Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
TES: Oblivion |№5| Дрожащие Острова
StarCraft II: Wings of Liberty |№1| Начало истории
TES: Oblivion |№4| Мифический рассвет, 4 комментария
DARK SOULS™: REMASTERED |№12| Арториас Путник Бездны

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детская литература - Ян Экхольм Весь текст 103.08 Kb

Первая и единственная, Любвиг четырнадцатый и др.

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9
   Ян Экхольм. Тутта Карлссон 
   Первая и единственная, Людвиг Четырнадцатый и др. 
 
   Пересказ Е. Терещенко и А. Максимова. 
 
 
   ГЛАВА ПЕРВАЯ
 
   Ты знаешь Ларссонов? Нет, не тех Ларссонов, что иногда заходят в гости  к
Перссонам.
   Я говорю о хитрых Ларссонах.  А  если  я  ещё  добавлю,  что  эти  хитрые
Ларссоны живут в норе, то ты сразу догадаешься, что я хочу тебе рассказать о
самой большой и самой хитрой во всём лесу семье.
   Ты, конечно, очень часто ходил над их норой, но даже и не подозревал, что
она так близко, под самыми твоими ногами. Ну, вспомни  каменистый  холмик  в
лесу, там, где растёт высокий колючий кустарник,  где  весной  раньше  всего
тает снег и где солнце теплее всего припекает летом!
   Вот там, глубоко в земле, папа Ларссон и устроил  себе  уютную  квартиру.
Если бы тебе удалось заглянуть туда, ты увидел бы просторную кухню. У  одной
стены стоит большой деревянный ящик - это буфет, где  Ларссоны  хранят  свою
лисью еду. Сюда же мама Ларссон складывает пустые консервные банки,  которые
невоспитанные люди разбрасывают по лесу. Лисы используют  эти  банки  вместо
тарелок и кастрюль. Из тарелок, как ты понимаешь, они едят,  а  в  кастрюлях
варят рассыпчатую картошку и молочные каши. Посреди кухни  стоит  стол,  его
смастерил папа Ларссон из дубового пня,  к  которым  приколотил  дощечки  от
ящика. Мама Ларссон обила их берёзовой корой, и теперь  стол  покрыт  модной
скатертью.
   Гостиная, где семья обычно собирается по вечерам, почти такая же большая,
как кухня. А рядом с гостиной - детская, с  кроватками,  устланными  еловыми
ветками. В них очень тепло и уютно спать.
   В этот дом ведут три входа: один - из большого  дупла,  другой  -  из-под
заросшего мхом камня, а третий - потайной. О нём знает лишь папа Ларссон. Он
строго хранит эту тайну и откроет её лишь в том случае, если семья  окажется
в опасности.
   Может, тебе кажется, что эта нора слишком просторна? Но она  должна  быть
такой, ведь лисья семья очень большая. Первым, конечно,  надо  назвать  папу
Ларссона, известного плута, который всегда выходит, как говорится, сухим  из
воды. Сейчас он уже стар и надеется, что дети его скоро подрастут  и  станут
такими плутами, что смогут сами прокормиться.
   Потом надо назвать маму Ларссон. Её не часто встретишь в лесу, потому что
она должна сидеть дома и создавать уют.
   А на  это  уходит  очень  много  сил  и  времени,  ведь  детей  у  неё  -
четырнадцать, и у всех хороший аппетит. Самый  старший  и  самый  сильный  -
Лабан. Совсем недавно он закончил лисью школу. Там он  был  таким  способным
учеником, что учителя надеялись: он станет таким же  хитрым,  как  сам  папа
Ларссон.
   Его  братишек  и  сестрёнок  зовут  -  Леопольд,  Лаге,  Лассе-младший  и
Лассе-старший, Леннард, Лео, Лукас, Лаура, Линнеа, Луиза,  Лидия  и  Лотенн.
Все они ещё ходят в школу и получают пятёрки по плутовству и лисьим уловкам.
   Пока я назвал  тебе  только  тринадцать  лисят,  но  есть  еще  и  Людвиг
Четырнадцатый. Он совсем маленький рыжий клубочек с  беленькой  точечкой  на
самом кончике хвоста. В школу он ещё не ходит.
   Но не думай, что Людвиг  Четырнадцатый  царственно  изнежен.  Он  дёргает
своих братьев и  сестёр  за  хвосты,  и  тогда  все  кувыркаются,  кусаются,
борются, спорят, ругаются и кричат так громко, что мама Ларссон уверяет, что
над их норой дрожит весь лес.
   Но если лисята любят покувыркаться, то папа Ларссон больше любит посидеть
и порассказать о своих приключениях: о  том,  как  он  обманывал  охотничьих
собак и даже самих охотников, как он подбирался к жилищам людей и воровал  у
них прямо из-под носа, и о том, какой он хитрый и какой он умный  и  как  он
будет счастлив, если его дети хоть чуть-чуть будут похожи на него.
 
   ГЛАВА ВТОРАЯ
   Охотнее всего папа Ларссон рассказывает о своих встречах с  Максимилианом
- собакой из дома, что у самой опушки.
   - Он почти такой же плут, как и я,  -  любит  говорить  папа  Ларссон.  -
Интересно, кто из вас обманет его первым.
   - Я самый хитрый! - кричит всегда Лабан.
   - Нет, я, - пищат Леопольд, Лаге, Лассе-старший  и  Лассе-младший,  а  за
ними и все остальные, тыча носами друг друга в бока.
   Как-то вечером громче всех крикнул Людвиг Четырнадцатый:
   - А  всё  равно  я  первый  обману  Максимилиана!  Все  дружно  и  громко
рассмеялись, что даже начали икать.  Но  прошло  время,  и  однажды  в  нору
Ларссонов пришло горе. Папа Ларссон уселся в кресло, переделанное из детской
коляски. Он так задумался, что даже не заметил, как  мама  Ларссон  вошла  с
большой чашкой утешительного черничного сока.
   - Ах-ах-ах, - стонал папа Ларссон. -  Мне  трудно  смотреть  кому-либо  в
глаза.
   - Ох-ох-ох, - вторила ему мама Ларссон. - Что подумают наши родственники!
   - Бедный, бедный наш старый дедушка, -  вздыхал  папа  Ларссон.  -  Самый
мудрый и самый правдивый во всём лисьем роду, и вдруг у него такой правнук.
   - Нет, он не переживёт этого, - вздыхала мама Ларссон,  смахивая  хвостом
слезинки.
   Как ты думаешь, что же произошло? Может быть, кто-нибудь из семьи попал в
беду? Да, у папы и мамы Ларссонов случилось несчастье. У них  оказался  сын,
который не хотел быть хитрым! Надо же, он не хотел учиться обманывать других
и не считал папу героем. И у кого бы  вы  думали  зародились  такие  вредные
мысли? Представьте себе, у Людвига Четырнадцатого.
   - Только не пори его, - всхлипывала мама Ларссон.
   - Ах-ах-ах, - простонал папа ещё  раз.  -  Уж  я  поговорю  с  ним.  Папа
поднялся с кресла и подошёл к кусочку берёсты, что висела  на  стене.  А  на
этом кусочке было написано клюквенным соком: ДА  ЗДРАВСТВУЕТ  ХИТРОСТЬ!  УРА
ЛАРССОНАМ!
   Людвиг Четырнадцатый крадучись вошёл в гостиную.
   - Ты хотел поговорить со мной, папа? - спросил он.
   - Мой дорогой, любимый сыночек... - От неожиданности папа  Ларссон  начал
издалека. - Ты ещё не умеешь читать, но, может  быть,  ты  уже  знаешь,  что
написано на этой табличке.
   Людвиг Четырнадцатый помотал хвостиком.
   - Это девиз нашей семьи. С  незапамятных  времён,  -  гордо  сказал  папа
Ларссон.
   - Ты что  думаешь,  я  дурак?  -  спросил  Людвиг  Четырнадцатый,  смешно
повертев головкой. - Всё это я знаю. Но я знаю ещё больше: обманывать других
плохо.
   Пана Ларссон почесал себя за ухом.
   - С кем ты связался? - спросил он. - С каким хулиганьём?
   - Это не хулиганьё, - ответил Людвиг  Четырнадцатый.  -  Это  мои  лучшие
друзья - зайчата Юкке-Юу и Туффа-Ту. У них есть  книжки.  У  них  дома  есть
книжки, где можно прочесть, что все должны быть добры друг к другу.
   Папа Ларссон долго чесал себя за другим ухом. Наконец он промямлил:
   - Конечно, все должны быть добры к другим. Но это и значит, что мы должны
их обманывать. У зайцев должна быть ещё одна книжка, где так и написано.
   - Меня это не интересует, - дерзко ответил Людвиг Четырнадцатый. -  Я  не
хочу быть хитрым, не хочу обманывать и не хочу врать. Я хочу быть хорошим.
   - А есть ты хочешь? Каждый день? - вкрадчиво спросил папа  Ларссон.  -  А
чтобы есть, нужно быть плутом.
   - Я куплю еду в магазине, - возразил Людвиг Четырнадцатый.
   - А где ты уворуешь деньги? Лучшая еда добывается  честно.  Во  дворах  у
людей, - назидательно сказал папа Ларссон. - А можешь ты пробраться туда без
хитрости?
   - Тогда я не буду есть.
   Папа Ларссон вздохнул, замахнулся лапой, но передумал.
   - Марш в  детскую  и  сейчас  же  ложись  спать!  -  процедил  он  сквозь
оскаленные зубы. - Он безнадёжен, - запричитал  папа  Ларссон,  обращаясь  к
маме Ларссон, которая стояла на кухне  и  облизывала  языком  тарелки  после
обеда. - Только представить себе: лис  не  хочет  быть  хитрым  и  не  хочет
обманывать!
   - Всё изменится, когда он подрастёт, - сказала мама Ларссон. Папа Ларссон
вытащил из нагрудного кармашка своей шубы маленькие часики.
   - Он не подрастёт. Я вижу, что скоро осень. Если Людвиг Четырнадцатый  не
будет хитрым, он не подрастёт. Он не сумеет добывать себе еду.  Что  же  нам
делать с ним?
   - Мне кажется, что он играет не с теми детьми, - ответила мама Ларссон. -
Его друзья отвратительно хорошие. Ты слышал, что он говорил про этих зайчат?
Они не научат его добру.
   Папа Ларссон даже выскочил из кресла.
   - Ты права! - воскликнул он. - С этой минуты Людвигу запрещается выходить
без спросу.
   - Но не может же он расти совсем один, - возразила мама Ларссон.
   - У него много братьев и сестёр, - стоял на своём папа Ларссон.
   - Которые ходят в школу, - робко напомнила мама Ларссон.
   - Но один-то уже закончил школу. И этот один может  научить  его  такому,
чего даже мы не знаем Он распахнул дверь в детскую:
   - Лабан! Сюда!
   Старший лисёнок крадучись подошёл к родителям. Он уже раздался в плечах и
научился по-взрослому щурить глазки.
   - Мне нужна твоя помощь, - сказал ему папа Ларссон.  -  Ты  успешно  сдал
экзамены в лисьей школе. И почти уже совершеннолетний. Лабан скорчил рожицу,
оскалив ряд острых зубов:
   - Ты ведь знаешь, как  меня  называет  вся  лесная  малышня.  Этого  папа
Ларссон не знал.
   - Хитрый Лабан, - продолжал лисёнок. - Все боятся меня и  знают,  что  на
целую милю в округе я хитрее всех.
   - Ты гордость нашей семьи. - Папа Ларссон похлопал сына  по  плечу.  -  А
теперь вся твоя учёность должна пойти нам на пользу. Ты должен  позаботиться
о Людвиге Четырнадцатом. И заставить его думать не так преступно, как он это
делает. Ты ведь, наверное, слышал, как он заявил, что не хочет быть  хитрым.
Отщепенец!
   Лабан скис.
   - Выходит, мне придётся играть с самым маленьким? -  обиделся  он.  -  Не
хочу!
   - А чтобы у тебя был брат,  за  которого  стыдно,  ты  хочешь?  -  строго
спросил папа Ларссон.
 
   Лабан покачал головой.
   - Лис просто обязан обманывать, только тогда он может называться лисом, -
продолжал папа торжественно. - В нашей  семье  всегда  были  и  есть  только
настоящие лисы. Ты помнишь, что написано на этой табличке?
   - Да здравствует хитрость! Ура Ларссонам! - закричал Лабан.
   - Вот, мой мальчик,  -  просиял  папа  Ларссон.  -  Ты  сделаешь  Людвига
Четырнадцатого настоящим плутом. Лабан от удовольствия потянулся.
   - Обещаю сделать всё, что смогу, - сказал он. -  Я  с  охотой  займусь  и
другими братьями и сестрами. Я хитрее всех на милю вокруг...
   - Не очень важничай, - прервал его папа Ларссон. - Пока ещё самый  хитрый
в этой семье я. Я сам намерен  обучить  Людвига  Четырнадцатого  всем  нашим
приёмам. Ты же должен лишь проследить, чтоб он не играл с Юкке-Юу,  Туффе-Ту
и другими уличными мальчишками, которые учат его глупостям.
   - Да, папа,  -  покорно  ответил  Лабан.  -  С  завтрашнего  утра  Людвиг
Четырнадцатый будет играть только со мной.
 
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
   На следующий день рано утром Лабан  разбудил  своего  маленького  братца,
Людвига Четырнадцатого.
   - Поднимайся, - прошипел он кисло. - Ты и я, мы с тобой будем играть.
   Людвиг Четырнадцатый протёр глаза.
   - Я не хочу играть с тобой. - И он зевнул. - Все мои друзья считают,  что
ты настоящий плут. Лабан расплылся в улыбке.
   - Приятно слышать. Ну, поднимайся!
   - Я сказал, не  хочу,  -  заупрямился  Людвиг  Четырнадцатый  и  принялся
облизывать свою рыжую шубку. - Юкке-Юу, Туффе-Ту и я, мы собирались  сегодня
играть. В прятки.
   - Ты больше не должен встречаться с этими уличными зайчишками! -  озлился
Лабан. - Это папа решил, что ты больше не будешь играть с ними. Вместо этого
я буду учить тебя уму-разуму.
   - Пожалуйста, ты можешь учить меня и уму и разуму. Но ты не научишь меня,
как обманывать других.
   - Посмотрим, - пробурчал Лабан. - Пойдём. И лисята вышмыгнули из норы.
   - Вот это гриб, - заявил Лабан, -  показывая  правой  передней  лапой  на
большую красивую шляпку.
   - Грипп? Меня не обманешь, - рассмеялся Людвиг Четырнадцатый. - Ты хочешь
сказать, что если её съесть, эту шляпку, то можно заболеть этим...  гриппом?
А почему же тогда белочки их сушат?.
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама