Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Борис Штерн Весь текст 288.6 Kb

Записки динозавра

Предыдущая страница
1 ... 18 19 20 21 22 23 24  25
Люды сплять!
  Фигура запускает правый рукав за спину и начинает отстегивать с
лопаток какие-то серые гусиные крылышки.
  Я сказал, что у фигуры нет лица? Я ошибся. Ее лицо каким-то странным
образом напоминает мне лица разных виденных мною людей; к тому же фигура
говорит их голосами.
  - Кто ж так стреляет?! - сердито спрашивает фигура голосом швейцара
Нафталиныча и раскладывает гусиные крылышки на едва теплой отопительной
батарее. Потом принюхивается и произносит трагическим шепотом:
  - И коньяк разбили! Армянский! Кто ж так стреляет? Ты мне всю
программу испортил! Шестой выстрел кому предназначался? Профессору. А ты
пошел на попятную, и теперь у него инфаркт... Всего-навсего. Что я теперь
ЕМУ скажу? Чем отрапортую?
  Я хочу пошевелиться, но фигура предупреждает голосом президента:
  - Ты спи, спи, молчи. Думай, что спишь. Значит, ты чистеньким хотел
остаться? Всю жизнь руки мыл, а профессор за тебя отдувался? И брал, и
давал, и врал, и вообще тебя уравновешивал. Зло равно добру. Добро равно
злу. Понял? Если ты чистенький, то кто-то непременно должен быть настолько
же грязненьким. Иначе без равновесия поезда сойдут с рельсов, планеты - с
орбит, люди - с ума, а физические постоянные превратятся в
постоянно-переменные, а это конец. Что же я теперь ему скажу? - с досадой
повторяет фигура голосом Михаила Федотовича Чернолуцкого. - Понимаешь ли,
ОН там у нас журнал издавать надумал - вроде твоего, но с противоположным
направлением, для равновесия. Простой, кондовый такой журнал, без затей.
Даже сам придумал название: "АНУКА И ЖИСТЬ". А главным редактором этой
самой "Ануки" решил назначить Степаняка-Енисейского, - спешит доложить
голос Оли Белкина. - А ты все испортил!
  Фигура опять принюхивается и объявляет дроздовским баритоном:
  - Да ты, брат, напился!
  Фигура усаживается в кресло, щелчками подкидывает олимпийский рубль и
размышляет на все голоса:
  - Что же делать? Профессор сейчас в реанимации, но этот вариант с
инфарктом ЕМУ не подходит. Профессор ему нужен с выстрелом в висок, и
чтобы мозги по стенке. Иначе, "Ануки" не получится. Кого же теперь
предложить ЕМУ в главные редакторы?.. Задачка.
  - Может быть я подойду для этой вашей "Ануки"? - несмело предлагаю я
свою кандидатуру.
  - Тебе что, жить надоело? - с интересом спрашивает фигура. - Не
отвечай, я подумаю. Ты спи, спи.
  Монета мерно взлетает, помахивая серебряными ребрышками, и
опускается, взлетает и опускается, а за стеной стонут и возятся марсианин
с Татьяной. Они так долго друг друга ждали, что забыли про звукоизоляцию.
  - Дело молодое, - ухмыляясь, комментирует фигура. - Им еще всю жизнь
жить, а ты куда спешишь? В общем, если жить тебе надоело, могу твоему горю
помочь. Могу замолвить за тебя словечко. ОН тебе может жизненный срок
скостить, ЕМУ хороший главный редактор позарез нужен.
  - А срок-то большой?
  - Со счету собьешься и жить устанешь.
  - Что ж... Я, пожалуй... Но с одним условием.
  - ЕМУ условий никто не ставит. Не произноси этого слова. Лучше скажи
так: "с одним последним желанием". Он это любит - желания. Понял? Давай
свое желание. Но чтоб без нарушения равновесия и мировой гармонии.
  - Хочу после смерти воскреснуть еще на один день.
  - Вполне скромное желание, - размышляет фигура. - Все в ЕГО силах, но
уточни - зачем?
  - Хочу ровно через год в этот день вернуться и взглянуть: что стало с
журналом?
  - За журнал беспокоишься? За дальнейшее развитие фундаментальной
науки? За общественное болеешь? ЕМУ это не понравится. Не поймет. За себя,
за себя проси. А за журнал не беспокойся, мы его там выписываем.
  - Хочу ровно через год в этот день появиться живым на годовщине
собственной смерти. И получить от этого удовольствие.
  - О! - восклицает фигура. - Это уже кое-что! На день ожить, и всех
насмерть перепугать! С таким последним желанием можно входить для доклада.
  Фигура подходит к отопительной батарее, ощупывает гусиные крылышки и
говорит голосом Дроздова:
  - Не высохли... Ты не знаешь, где тут ночью можно водку достать?
  - У обходчика на переезде.
  - Понял, спасибо. Кстати, я этот рубль себе заберу, не возражаешь?
Все равно на полу валяется. Но ты ЕМУ об рубле не говори, у НЕГО с этим
строго. Ну, мне пора. Ты спи, а я сейчас с НИМ посоветуюсь и вернусь. Я
недолго.
  Фигура устремляется к форточке.
  - Крылья забыл! - кричу я вдогонку.
  - Пусть сушатся. Это так... бутафория, - отвечает фигура, выдуваясь в
форточку.
  Лежу, жду...
  Фигура возвращается с бутылкой водки подмышкой.
  - Поздравляю! Можно. Разрешил. Вышла тебе амнистия. Прежний твой
жизненный срок ОН зачеркнул и самолично вписал новую судьбу. Готовься.
Сейчас я заправлюсь и отправимся. Все произойдет безболезненно, не бойся.
  - А ОН свое слово сдержит? - спрашиваю я.
  - У НЕГО без обману.
  - Хотелось бы договор подписать.
  - У НЕГО без бумажек. Это тебе не издательства, - фигура пытается
содрать с бутылки "белую головку".
  - А если ОН слово не сдержит?
  Фигура ухмыляется и вышибает "белую головку" ударом пустого рукава.
  - Ну, предположим, теоретически.
  - Если не сдержит... - задумывается фигура и маленьким глоточком
пробует водку. - Если не сдержит, тогда ОН потеряет право на твою эту
самую...
  - Душу?
  - Это слово не произносим, - фигура одним громадным глотком
засасывает всю водку и грустно говорит дроздовским голосом: - Что-то во
мне заело... Обходчик, подлец, за водку четвертной требует, а я ему
серебряный рубль сую. Он на меня посмотрел, понял, закричал, побежал,
водку в сугроб выбросил... Я подобрал. Так вот. Пойдем, что ли?
  - Куда пойдем? - усмехаюсь я. - Вот я ЕГО и надул. Он своего обещания
никак не выполнит.
  - Это почему?
  - Ровно через год в этот день ОН меня воскресить не сможет.
  - Как так?! - удивляется фигура, а я показываю на листок от 29
февраля.
  - Уел!!! - хохочет фигура голосом моего учителя академика Эн. -
Уел!!! Ой, не могу! Обвел вокруг пальца!
  От слез с его усов слезает позолота.
  - Ты не смотри, что я смеюсь. Тут не до смеха. Мне смешно, но я на
тебя сердит. ОН нам за это знаешь какой фитиль может вставить? Ты как
мальчишка себя ведешь. С тобой серьезно, а ты позволяешь себе какой-то
базар-вокзал! Я тебе помочь хотел, думал, что тебе жить надоело, а ты...
жизнелюб, оказывается? Уел! Обманул! Кого? САМОГО! ОН тебя уважает, а ты?
Несолидно. ОН узнает и плюнет. Тьфу! Чего же ты хочешь, спросит ОН. Хочешь
жить? Живи. Но не обманывай! Как Чехов сказал: дави в себе швейцара!
Стыдно мне за тебя. Боюсь, я ЕМУ доложу, и бросит ОН тебя на произвол
судьбы без всякой программы.
  - У НЕГО и такая графа есть? - удивляюсь я.
  - Есть, - подтверждает фигура и впервые глядит на меня сотнями глаз.
Если все эти глаза начнут плакать, наступит всемирный потоп. - Есть у НЕГО
такая графа: бросить на произвол судьбы.
  - Как будет, так и будет? - уточняю я.
  - Так и будет.
  - И чтоб никто за мной не ходил.
  - Не будут ходить.
  - А моя душа?
  - Вернется, - отвечает Ангел Смерти.
  Татьяна с марсианином затихли и спят. Утром у них начинается Большая
Игра.
  - Понял я, чего ты хочешь. Я ЕМУ сейчас доложу. Думаю, ОН согласится.
Будь здоров! Спи.
  Ангел Смерти уходит в форточку, пристегивая на ходу крылья и бросая
меня на произвол судьбы.
  - Будь здоров! - отвечаю я и ожидаю, когда к форточке подлетит
волнистый попугайчик Леша, но вдруг открывается дверь, в номер заглядывает
голова мальчишки и спрашивает:
  - А где космонавт?

               1985-88 
Предыдущая страница
1 ... 18 19 20 21 22 23 24  25
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама