. Глаза её сухи
и  смотрят сквозь  меня, лицо перекошено  болью  ...  она  меня  не видит. Я
вытягиваю руку, загораживая ей путь.
     Её зрачки вспыхивают мимолётным вниманием.
     "Пропусти  меня,  пожалуйста. -- её голос хрипл, но твёрд, -- Если тебе
меня хоть чуточку жалко, ты меня  сейчас пропустишь." Я понимаю, что это  --
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама