Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Женский роман - Беляева, Бенило Весь текст 77.89 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7
требованию  --  кем  бы она  тогда  выглядела?... вот  она  и пыталась  лицо
сохранить, но ведь было же очевидно, что это -- только игра, раз она  вообще
сюда прийти согласилась ... а ведь  все  мои намерения  были на мне крупными
буквами  написаны  ...  -- Саломаха  говорил  захлебывающейся скороговоркой,
копируя  суетливую   женскую  интонацию  (что  почему-то  вызывало  странное
ощущение гадливости), -- ... и  разве ж она в самом  деле сопротивлялась?...
да если б  она всерьез сопротивлялась, она бы куда надо попала,  а не  мимо,
она так старательно промахивалась, а я не оценил ... и разве ж это я всерьез
ее бил?... всего-то в четверть силы, да так интеллигентно -- ясное дело, что
понарошку ...
     -- И что с ней потом стало? -- спросил я.
     -- Ничего, жива. Что с ней  сделается? -- отвечал Саломаха, -- Мы с ней
потом  еще  два раза на ту квартиру ходили ...  правда уже  без этой дури  с
побоями.
     Он помолчал, а потом добавил:
     --  А вот ту секунду  своего колебания --  запомнил я на всю жизнь  ...
Никогда нельзя быть уверенным, кто на что способен.  Ну ладно, дамочку эту я
не понял ... так чужая душа --  вообще  потемки!  Но  ведь я и в себе черные
дыры обнаружил -- вот что больше всего меня потрясло! Идешь себе, идешь -- и
вдруг  хлоп  в  такую дыру  со всеми  своими потрохами! Среди  бела дня!  На
трезвую  голову! -- он обвел всех  взглядом и умолк.  Рассказ его, очевидно,
был закончен.
     Опять воцарилось молчание  -- еще более  длительное и более неприятное,
чем раньше.
     -- По-моему, ты подонок, Саломаха! -- наконец, хрипло сказал  Левин, --
А  потому  твои  раглагольствования  о  морали  столь  же  некомпетентны   и
безнравственны, сколь и рассуждения человека с неполным средним образованием
о квантовой механике!
     -- Почему же, Илюша? --  притворно удивился Громов, --  Ведь он  же  не
убил  эту женщину ... мог,  а не  убил! В тюрьму готов был пойти, как Родион
Раскольников!
     -- Не юродствуй, Лешка!! -- заорал Левин с  такой яростью,  что люди за
соседними  столиками  оглянулись.  -- Ты ведь все прекрасно  понимаешь  -- у
порядочного  человека  и  мысли  такой возникнуть не  должно -- лежащую  без
сознания  женщину  душить!... -- он побледнел и  откинулся  на спинку своего
стула. Я вдруг вспомнил, что у него слабое сердце.
     --  Илюша! --  Юля наклонилась  к Левину, -- Господи, да не волнуйся ты
из-за  этого  подлеца ... ну,  какое тебе до него  дело?!... Хочешь,  я воды
принесу?
     Левин отрицательно покачал головой. Губы его дрожали -- ни то от боли в
сердце, ни то от ненависти.
     -- А чего вы меня подонком, да подлецом обзываете?
     Странная интонация Саломахи не вязалась со смыслом его слов. Синхронно,
с четырех точек пространства мы перевели взгляды на него -- он улыбался!
     -- А вы и поверили, да?... Ха-ха-ха!... -- по его лицу гуляла кривая  и
несколько жутковатая улыбка ; тело начинало  трястись  в приступе хохота, --
Поверили, да?! Ха-ха-ха-ха-ха!. ..
     -- Так ты чего, набрехал все? -- несвойственно тихо  спросил его Лешка.
На какое-то мгновение мне показалось, что он сейчас ударит Саломаху по лицу.
     -- А ты  думал, я и впрямь насильник?... Ха-ха-ха-ха-ха!... --  зашелся
Саломаха.  --  Да  ежели б  я  был, то неужто  стал на  всех  углах  об этом
рассказывать?...
     -- Господи, какой негодяй! -- хрипло выговорил Левин. -- Это ж надо!...
Какой  абсолютный  и  окончательный  негодяй!  -- Он  отодвинул свой стул  и
медленно поднялся на ноги. --  Жаль, что на такой неприятной ноте приходится
прощаться ...  но  ничего  не  поделаешь.  -- он  кивнул  мне и Юле,  --  До
свиданья, Жень, приятно было после всех этих лет  с  тобой увидеться; Юлечка
--  до скорого. --  он посмотрел на  Громова, -- Леш, ты меня подбросишь  до
гостиницы?
     Прозвучали   прощания.   Лешка  с  Юлей  обнялись  и  поцеловались,   я
(единственный) пожал руку Саломахе. Из паба мы вышли все вместе, но сразу же
разделились:  Саломаха отправился  пешком в  свой бесплатный  приют,  Илья и
Лешка пошли к лешкиной  машине, мы с Юлей -- к  моей (для экономии  денег  и
более  тесного  общения  Юлька  остановилась у нас  дома).  Перед  тем,  как
завернуть за угол,  что-то подсказало мне обернуться -- и я увидал глядящего
нам вслед Саломаху. Таким он и остался  в  моей памяти: несколько обрюзгшая,
но в целом  еще статная, фигура;  куртка  и пиджак расстегнуты ;  в просвете
виднеется желтая душегрейка.
     Я  расстался  с Саломахой с явственным, хотя и ни на чем не основанным,
ощущением,  что  никогда  более  не  увижу  его  --  а  равно  не  услышу  о
рассказанной им  странной истории. Вторая часть этого  предчувствия, однако,
не оправдалась.
     Большую  часть дороги до моей машины мы  с Юлей промолчали;  пятнадцать
лет  нашей дружбы делало молчание необременительным. "Серега твой не жалеет,
что науку бросил?" -- наконец, спросил я ; "Куда там!... -- отвечала Юля, --
Он, поди, и  синус-то  теперь не проинтегрирует!" Ливший весь  день холодный
дождь  превратился в мельчайшую взвесь, равномерно  заполнявшую  все мировое
пространство -- от мокрых коричневых кирпичей дорожки до невидимых в темноте
туч, и  оседал на  наших лицах  тонкой  водяной пленкой. "Но зарабатывает-то
хорошо?" -- "Еле-еле концы с концами сводим."  (Я почувствовал  укол совести
за свое благополучие.) Мы пересекли Площадь Королевы Виктории и углубились в
переулки. "Да что ж это  у вас все время дождь идет!... -- пожаловалась Юля,
-- С  ума  ведь можно сойти!";  "На  завтра  опять обещали." -- отозвался я.
Через  пять минут мы уже сидели  в  машине  -- ехать нам было с полчаса (моя
семья жила в  городе  Ковентри, отстоящем  от  Бирмингема миль на двадцать).
Ветровое стекло запотело -- я включил обдув и поставил подогрев на максимум.
     -- А все-таки он подлец! -- неожиданно вырвалось у Юли. -- У меня такое
ощущение, будто я со скорпионом беседовала ... бр-р! -- она передернулась.
     --  С  каким  скорпионом?  --  переспросил  я, осторожно  выруливая  из
переулка на главную дорогу, -- А-а, с Саломахой  ... Так он  же все набрехал
...
     -- Ты чего,  Жень, -- в юлькином голосе сквозило удивление, -- и впрямь
его уверениям поверил?...
     -- Уверения здесь  не при чем.  --  отвечал я,  глядя  на дорогу, -- Из
самой истории видно, что все это -- брехня.
     -- И каким же это образом?
     Мы  остановились  у  светофора. По тротуару мимо  нас  прошла  компания
болельщиков  "Астон  Виллы",  все  -- в  одинаковых  красно-синих  шарфах  и
шапочках.
     -- Мотивировка у него  хромает  -- и  мужская ее  часть, и  женская. --
объяснил я, -- Скажем, все эти рассуждения о совести: при всем моем уважении
к Денису Аркадьичу, трудно поверить, что ему в голову придет ...
     -- А  вот  тут  я  с  тобой спорить не стану!  --  перебила  Юлька,  --
Комсомольский  вожак,  пошляк,  зануда  беспросветный ... -- да  такой троих
убьет, включая собственную мать, лишь бы тюрьмы избежать!
     -- Я такого не утверждал. -- не  согласился  я. -- Я лишь сказал, что в
такой ситуации он  рассуждать  о совести не  будет. Но она, совесть, у  него
есть --  немного,  но есть ...  поверь, я его  лучше знаю.  Плюс в  решающий
момент  еще капля должна была пробудиться  ...  это ж ведь совсем надо через
свои  инстинкты переступить,  чтобы хладнокровно задушить лежащую без памяти
женщину! И эта капля вполне могла бы  удержать его  от убийства ... то есть,
конечно, если б эта история вообще правдой была ...
     -- Чушь! -- в юлькином голосе чувствовалась хорошо знакомая мне упрямая
нотка,  -- Он  лишь потому не убил,  что испугался  ... испугался,  что  его
милиция поймает, несмотря на его план замечательный!
     Справа  и слева узкую  улицу обступили ярко  освещенные  дома  -- пабы,
рестораны, кинотеатры, ночные клубы ... Тысячи огней преломлялись в мириадах
дождевых капель и смешивались в одно многоцветное марево, оставлявшее во рту
привкус вечера пятницы.
     -- Ну, не знаю, как тебя убедить ... -- сказал я, -- У него и с женской
мотивировкой тоже не сходится ... Кстати: у меня по части изнасилования опыт
небольшой, конечно, но откуда у нее кровь на нижнем белье? Я понимаю, если б
он ей нос расквасил ...
     --  Я,  слава Богу,  тоже не  эксперт  ... тьфу-тьфу-тьфу ...  -- Юлька
суеверно  сплюнула  через   левое  плечо,   --  Однако,   говорят,  что  при
определенной грубости бывает ...
     -- Ну, если так,
 Бог с ним. --  согласился я, --  Ты тогда вспомни, как он ее
повреждения описывал: глаз  подбит,  вся  в крови,  лежит  без  сознания  --
правильно? И при  этом:  всю дорогу думала, что они  "играют", и только кайф
ловила?!... В мои представления о мазохизме это не укладывается!
     --  Сознание  она  могла  потерять не  от побоев,  а  ...  как  бы  это
выразиться ... от восторга ... говорят, и такое бывает. -- парировала Юлька,
--  Кстати, я могу тебе попроще  объяснение предложить, без этих сексуальных
извращений: очнулась  она, значит,  и видит, как Саломаха к  ней  с подушкой
приближается --  он ведь,  небось, подушку эту  так  с  собой  машинально  и
таскал,  верно? Рожа у парня перекошена; "Ну, -- думает тетка, -- конец  мне
пришел!...  Единственный  шанс -- к шутке  все свести!" И свела  ...  умная,
видать, баба.
     Мы выехали на шоссе, я прибавил скорости.
     --  Не  получается,  Юль. -- сказал я, -- Если б она от страха  все это
наплела, то как вышли они потом на улицу -- она бы  первому встречному менту
его и сдала бы!
     -- А вот и не обязательно, что сдала бы! -- с жаром возразила Юлька, --
Ты  здесь, на Западе  забурел  совсем и  от родных  корней оторвался: у  нас
женщине  на изнасилование жаловаться -- себе  дороже ...  менты у нас,  если
хочешь знать ...
     -- Не горячись.  -- перебил я ее, -- Сама посуди,  если даже в ментовку
она его не упекла, то неужели пощечину ему не дала и в рожу не плюнула?...
     --  А  может,  и  плюнула!  --  вскричала  Юля, --  Он,  может,  просто
рассказать не успел!
     -- Успел. -- отвечал я, -- Помнишь, что я у него в самом конце спросил?
     Наступило молчание. Дождь слегка усилился, и я  внимательно  смотрел на
дорогу; справа и слева мелькали ярко-желтые,  как во многих местах в Англии,
фонари. Я бросил косой взгляд на Юльку -- та дулась.
     --   Юль,   ты  чего?   --   удивился   я,   --  Из-за   такой   ерунды
расстраиваешься?... Да что это на всех вас накатило?
     Она промолчала.  Мокрая  дорога  блестела черно-желтыми  бликами, машин
было мало. Мы приближались к Ковентри.
     -- Ты, Жень, стараешься быть  в равной степени добрым ко всем  людям на
Земле! -- вдруг сказала Юлька странно-злым голосом, -- А быть добрым ко всем
--  это все равно, что быть равнодушным к каждому. Очень удобная позиция для
сохранения собственной душевной чистоты и благополучия.
     Опять наступило  молчание. Я включил радиоприемник ; "There's  no
aphrodisiac like  loneliness  ..."  -- мягко  запел  низкий  женский  голос.
Размеренный   стук   дворников  подчеркивал  ритм   песни,  гудение   хорошо
отлаженного мотора создавало ровный уютный фон.
     -- Было ли хоть раз,  чтоб ты попросила  меня  помочь,  а я отказал? --
спросил я.
     -- Нет. -- после паузы ответила Юля.
     -- Бывало ли, что я помогал тебе без просьб? -- спросил я.
     -- Да. -- после паузы ответила Юля.
     В  кабине  машины было сухо и тепло; "... youth,  truth  and a  picture
review  ..."  -- выводил низкий  женский голос. И  тут что-то заставило меня
повернуться к Юле ... она смотрела на меня одним из тех женских взглядов, от
которых у мужчин, в каких бы они отношениях с этими женщинами ни находились,
замирает сердце и перехватывает дыхание.
     -- Я на тебя не сержусь. -- сказал я.

     x x x

     Юля пробыла у нас  еще неделю --  я и моя  жена по очереди катали ее по
окрестным замкам; пару раз ездили в Лондон. Рассказ Саломахи  никак более не
обсуждался, и мне было показалось, что Юля про него забыла. Однако,  когда я
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама