Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Борис Штерн Весь текст 288.6 Kb

Записки динозавра

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 25
Сергеевна, но она вне моих дьявольских подозрений. Она - ангел-хранитель
своего мужа.
  - Думаете, записка поможет? - очень сомневается Софья Сергеевна.
  - Софа, мы с тобой потом поговорим...
  Сегодня я все откладываю на потом, на потом... Завтра, не сейчас.
  Владислав Николаевич, в последний раз вздохнув по Татьяне, уныло
плетется к дверям учреждения, а человек с кобурой обгоняет его и открывает
их. На месте Владика я сейчас наплевал бы на все учреждения, клиники и
анализы, схватил бы Татьяну в охапку и уволок бы ее... нет, не в
Кузьминки... а куда-нибудь на Чукотку, как ту японочку, чтобы никто не
мешал. С розами он хорошо начал...
  Но человек с кобурой уже закрыл за Владиком дверь, и одним женихом
стало меньше. Ладно, не пропадем.
  Наконец поехали.
  Мальчишка устраивается на ступеньке рядом с водителем, достает из
сумки толстенную книгу, из книги - какую-то цветную фотографию и
протягивает Космонавту на предмет подписания автографа.
  - Ну, ты даешь! - удивляется Космонавт, разглядывая свою персону в
полной боевой выкладке на фоне восхода солнца над марсианским плато
Скиапарелли. - Где взял? Даже у меня такой нет!
  И ставит автограф наискось по марсианским камням и барханам.
  Внимание, проезжаем мимо печенежкинского кладбища!
  Как тут дела?
  За полвека оно разрослось, раздалось вширь и скоро выползет на
трассу. Что ж, медленно растущее и ухоженное кладбище есть верный
показатель городского благополучия - значит, люди здесь живут, плодятся и
умирают; значит, у нас в Печенежках полный порядок.
  В сущности, что такое кладбище? Это удобное для общества место, куда
перемещается труп, чтобы он никому не мешал. Когда я случайно заглядываю
сюда, во мне тут же просыпается здоровый циник ("Дед у меня ядовитый", -
объясняет Татьяна) и начинает зубоскалить - наверно, потому, что лежать
мне не здесь, а на кузьминкинском, мемориальном, рядом с женой. Там очень
миленькое кладбище - всего на восемнадцать персон, и никого больше не
хоронят; всех с музыкой тащат сюда, в Печенежки. Но меня похоронят там.
Меня - можно. После меня там еще разрешат похоронить Владислава
Николаевича и супружескую чету Чернолуцких... то есть последних из
могикан, оставшихся в живых, когда шарахнуло.
  Значит, с могилами получится перебор - я да ты, да мы с тобой - всего
двадцать две.
  Опять моя очередь грузить, но я уже ничего не могу придумать на "Д".
На "Д" все слова закончились, мое время истекло.
  - Я буду играть за вас, Юрий Васильевич, - предлагает мальчишка.
  Замена!
  Проигравших нет, меня не выгнали, а великодушно заменили. Теперь мой
номер - восемь. Смена поколений. Отцов на детей. Пусть дедушка не плачет,
его молодой дублер сейчас заделает всю редакцию. Пусть, пусть грузит, а я
всю жизнь грузил и устал. Мне сейчас хочется смотреть на дорогу и думать о
чем-нибудь таком... транс-цен-ден-таль-ном... вот и еще одно никому не
нужное слово. В автобусе тепло, пахнет бензином, кофе и розами. Медленно
загружаются дровосеки, депоненты, душевнобольные,  далай-ламы,
доберманы-пинчеры, датчане, доминиканцы, дагомейцы, и я начинаю засыпать.
  Мне снятся какие-то чернявые дагомейцы...
  Вдруг - тпру! Приехали.


         20

  При слове "дагомейцы" я просыпаюсь, протираю глаза и не могу
сообразить, что происходит... Дорога впереди завалена бревнами и
напоминает то ли вздыбленную лесопилку, то ли завал на танкоопасном
направлении; к тому же бревна обильно политы грязью, и грязь, испаряясь,
издает отвратительный аммиачный запах. В этих испарениях, как сонные мухи,
бродят черные дагомейцы и почтительно разглядывают тушу убитого ими
доисторического животного. Остальные чумазые собрались на обочине,
пытаются развести костер и соскабливают с себя пригоршни вонючей грязи.
  Ни черта не пойму...
  Можно лишь догадаться, что лежащая на боку под слоем грязи
безжизненная туша, была недавно живым бегающим автобусом, а эти грязные с
головы до ног субъекты вовсе не африканцы, а наши летчики из березанского
авиаотряда. Они не убивали автобус, а приехали на нем по нелетной погоде
удить рыбу. Среди них неприлично чистенькими выглядят два милиционера и...
конечно же!.. Оля Белкин. Он с таким виноватым видом дает показания
толстому старшему сержанту милиции, будто именно он, Оля, только что
устроил этот лесоповал и облил всех грязью.
  До меня доносятся слова "смерч" и "стихийное бедствие"...
  Значит, то, чего я ожидал с утра, должно было произойти именно здесь.
  Все наши уже высыпали на трассу и принимают сердобольное участие в
ликвидации последствий стихийного бедствия, лишь я один знаю, что это была
не стихия. Тут действовал кто-то посильнее. Что ж, ОН выбрал для
окончательной расплаты со мной неплохое местечко - переправу через
Печенеговское водохранилище, а не какую-нибудь подворотню. Хотя лично я
предпочел бы отдать ЕМУ душу чуть дальше, на железнодорожном переезде. Но
и водохранилище - неплохо. Не люблю помирать в подворотнях.
  Похоже, я ЕГО все-таки перехитрил. ОН-таки клюнул на черный "ЗИМ" и
произвел нападение. Хотя я понимаю, что успех мой временный и судьбу мне
все равно не обмануть. Хорошо, что никто не пострадал, и хорошо, что
вертолетчики занимались своим непосредственным делом - удили рыбу, а не
пили водку в автобусе.
  "Никто не пострадал? А Павлик, а Тамара, а ревизор Ведмедев?"
  Я вскакиваю и начинаю разглядывать все, что можно разглядеть из
автобусного окна. Телевизионщики снимают последствия катастрофы. Все
события хорошо читаются по следам: смерч внезапно появился у переправы и,
с корнем вырывая березы и засасывая их в свое реактивное сопло, набросился
на черный "ЗИМ". Павлик успел дать по тормозам, и ОН, промахнувшись,
наломав дров и перевернув встречный автобус, по инерции вылетел на
обочину, где скрутил в бараний рог стальной заградительный бордюр. Там ОН
развернулся, повалил лес веером и повторил нападение. Потом с добычей
помчался к водохранилищу, взломал там лед, а перепуганные рыбаки удирали
кто в лес, кто по дрова.
  В автобусе, кроме меня, остались Космонавт и Дроздов. Космонавту
сейчас не стоит появляться на трассе - для вертолетчиков на сегодня хватит
потрясений; Дроздов вообще игнорирует все стихийные бедствия, ну а мне не
следует выходить, если на меня устроена такая роскошная охота - надо же,
смерч-ураган! Я хожу по пустому салону от Космонавта к Дроздову, от
Дроздова к Космонавту и не понимаю, что происходит... Час назад, проверяя
свои старческие суеверия, я послал в своем "ЗИМе" вместо себя на гибель
трех человек. Если они сброшены на дно водохранилища, или завалены
бревнами, или унесены в стратосферу, то мне впору вытащить наган и
застрелиться тут же, в автобусе, хотя это сугубо личное дело я предполагал
осуществить завтра в кузьминкинской гостинице, тихо, спокойно, с
комфортом, поближе к ночи, сдав Татьяну с рук на руки ее будущему мужу.
  - Граждане, у вас веревки случаем нету? - спрашивает толстый сержант
милиции, заглядывая в автобус. - Рулетку не захватили, а надо вымерить
трассу.
  - А что там случилось? - спрашивает Космонавт, и сержант теряет дар
речи, поняв, с кем говорит.
  - Бельевая подойдет? - спрашиваю я. - Дроздов, дай товарищу сержанту
веревку.
  Дроздов, бедняга, окончательно сбит с толку, я над ним сегодня
попросту измываюсь. Он раскрывает сумку с надписью "PENNIS", достает моток
бельевой веревки, и я говорю сержанту:
  - Оставьте себе, нам веревка уже не нужна. Не нужна нам веревка,
Дроздов? Так что же там случилось?
  - Та я ж кажу, що якась нечиста сила, хай їй грець! - сержант вiд
внутрiшнього хвилювання переходить на рiдну полтавську мову (я цю музику
дуже давно не чув). - Якась чорна хмара поцупила автомобiль якогось
начальника... Бiс його зна- ... Смерч-ураган!
  - То, може, потерпiлим потрiбен наш автобус? - пропону- Космонавт.
  - Здравiя бажаю, товаришу генерал! За потерпiлих не хвилюйтеся, люди
трошки перелякались, а так нiчого. За ними вже вертолiт прилетiв, -
сержант вiдда- марсiаниновi честь.
  Космонавт багатозначно погляда- на мене своiми розумними очима. До
автобусу входить Оля Б- лкiн и теж поглядае на мене своiми розумними очима.
  Усi ви розумнi, а менi що робити?
  - Де вони? - запитую.
  - Не знаю... Я вiд них вiдстав, але, здаеться, труба-дiло, -
вiдповiдае Б- лкiн. - Усе летiло в трубу! Жахливо! Коли я пiд'їхав, тут
валялись самi дрова... Ви це передбачали, Юрiй Васильович?
  Дроздов i Космонавт з цiкавiстю прислухаються...
  - Я сам нiчого не розумiю, - жалiсно вiдповiдаю я. - Потiм, потiм...
у Кузьмiнках поговоримо.



        ЧАСТЬ ВТОРАЯ

          21

  Вскоре вертолет растаскивает с дороги бревна, и рыбаки улетают на
аэродром, обещая как только так сразу начать воздушные поиски черного
"ЗИМа" - вот только переоденутся и начнут.
  Мы едем дальше - теперь уже в гробовом молчании. Все думают о
бренности человеческой жизни и о слепых силах природы, которым плевать на
то, что мы о них думаем. У меня из головы не выходят Павлик, царица Тамара
и ревизор Ведмедев. Что с ними? Надеюсь, что они проскочили.
  Въезжаем на переправу. Прямо под нами раскручивается взломанное
смерчем водохранилище, а Дроздов очень уж внимательно разглядывает эту
спиральную ледяную галактику. Место рядом с ним свободно. Оно
предназначалось Владиславу Николаевичу. Если бы Владик знал, что мы тут
рискуем жизнью, ни за что не полетел бы в Москву. Я подсаживаюсь к
Дроздову и молчу. Его все-таки не следует надолго оставлять одного в таком
философском настроении.
  Мы проскакиваем поворот на аэродром, откуда катит лишь одинокая
молочная цистерна, и мчимся дальше. "ЗИМа" нигде не видно. Белкин на
"Запорожце" начинает безнадежно отставать, но вскоре нас догоняют
милицейские "Жигули" с громкоговорителем и меняют порядок нашей колонны -
милиция с зажженными фарами теперь едет впереди, не давая нам разгоняться,
за ними Оля на "Запорожце", следом наш автобус и Центральное телевидение.
Милицейскому наряду поручено сопровождать нас в Кузьминки из-за тревожной
погодной обстановки на трассе. В самом деле, если какая-нибудь нечистая
сила утащит в небо наш автобус с Космонавтом на борту, то, пожалуй, все
цивилизованные страны, входящие в ООН, пришлют в Москву телеграммы
соболезнования.
  - Не бойтесь, Юрий Васильевич, - вдруг произносит Дроздов, глядя в
окно. - Все будет хорошо, все мы там будем.
  - Я не за себя, я за тебя боюсь.
  - И за меня не бойтесь. Дроздов себя еще покажет.
  - А веревку зачем купил?
  - Понял, - ухмыляется Дроздов. - Белкин донес. Вы как дети, в самом
деле... Мало ли зачем Плюшкину веревка в хозяйстве нужна? И веревочка в
хозяйстве пригодится. У каждого свои странности. Вот вы, например...
  - А что "я"?
  - В последний момент вы почему-то решили ехать не в "ЗИМе", а в
автобусе...
  - Да, так я решил! - вспыхиваю я. - Надоело в "ЗИМе" кататься. Все
едут в автобусе, а я - как все. Так уж повезло!
  Кажется, я начинаю оправдываться...
  Возвращаюсь на свое инвалидное место, но оно уже занято. В кресле
развалился мальчишка и беседует с Космонавтом. Я не сразу соображаю, что
мальчишка скорректировал свои планы и увязался с нами - какой там, к
лешему, подледный лов, ему уже не до рыбы. Он решил сопровождать
Космонавта в Кузьминки на просмотр "Звездных войн". Он все правильно
вычислил: я его пожалею, не отправлю домой, одолжу три рубля на
пропитание, Татьяна из гостиницы позвонит его родителям в Печенежки, а
спать он будет в одном номере с Космонавтом на полу у двери, чтобы того не
украли.
  - А на "Звездные войны" вы пойдете? - спрашивает мальчишка
Космонавта.
  - Нет. Я их уже видел.
  - В Звездном городке?
  - Нет.
  - А где? В Голливуде?
  - Нет. В Голливуде я водку пил.
  - А где?
  - На Фобосе.
  - Где?!
  - На Фобосе, - зевает Космонавт. - Американцы захватили с собой видик
с кассетами.
  Мальчишка сражен. Даже меня бросает в дрожь. Какие слова, какая
музыка... кино на Фобосе! В школе мальчишке не поверят, что он ехал с
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13 14 15 16 17 ... 25
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама