Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Женский роман - Беляева, Бенило Весь текст 77.89 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7
-- завелся:  значит, я переживаю, а ей -- тьфу? И  потом: кабы  не боялся я,
что она  на меня всерьез  глаз  положит, то  был  бы вполне непрочь дело это
повторить ...
     -- Богатый букет эмоций! -- похвалил Лешка.
     С серьезным видом, Саломаха кивнул.
     --  И вот когда народ  из нашей  комнаты на обед разбежался, а она  еще
какую-то работу заканчивала, подошел я к ней  и  начал что-то мычать.  И ...
это ж надо было видеть! Я стою -- она сидит,  но при этом умудряется  сверху
вниз  на меня  посмотреть --  типа, строгая  учительница на  хулигана,  -- и
говорит: "Тем, что я вам вчера сказала, тема исчерпывается!"
     -- Что, прямо так, на вы? -- восхитился Лешка.
     -- На вы, железно, и  по отчеству! Говорит: "Я, Денис Аркадьевич, вчера
даже  как-то  растерялась --  не на помощь  же  звать!  Вы  были  совершенно
невменяемы!" Что ей на это возразишь?... я и отвалил.
     -- ... но эмоции стали еще богаче! -- услужливо подсказал Лешка.
     -- Ну, да!... Зло меня, понимаешь, разобрало: она, значит, мой член ...
-- Саломаха поперхнулся и опять искоса посмотрел на Юлю, -- ... и я же хожу,
как оплеванный! И главное, помню ведь, как она тогда задрожала, да выгнулась
--  а  теперь  говорит,  что просто  от  меня,  пьяного  придурка  побыстрее
отвязаться хотела! Ну, думаю, погоди, ты у меня еще сама попросишь!...
     --  Эт' правильно!  -- компетентно поддержал Лешка, -- На место их надо
ставить, зараз, чтоб знали!...
     --  Ну,  ты  нас  заинтриговал,  Денис!  --  воскликнула Юлечка,  --  А
дальше-то что было?
     --  Поначалу  ничего.  Потому   что  держалась  она  так  ...  э-э  ...
официально, что никак  не подъедешь. Смотрела на меня, как  на пустое место,
говорила только  о  работе, а комплимент скажешь -- презрительно улыбнется и
все  ... у меня только  уши краснели.  Одним словом, не подступиться. Время,
понимаешь, идет, а толку -- ноль.  Через неделю  я  только об одном думать и
мог: как ее трахнуть ... и никакого просвета!
     -- Вот так  ваш брат мужик в  наши  сети и  попадает! -- констатировала
Юля.
     --  Ага. -- не вдумываясь, согласился Саломаха (лицо его порозовело, на
лбу выступила еле  заметная  испарина),  --  Тут-то  я и вспомнил,  как  она
обмолвилась: "Не на помощь же звать ..." Думаю: если в  тот раз не  позвала,
то и в другой не позовет -- главное, в угол ее загнать, заразу!
     Я посмотрел на остальных слушателей: по какой-то причине  Юля  с Лешкой
уже не так походили  на  лису Алису и кота Базилио, как в  начале разговора.
Лицо Левина было красно,  как  мак, -- оставалось удивляться,  как он до сих
пор не взорвался.
     --  А  тут,  как  на  грех,  у  меня ключ от  пустой квартиры оказался:
родственница дальняя уехала на неделю и попросила ее  канарейку ... в общем,
неважно. Короче, был ключ. И разработал я план.
     Саломаха сделал драматическую паузу.
     -- В один  прекрасный день я этой даме что-то  такое наплел, о каких-то
данных, которые у Федорова срочно из дома  надо забрать ... а то он завтра в
командировку едет ... ваша  помощь, мол, нужна, сам быстро не  разберусь ...
-- в общем, целую легенду сочинил. Она,  вроде,  не заподозрила ничего: надо
-- значит  надо,  пошли.  День, помнится,  был прекрасный:  весна, солнышко,
почки  набухают ... часа три,  примерно -- рабочее время. Подошли мы к этому
дому,  там  подъезд еще занюханный  такой, черная  лестница  ... Ну, я перед
дверью целый  спектакль  разыграл --  звонил  сначала,  потом  по  лбу  себя
стукнул: мне ж Мишка ключ дал на тот случай, если опоздает ... Короче, вошли
мы, я куртку снимаю -- мол, дело долгое, располагайтесь. Она спокойно вешает
плащ, в комнату заходит -- а там  даже  стола рабочего нет ... только диван,
телевизор и стулья. Тут я и говорю: "Извините,  мадам, но  только копировать
мы ничего не будем, а  будем продолжать то,  что так успешно с вами  однажды
проделали!" -- и раздеваться начинаю.
     Я  опять  посмотрел  на  своих  друзей:  все  трое  подались  вперед  и
внимательно слушали. Даже лицо  Левина, хотя и было все еще красно, выражало
теперь  не  раздражение,  а  брезгливый  интерес. Шумевшие  вокруг англичане
тактично отошли на второй план, шумевший за окном дождь стал почти неслышен.
     -- Она аж глаза вытаращила, говорит: "И вы так  в себе  уверены?"  А я,
мол, конечно, дверь-то  заперта  --  я вас так просто  не выпущу. И  вот тут
только я и осознал, что для меня теперь назад пути нет.  Понимаете? Я ее и в
самом деле  не  мог выпустить!  Иначе  я потом  не то, что ей  в глаза  -- в
зеркало  не смог  бы посмотреть!  Получилось,  что я  не  ее, а себя в  угол
загнал, и должен был теперь ее трахнуть, чего бы мне это ни стоило.
     Саломаха  достал  из карамана неожиданно чистый носовой платок, отер со
лба пот и глубоко вздохнул.
     -- Я  только на  то надеялся, что в прошлый раз ей самой захотелось  --
ну,  думаю, в конце концов и сейчас захочется, если постараться. Главное, не
сдаваться, добиваться любой ценой -- и тогда  потом все будет нормально. Ну,
она  на  секунду  растерялась  было,  но  тут  же  спохватилась,  брови  так
презрительно подняла, и со своим видом учительским говорит: "Вот еще! Что за
ерунда?  Да я просто уйду и вас спрашивать  не стану!"  -- и к  двери сразу,
обойти меня пытается. Ну, а я  ее, естественно, руками прихватываю --  а она
мне, естественно, по  морде. Я на это внимания не обращаю, прижимаю покрепче
и давай блузку расстегивать ... А она -- прямо, как кошка дикая, я не ожидал
даже. Заехала мне кулаком -- ну, это еще ничего: какие  там у нее кулаки! --
а вот ногти были длинные и острые, так что пришлось руки заломить. Дальше --
больше: кусается,  коленкой попыталась двинуть --  чуть  не попала,  в самом
деле.  И  главное,  все  это  -- молча,  шипит только  сквозь зубы чего-то и
рвется, как дикий зверь ... В один момент чуть в коридор не прорвалась, стул
мне под  ноги опрокинула -- ну, я догнал, заволок обратно и  на  диван сразу
завалил. Она -- когтями в глаза ... едва увернулся, по плечу проехала. И тут
-- не знаю,  как это получилось ... не сдержался,  что ли -- в общем, я ее в
ответ ударил --  раз, другой ... и так от этого завелся -- просто до темноты
в глазах! Да еще эта установка моя  --  любой, мол,  ценой ... Я, понимаешь,
ждал, что уже вот-вот, что еще немного -- и она сдастся, ослабеет, и я снова
почувствую  эту ее дрожь ...  Но  она никак не слабела  --  а я, чем  дальше
заходил, тем больше понимал, что назад  пути нет -- и тем больше злился! Вот
ведь  баба  была: трепыхаться  не  перестала даже, когда ей и  терять-то уже
стало нечего  -- я от  этого совсем озверел! В  глазах -- красный туман,  об
установках уже  знать не знаю,  ведать  не  ведаю, а добиться от  нее одного
хочу:  чтобы сдалась,  наконец, и закричала -- если  не от  наслаждения, так
хотя бы от боли!...
     Саломаха на  секунду остановился, не сводя расширенных зрачков со своих
побелевших от напряжения пальцев, коротко вздохнул и тихо закончил:
     -- В конце концов она закричала.
     Мы  молчали.  Вновь  стали слышны  разговоры  посетителей и шум  дождя.
Саломаха  вдруг  резко  вскинул голову,  но не встретил ни одного  ответного
взгляда. Он снова опустил глаза и, еще раз переведя дыхание, продолжал тихим
сдавленным голосом:
     -- Потом очухался я,  туман  этот в глазах пропал ... Смотрю -- она без
сознания. На ее руках,  где я держал, синяки черные наливаются. Глаз подбит,
юбка задрана, белье -- все в клочья, заляпано кровью ... Короче, картинка из
протокола.  Я  тоже в  виде соответствующем:  расхристанный весь, на рубашке
рукав  оторван, следы от ногтей. Ну все, думаю, приплыли --  восемь лет. Это
как минимум -- а ведь я ж ее сюда заманил предумышленно  ... Семья,  карьера
-- все к черту! Мама не переживет ... сын  без меня  вырастет ... Пять минут
кайфа -- и вся жизнь коту под хвост!
     -- А что, был кайф? -- странно глянув на Саломаху, спросила Юлька.
     --  Был. -- тот  сжал  зубы, и на побледневших щеках  его  перекатились
жесткие неприятные желваки, -- Не столько от секса, сколько... Когда вот так
барьеры   опустишь,  то  опьянение  --  от  чувства  абсолютной  свободы  --
обалденное  ... Да только тут  же мне  и поплохело -- думаю:  Господи, что ж
теперь делать? Может, просто  отвалить, и пусть потом доказывает?  И сам  же
себе и отвечаю:  докажет, в пять минут  докажет! Доплетется в таком вот виде
до ближайшего отделения, и вперед -- через полчаса в кутузке буду сидеть.
     Саломаха помолчал, снова  машинально  взявшись за  свой пустой  стакан.
Потом еще тише, медленно выталкивая слова, продолжил:
     --  И тут у  меня мысль мелькнула: сейчас, пока она в отключке, подушку
на лицо -- и концы в воду ...

     Он сглотнул слюну, и заговорил быстрее:
     -- Думаю: если бросить ее потом в этом же подъезде, но на другом этаже,
никто ее с этой квартирой не свяжет, а я приберусь -- и шито-крыто! Голова у
меня  прояснилась -- прямо, как компьютер: "щелк,  щелк, щелк"  ...  Дальше:
если душить -- я где-то читал, что мочевой пузырь слабеет, -- так надо ее на
пол стащить, чтоб  не на  диване.  Плащ  не забыть -- забрать с собой ... Не
оставить отпечатков пальцев на сумке и туфлях ...  Это я сейчас  рассказываю
долго, а тогда все эти мысли вскачь, параллельно, за секунду какую-то. Там и
подушка  под рукой была, с дивана свалилась -- старомодная такая, вышитая. Я
ее подобрал --  думаю,  маловата  ...  но,  если  двумя  руками прижать,  то
наверно, ничего ...
     Он опять умолк. Задрожавшими руками поставил на стол стакан.

     -- Думаю:  стоп, еще раз,  все  хорошо продумать, чтоб  не  лопухнуться
нигде. И так старательно  представил  все,  что  буду  делать  --  поэтапно.
Душить,  значит, затем  тащить, подтирать -- ну, и так далее  ... Потом -- в
подъезд на разведку:  если никого нет, то  я тело  вытащу и  спокойно  домой
пойду. По яркой солнечной улице. Приду,  буду вести себя как обычно, на всех
смотреть, спокойно разговаривать -- с женой, сыном ...
     Саломаха поднял голову, медленно обвел нас всех взглядом и вдруг  жалко
улыбнулся пухлыми дрожащими губами.
     -- Понимаете, я вдруг так  ярко почувствовал, каково мне будет... Какая
там семья! Если  милиция  не найдет, то я сам ...  не выдержу.  И  тут  меня
холодный пот прошиб: Господи, как же близко я был к тому,  чтобы ... ну нет,
думаю -- лучше тюрьма!
     Он  помолчал, глядя  перед  собой остановившимися глазами, будто  вновь
видя ту далекую комнату.
     -- И что дальше?
     Это спросил Левин -- и так резко и неожиданно прозвучал его  голос, что
я вздрогнул.
     --  Ничего.  --  Саломаха  будто проснулся,  глубоко  вздохнул и  пожал
плечами.  -- Сижу,  жду,  пока очнется.  Решил:  будь,  что будет ... может,
как-нибудь договорюсь  с ней ... ну,  там,  прощенья попрошу ...  Потом  она
пошевелилась, приоткрыла глаза, еще мутные такие --  я набрался духу и начал
лепетать: не знаю, мол, как так получилось, я не хотел ...
     Он  сделал  паузу  и  вновь  оглядел присутствующих,  недоуменно задрав
брови.
     -- А у нее  глаза вдруг  такие круглые стали,  она и говорит: "Ты  что,
Денис, обалдел? Мы же играли! Я думала, ты тоже играешь!"
     Воцарилось  длительное  и  неприятное  молчание.  По  удивленному  лицу
Саломахи было видно, что такой реакции он не ожидал.
     -- И что потом? -- наконец спросил Лешка.
     -- А заревел  я. -- хрипло отвечал  Саломаха, -- Ей-Богу, сроду со мной
такого не  бывало,  ни до,  ни после --  прямо  ревел,  как младенец,  сопли
размазывал  ...  А  она  гладила  меня  по  головке  и  прощения просила ...
Представляете, она -- у меня! За то, что на изнасилование спровоцировала! --
Он снова оглядел присутствующих, задрав брови. -- Все говорила, да говорила:
что,  мол,  у нее и в мыслях ничего  такого не было, что она просто немножко
поиграть  захотела  ...  ну,  разве  что, увлеклась  чуть-чуть, но ведь и  я
увлекся  ...  не могла ж она ни с того, ни с  сего,  отдаться  по первому же
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама