Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Аркадий Арканов Весь текст 290.15 Kb

Рукописи не возвращаются

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 25
стоял  сейчас  на  коленях  Чикиннит  Каело,  а  перед  палачом   Басстио.
Наказание, которое ждет хозяина "Альманаха", еще впереди, а пока он  имеет
возможность искупить свою вину, направив остатки своей  изворотливости  на
то, чтобы раздавить скорпиона, прежде чем  он  сможет  укусить  кого-либо,
затушить факел, прежде чем будет разожжен костер. С  этого  момента  перед
домом, где расположен  "Альманах",  будут  дежурить  четыре  представителя
службы молчаливого наблюдения, чтобы схватить бритого  бородача  по  знаку
Чикиннита Каело, как только он появится вновь. И ни одна  душа  не  должна
знать о случившемся и о принятых мерах, чтобы не было пищи для нездорового
любопытства и слухов. А теперь старик может убираться, дабы не  раздражать
долее своим тошнотворным видом Первого ревзода.
     Он долго еще ходит из угла в угол. Нет, нет, все к одному. Его  опыт,
его  мудрость,  его  нюх  подсказывали:  что-то  разладилось   в   большом
механизме, что-то разболталось. Мадрант пока не  чувствует  этого  или  не
желает чувствовать, но много  лет  назад  тогда  еще  молодая  Герринда  -
любимейшая жена отца нынешнего мадранта - сказала Первому ревзоду,  что  в
одном из своих прежних обличий он был крысой. И  как  это  ни  противно  и
оскорбительно, но в чем-то Герринда права: он обладал  обостренным  чутьем
опасности, которое и сейчас его  не  обманывает,  -  в  корабле  появилась
течь..."


     В этом месте гримаса перекосила лицо чтеца-сатирика, и  он  опрометью
бросился  из  комнаты.  Вернулся  он  минут  через   семь,   серьезный   и
озабоченный.
     - Нет, я точно сегодня чего-то съел, - произнес  Гайский,  усаживаясь
на стул и неодобрительно покачивая головой.
     - Слушай! - сказал Колбаско. -  А  может,  эта  вещица  на  тебя  так
действует? На тебя так, на Индея Гордеевича по-другому...
     - Что ж она на тебя не действует? - разозлился Гайский.
     - Не знаю, - ответил Колбаско  и  неожиданно  обратился  к  Вовцу:  -
Кстати, Вовец, ты помнишь, что должен мне шесть сорок?
     - Каждый раз напоминать об этом другу подло! - отрезал Вовец,  обводя
стол мутными глазами. - Читай, Аркан.
     И Аркан Гайский продолжил:


     "Олвис,  переведенная  в  покои  мадранта,  проводила  теперь  в  его
присутствии почти все время, но никак не могла понять причину  по-прежнему
корректного, исключающего всякую близость отношения к ней.  Для  отдыха  и
сна ей была отведена отдельная  комната,  в  которую  мадрант  никогда  не
заходил.  Олвис  видела,  что   мадрант   страдает   и   мучается,   когда
разговаривает с ней или просто молча и задумчиво смотрит на нее, и она уже
давно готова была облегчить его страдания не  столько  своим  мастерством,
сколько желанием, но... Извини, мадрант, ты испытываешь мою  гордость,  уж
коли ты не покупаешь меня и отказываешься брать силой, предлагая  игру  на
равных, то  пусть  я  лучше  сдохну  (чересчур  изысканно  для  принцессы,
конечно), пусть лучше вырвутся наружу мои желания, покрыв кожу струпьями и
нарывами, но ты не дождешься, чтобы я сама завалила тебя (опять грубо,  но
что поделаешь!), хоть ты мне и нравишься  с  каждым  днем  все  сильнее  и
сильнее.
     А мадрант, погруженный в свои мысли, развлекал ее, а  может  быть,  и
сам развлекался, играя со своим  шутом.  Он  далеко  забрасывал  небольшой
круглый желтый камень, а шут, изображая собаку, разыскивал этот камень и в
зубах приносил  его  мадранту,  поскуливая  и  глядя  на  мадранта  своими
зеленоватыми глазами. Потом этот невысокого роста человек вдруг становился
похожим на жалкого старикашку, на лбу у него вздувались вены,  и  начинала
трястись голодна. Он  называл  мадранта  Ферруго.  Папа-па...  Пе-пе-пе...
Ферруго хочет стать знаменитым поэтом?.. Ферруго не дорос. Ферруго еще  не
достоин... Кто такой Ферруго?.. Па-па-па... Не знаю такого... У  нас  есть
стихотворцы, у  которых  Ферруго  должен  учиться,  много  учиться,  долго
учиться...  Бедненький  Ферруго!  Вот  тебе  желтый  камень,  чтоб  ты  не
унывал...
     Мадрант улыбался и обращался к Олвис,  показывая  ей  желтый  камень,
чтобы Олвис знала: Чикиннит Каело отказывает какому-то Ферруго, но если бы
стало известно, кто такой Ферруго, эти строки Чикиннит Каело  расклеил  бы
по всему городу и сделал  бы  молитвой  для  горожан.  Но  Чикиннит  Каело
никогда не  узнает,  кто  такой  Ферруго,  потому  что  мадрант  не  хочет
побеждать поэта Ферруго в нечистой  игре,  и  если  Ферруго  бросил  вызов
мадранту, мадрант принимает вызов и будет драться с  ним  так,  как  может
драться  человек,  которого  небо  призвало  быть  мадрантом.   И   только
победитель станет достойным прекраснейшей Олвис. И мадрант снова кидал как
можно дальше желтый камень, и шут снова в  зубах  приносил  его  мадранту,
глядя на него своими зеленоватыми глазами. А потом шут становился  похожим
на Олвис и, томно вздыхая, подмигивал ей, садился на  колени  к  мадранту,
обвивал его шею руками, прислоняясь своей головой к  его  груди.  И  тогда
мадрант брал его левой рукой за шиворот ("Почему  он  прячет  свою  правую
руку?") и легко, словно щенка, отшвыривал шута, после чего  шут  заливался
слезами и начинал рвать на себе волосы..."


     Вовец икнул. Гайский с опаской взглянул на него и продолжал:


     "...А на город меж тем наступала не  поддающаяся  ни  проклятиям,  ни
заговорам, ни мольбам иссушающая, безжалостная жара. Обмелели, а вскоре  и
вовсе пересохли ручейки и питьевые каналы. Уровень воды в пресном  водоеме
настолько  понизился,  что  совет  ревзодов  ограничил  потребление   воды
горожанам  вчетверо,  а  рабам  -  вшестеро.  Пожухла  и  выгорела  трава,
свернулись и превратились в сухие мертвые трубочки листья на  деревьях,  и
сами деревья под горячим оранжевым  солнцем  стали  похожими  на  скелеты.
Земля сморщилась и облысела, покрывшись трещинами и корками.  Горожане  до
глубокого вечера не покидали своих домов, спасаясь от зноя. Рабы на  полях
и в каменоломнях падали замертво от губительных тепловых ударов.  Тела  их
сначала  сбрасывали  к  священным  куймонам,  но  те,  ожирев  от   обилия
жертвенной пищи,  ушли  на  дно,  и  разбухшие  трупы  постепенно  покрыли
поверхность водоема. Тогда мертвых рабов перестали убирать, и, разлагаясь,
они заполнили город и окрестности густым  тяжелым  смрадом,  который  стал
ощущаться даже во дворце мадранта, хотя тот находился на высоком холме."


     Вовец снова икнул.


     "Легче других пришлось рыбакам, которые с рассветом уходили далеко  в
море и облегчали участь, бросая свои уставшие, потные  тела  в  прохладную
морскую голубизну. И лишь поздно вечером приморские улочки и  драббинги  -
эти заведения, где могли собираться и пить вино  горожане,  -  оживлялись.
Возвратившиеся рыбаки в обмен на сведения об удачном или  неудачном  улове
получали от горожан свежие новости, накопившиеся за день. А  новости  были
мрачными и неутешительными. Около полуночи в один из  драббингов  прибежал
бледный, насмерть перепуганный воин из горного сторожевого отряда и,  едва
успокоившись двумя большими чашами вина, рассказал,  как  некоторое  время
назад, вскоре после захода солнца, на его глазах был  опрокинут  на  землю
выскочившим из-за скалы огромным животным  начальник  сторожевого  отряда,
проверявший ночной караул. Рассказчик и его товарищ, остолбенев от  ужаса,
видели, как чудовище разорвало грудь и живот начальника  отряда  и,  издав
жуткий  вой,  в  три  гигантских  скачка  исчезло  во  тьме.   Обезумевший
рассказчик бросился в город, чтобы поведать эту историю жителям..."


     Вовец икнул.


     "Утром страшная новость уже  расползалась  холерой  по  городу  -  от
горожанина к горожанину, от дома к дому, от  драббинга  к  драббингу.  Она
видоизменялась и обрастала новыми  деталями  и  фактами,  придававшими  ей
дополнительную правдивость. Не  начальник,  а  весь  отряд  был  растерзан
возникшим в ночи из небытия невиданным зверем. Никакой это  не  невиданный
зверь, а взбесившийся от жары любимый пес мадранта, и не начальник горного
отряда стал его жертвой, а один из ревзодов, охотившийся, на свою беду,  в
горах прошлой ночью. Никакой это не пес мадранта, а символ неба, посланный
им на землю в облике свободной собаки, чтобы объединить горожан и  поднять
их на свержение мадранта, и этот символ может принимать не только собачий,
но и человеческий  образ,  превращаясь  то  в  бородатого  карлика,  то  в
прекрасную белокурую женщину, и  вчера  в  одном  рыбачьем  драббинге  его
видели в облике худого парня со странными зелеными глазами, и он зачитывал
какую-то бумагу, в  которой  собаки  призывались  к  расправе  над  своими
хозяевами,  после  чего  находившиеся  в  драббинге   впали   в   страшное
возбуждение и этой же ночью ушли в горы, где обезоружили сторожевой горный
отряд мадранта, и символ этот имеет имя, и зовут его не то Верраго, не  то
Буррого, не то Ферруго..."


     Вовец икнул.


     "...да-да, высокий  мадрант,  Ферруго  -  так  зовут  негодяя,  из-за
которого всполошился город, а воины ослушиваются  приказаний  начальников,
отказываясь  следовать  в  горы,  чтобы  изловить  и  уничтожить  бешеного
Рредоса, ибо нет  никаких  сомнений  в  том,  что  таинственное  животное,
растерзавшее несчастного начальника горного  сторожевого  отряда,  и  есть
сбежавший  любимейший  пес,  и  коли  мадрант  доверяет  Первому  ревзоду,
нарушившему покой мадранта столь неприятными сообщениями, то Первый ревзод
удаляется для принятия необходимых в данном случае мер..."


     Вовец икнул и очнулся.


     "Мадрант приподнял правую бровь и улыбнулся. Рредос был славным псом,
но неужели незыблемая мощь армии мадранта, о чем  неоднократно  докладывал
Первый ревзод ("Да, мой  мадрант,  мощь  армии  по-прежнему  незыблема".),
столь ослабла, что она не может отловить бешеную  собаку,  успокоив  таким
образом бедных, изнывающих от жары и зноя горожан?  Знает  ли  Олвис,  что
делают тогда, когда один воин  не  подчиняется  приказу?  Его  казнят,  но
казнят не только его, а еще десять ни в чем не повинных воинов из того  же
отряда. И если кто-то и потом вздумает не подчиниться,  то  уже  не  будет
необходимости в новой казни. Его  разорвут  свои  же,  ибо  никто  так  не
дорожит жизнью, как рабы,  которым  кажется,  что  они  свободны.  Что  же
касается Ферруго, бросившего вызов мадранту,  то  мадрант  принимает  этот
вызов и становится беспощадным..."


     По мере того, как Гайский  читал,  Колбаско  мучительно  перебирал  в
памяти всех, кто когда-либо сколько-либо был ему должен... Вовец  -  шесть
сорок... Дамменлибен - двадцать три  восемьдесят  и  еще  вчера  пятьдесят
копеек за сигареты... Это тридцать рублей семьдесят копеек... Мухославское
издательство недодало ему сто четырнадцать рублей... Это сто сорок  четыре
семьдесят... Отец - восемьдесят... Нет. Это он отцу должен  восемьдесят...
Минуточку! А с Бестиевым они накатали  на  пони  немецкую  переводчицу  на
тридцать два рубля. Бестиев заплатил только двенадцать, сказав, что он  на
пони не катается... Но это его собачье дело...  Четыре  рубля  Колбаско  с
него вырвет. Это сто сорок восемь семьдесят...  Все?  Неужели  больше  ему
никто не должен?.. Вовец -  шесть  сорок...  Вовца  уже  считал...  А  еще
вспомнил Колбаско школу. В пятом классе за  январь  на  завтраки  он  сдал
четыре рубля, но ведь десять дней - каникулы,  а  деньги  до  сих  пор  не
вернули!.. Сто пятьдесят два семьдесят... А наезднику Барабулину три рубля
за  то,  что  он  подъедет  на  Конвейере...  Хотя   ипподром   лучше   не
вспоминать... Но все-таки набегает...
     Вдруг Вовец сказал:
     - Он мне читает какую-то муру, а я его слушаю! Да вообще, если хотите
знать, в России есть только  один  писатель!  Мельников-Печерский!  А  все
остальное - мура!.. Приползут еще!.. Белого коня пришлют!..  А  я  им  вот
покажу...
     - Мура! Чистая мура! - согласился Гайский. - Я рад, что Вовец  такого
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 25
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама