Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Борис Штерн Весь текст 288.6 Kb

Записки динозавра

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 25
перед ним. Когда на телестудии разберутся, то ревизора вырежут.
  А жаль. Хороший, матерый ревизор.
  - Михалфедотыч, поводи гостей по редакции, а я пока почитаю это... -
Я двумя пальцами выдергиваю из рук Чернолуцкого акт ревизии и тихо
командую Софье Сергеевне, которая уже заглядывает мне через плечо:
  - Белкина ко мне! А сама займись ревизором, чтобы не путался под
ногами... Угости его кофием с коньяком. Коньяка лей побольше.
  - А у него не слипнется? Где я ему коньяк возьму? - возмущается тетя
Софа.
  - Достань бутылку в моем столе и подпои его.
  - Кого? Ревизора?!
  - Да, ревизора. Сдается мне, что это никакой не ревизор... Я потом
объясню. Давай, давай, действуй. Подпои его и загляни ему в подкорку. Ты
же умеешь.
  Всем нравится, когда говорят, что "они умеют".
  Софье Сергеевне тоже.


         15

  Гостей ведут туда, где двенадцать столов и где все уже намарафетились
и изображают из себя перед телекамерой культурных людей - только хмурый
Дроздов всем на зло что-то режет, клеит и стучит на машинке. Остальные
греются в лучах славы, а Маринка застенчиво протягивает Космонавту
шоколадную конфету. Даже у Ведмедева не выдерживают нервы, и он,
поколебавшись, оставляет акт ревизии на мой произвол (не драться же со
мной из-за листка бумаги) и устремляется за Космонавтом, чтобы заглянуть
из-за его спины в телеобъектив. Но Софья Сергеевна уже берет ревизора под
свой контроль и ведет поить коньяком в комнату Ашота.
  "А тут у нас..." - слышу я взволнованный голос Михаила Федотовича и
начинаю читать акт ревизии.
  Что он тут понаписывал?..
  "Мною выделена недостача материальных ценностей в особо крупных
размерах..." - читаю я, а Оля Белкин уже стоит передо мной, как лист перед
травой, очень похожий на маленького конька-горбунка. (В общем-то Оля
Белкин приносит счастье - его можно запускать первым, как черного кота, в
любое отчаянное предприятие, и все будет в порядке, - надо только вовремя
оплачивать ему проезд и командировочные да еще вызволять его телефонными
звонками из отделения милиции города Урванска Нахрапинского района за
Полярным кругом, объяснив товарищам милиционерам, что они поймали не
американского шпиона, а специального корреспондента "Науки и мысли",
ошивавшегося вокруг строящейся атомной электростанции по заданию
редакции).
  - Оля, садись. Я голодный как волк. Что твоя маман сегодня завернула?
  - Понял.
  Оля приносит из коридора сумку и разворачивает гигантский сверток.
Сегодня его мама в связи с выездом редакции в дальнее благотворительное
путешествие завернула на всех с полсотни котлет. Я с жадностью жую
холодную котлету с чесноком и продолжаю изучать акт ревизии.
  - Оля, ты у нас мудрый еврей, ты все знаешь... Кто этот человек? Что
ему от нас нужно?
  - Кто, Ведмедев? - переспрашивает Оля. Он в самом деле все знает. -
Типичный этот самый. Фунциклирует. Из этих... куда пошлют. То в науку, то
в культуру, то в издательство. Год назад погорел за какой-то
комсомольско-молодежный почин... какая-то ересь, точно не помню. Кажется,
за военно-патриотическую экспедицию "По границам нашей Родины"...
Представляете - пешедралом с рюкзаками по линии границы. Интересное
путешествие, да? Все инстанции разрешили, и они пошли... До первого
пограничника. "Стой! Кто идет?!" - "Это мы, путешественники". В общем,
решили, что Ведмедев - дурак, и отправили его инспектором в наш отдел
кадров. А ревизия липовая, не беспокойтесь. Моргал хочет нас пощупать.
Знаете эту достоевщину... психическая атака... Не выйдет - не надо, а
нервы попортим.
  Я доглатываю котлету, отрываю календарный листок, гляжу, нет ли на
нем какой-нибудь очередной дьяво... достоевщины, и использую листок вместо
салфетки. Потом протягиваю Оле акт ревизии, а он, проведя взглядом по
диагонали, возвращает акт мне.
  - Что скажешь?
  - Я уже знаю. Это какая-то очередная обстракция.
  - Объясни хотя бы как выглядит эта штука... "Японский персональный
компьютер стоимостью в двенадцать тысяч условных долларов".
  - Никогда не видел, впервые слышу. У нас в редакции такого никогда не
было.
  - А какой у нас был?
  - Никакого не было.
  - Куда же он мог исчезнуть?
  - Я же говорю: обстракция.
  - А что такое "условные доллары"?
  - Тоже обстракция. Все из той же оперы - кто-то с кем-то условился.
Наверно, какие-нибудь инвалютные рубли. Их тоже никто никогда не видел.
  - А запись в издательской бухгалтерии о наличии присутствия? Вы меня
под монастырь подведете за двенадцать тысяч условных рублей! - рычу я.
  - С этим компьютером надо разобраться. Не понятно откуда он взялся,
кто его принимал. Запись есть, компьютера нет. Тут какая-то липа.
  - Липа... - повторяю я. Это слово наводит меня на воспоминание о
вещем сне и о японских иероглифах. - Ты не помнишь, Оля... В десятом веке
идол Перуна в Киеве с золотыми усами был?
  - Не знаю, не видел... Но так по летописи... - Оля смотрит на меня с
сомнением. Он что-то еще хочет сказать, но подозревает, что у меня начался
очередной заскок.
  - Говори!
  - По-моему, Ведмедева компьютер не очень-то интересует. Он чего-то
другого хочет...
  - Стать моим заместителем?
  - Нет, зачем... Фи! Тоже мне, пост! Тут же вкалывать надо!
  - Так чего же он хочет?
  - Он темнит. Он попросил, чтобы я напомнил вам про какой-то частный
договор многолетней давности, и тогда ваше отношение к нему переменится.
  А вот это уже самая настоящая дьявольщина!
  Я поражен. Этот Ведмедев не может знать о моем тайном договоре со
швейцаром. О нем никто на свете не знает! Я ищу кровавую записку, чтобы
сверить ее с почерком Ведмедева в акте ревизии, но записка уже куда-то
подевалась, и моя рука самопроизвольно тянется за второй котлетой.
  Кто он такой, этот Ведмедев? Для САМОГО он, конечно, мелковат, но как
ЕГО посланник, как предзнаменование, как комета с хвостом...
  - Оля, скажи... этот Ведмедев... Тебе ничего такого не показалось?
  - Что именно?
  С Олей можно говорить о чем угодно, он поймет. Я оглядываюсь и тихо
спрашиваю:
  - Он... он человек или нет?
  - В каком смысле? - Оля тоже переходит на шепот.
  - В прямом, в прямом смысле. В биологическом. Он - хомо сапиенс?
  - Он просто неразумный человек, - отвечает Оля. - Вы не сомневайтесь,
Юрий Васильевич, в нем нет ничего сверх... этого самого. Хотя...
  - Ну? Что?
  - Михалфедотыч в него заглянул и сказал, что у него внутри сидит еж.
  - Кто сидит?
  - Еж. Ну, еж.
  - Больной он, что ли? Рак у него?
  - Нет. Еж. У Ведмедева еж внутри - так говорит Михалфедотыч. Вы же
знаете его аллегории. Он так видит.
  - Ну, братцы... - развожу я руками.
  Нашел. Вот она, записка, под актом ревизии.
  - Оля, сравни почерки. Мне утром кто-то подсунул эту записку.
  Оля разглядывает календарный листок на просвет, сравнивает почерк с
актом ревизии и сообщает заключение экспертизы:
  - Акт писал Ведмедев, а записку - вы. На записке ваш почерк, Юрий
Васильевич.


         16

  Я жую вторую котлету и сосредоточенно разглядываю календарный листок
за 28 февраля.
  Предположим, что Оля Белкин прав, и эту склерозную записку писал я
сам для себя, сидя, предположим, на унитазе. Не помню, чтобы я ее писал,
но, предположим, что это мой почерк. Очень похож. Предположим, что я писал
эти строки не собственной кровью, а подвернувшимся под руку красным
ашотовым фломастером. Предположим, что размягчение моих мозгов крепчает.
Но что означают эти слова насчет "звездных войн"? Мне неудобно спрашивать
об этом у Оли, но он сам мне напоминает:
  - Юрий Васильевич, дайте мне "ЗИМ" на часок, вы обещали. Неохота
"Запорожец" по льду гонять.
  - Напомни, зачем тебе "ЗИМ"?
  - Ну... для этой голливудской муры, - Оля показывает на склерозную
записку. - Нужно смотаться в аэропорт и встретить кинокритика со
"Звездными войнами".
  - Откуда? Из США?
  - Почему из США? Из Госкино. В благотворительных целях.
  - А, ну да...
  И это вспомнил.
  С сегодняшнего дня мы становимся БЛАГОТВОРИТЕЛЯМИ как-никак. А что?
Надо совмещать приятное с полезным. Для приманки к своим
научно-непопулярным выступлениям мы будем крутить американские "Звездные
войны", а все доходы перечислять на счет детского дома, где рос и
воспитывался Владислав Николаевич Бессмертный.
  - Оля, я еще кажется не проснулся... Объясни, почему в
благотворительных целях нужно крутить именно "Звездные войны"? Мы этот
вопрос согласовали? Нам тут идеологический фитиль не вставят?
  - Ну, во-первых, это дело в Госкино решили без нас. Во-вторых,
"Звездные войны" - фильм для детей. Сейчас такое крутят!..
  - Детский? Не знал, - удивляюсь я. - Ну, тогда ничего...
  - С кровавой склерозной запиской все вроде бы прояснилось. Но чего
хочет Ведмедев? Откуда он знает о моем секретнейшем договоре со швейцаром?
Зачем он меня интригует и напрашивается на разговор?
  - Вот что, Оля... Сделаем так: пригласи Ведмедева поехать с нами в
Кузьминки. Пообещай, что его покажут по телевизору от Москвы до самых до
окраин. Придумай, что хочешь, - он на все клюнет. Ему от нас что-то нужно,
а нам от него - ничего. Скажи, что в Доме ученых состоится закрытый
просмотр "Звездных войн". Только для избранных. Скажи, что я выделяю лично
для его ревизорского сиятельства персональный "ЗИМ". Передай Павлику,
чтобы взял с собой ревизора, встретил в аэропорту кинокритика со
"Звездными войнами" и дул с ними в Кузьминки. Без меня. Если будет
возражать, скажи, что расстреляю за невыполнение приказа. Подожди, это еще
не все... А сам садись в "Запорожец" и потихоньку поезжай за ними.
Понаблюдай. А потом все мне расскажешь.
  - А зачем все это?
  - Не знаю. Затем, что я хочу проверить одну свою обстракцию.
  (Как все-таки удобно: сказал одно слово - и все понятно).
  - Поезжай и пытайся не упустить их из виду. Но держись от "ЗИМа"
подальше. Это может быть опасно.
  - В самом деле, обстракция, - бормочет Оля. Он еще что-то хочет
сказать.
  - Говори!
  - Юрий Васильевич, вы знаете, что я никогда не был фискалом, но, если
я не вернусь с задания...
  - Давай без предисловий.
  - Вы сегодня отняли у Дроздова бутылку коньяка... Так вот: после
разговора с вами он отправился в хозяйственный магазин и купил веревку.
  - Какую веревку?
  - Какую... Затрудняюсь... Обычную. Бельевую.
  - В хозяйственном?
  - Да. В "Тысяче мелочей".
  - А зачем?
  - Не знаю. Наверно, сушить белье. Если я не вернусь с задания, то
имейте это в виду.
  У меня перед глазами появляется какой-то тесный городской двор с
вонючим покосившимся туалетом. Двор крест-накрест перетянут бельевой
веревкой, а на веревке, подпираемой длинным шестом, болтаются твердые
замерзшие простыни, пододеяльники и Дроздов.
  - Понял. Действуй.
  Съемки в редакции уже идут к концу, и Оля Белкин начинает действовать
- добывает из кучи шуб и пальто ревизорский кожух, пальцем выманивает
Ведмедева в коридор и что-то нашептывает ему. У ревизора поблескивают
глазки после дроздовского коньяка. Значит, тетя Софа его уже обработала.
Он заинтригован. Сейчас я попытаюсь провести самого дьявола, подсунув ему
вместо себя в черном "ЗИМе" этого живца - авось клюнет.
  А от меня с Космонавтом не убудет - прокатимся в автобусе, как
простые смертные.


         17

  А кто сказал, что я не простой смертный?
  Конечно, обыкновенному хомо сапиенсу ко мне в кабинет всегда было
трудно войти, но это не оттого, что я возгордился, - просто мои
заместители решали все эти неандертальские дела быстрее и лучше меня. Да,
у меня скверный характер. Да, на меня во все времена катали телеги - я
оглядываюсь и вижу за собой целый обоз грязных телег, как после
отступления Первой Конной из Польши. Да, я бывал высокомерен с
недостаточными людьми, иногда глупел на глазах от общения с ними, и,
случалось, меня так начинало трясти, что я готов был схватить свою трость
за обратный конец палки и трахнуть набалдашником по глупой макушке.
  Нет, я никого не бил тростью по голове, но однажды растоптал
докторскую диссертацию, направленную мне на отзыв. Конечно, этого не
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 25
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама