Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Пол Андерсон Весь текст 281.25 Kb

Настанет время

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 24
одного живого существа, которое бы двигалось с такой
грацией. Когда позволяли приличия, ноги ее танцевали, а не
ступали по полу. Волосы у нее были цвета середины ночи и
полностью закрывали ее нежную точеную шею. Кожа у нее была
светлой и чистой, овал лица правильный, губы всегда
чуть-чуть приоткрыты. И на лице выделялись глаза -
огромные, бездонно-черные, под большими пушистыми ресницами.
Такие глаза можно было увидеть только на мозаиках Равенны,
на лице императрицы Теодоры Великой. Эти глаза было
невозможно забыть.
   Странно было видеть этого ребенка с интервалом времени в
несколько месяцев, которые для Хэйвига были часами или
днями. На его глазах девочка с поразительной быстротой
превращалась в девушку. Он и сам понимал, что в то время,
как он свободно плывет по бескрайней реке времени, ей
приходится барахтаться практически на одном месте.
   Их дом стоял в саду, где было много цветов, апельсиновых
деревьев и играл фонтан. Дукас с гордостью показывал
Хэйвигу свое последнее приобретение: бюст Константина на
пьедестале, того самого, который поддерживал христианскую
церковь и чьим именем был назван Новый Рим.
   - Хотя мастерство древних ваятелей давно утрачено, -
говорил он, - посмотри все же, посмотри, как величественно
его лицо с твердо сжатыми губами...
   Девятилетняя Ксения хихикнула.
   - В чем дело, дорогая? - спросил отец.
   - Ни в чем, - ответила она, но хихикать не перестала.
   - Нет, скажи нам. Я не буду сердиться.
   - Он... ему нужно произнести важную речь, но ему очень
хочется пукнуть...
   - Клянусь Вакхом! - воскликнул Хэйвиг. - Она права!
   Дукас долго крепился, но затем не выдержал и
присоединился к общему веселью.
   - О, неужели ты не пойдешь с нами в церковь? -
взмолилась девочка. - Ты не знаешь, как там красиво поют,
как таинственно подмаргивает пламя свечей, как упоительно
пахнет ладаном... - Ей было уже одиннадцать лет, и она была
переполнена Богом.
   - Мне очень жаль, - ответил Хэйвиг. - Я ведь католик.
   - Святым все равно. Я спрашивала папу и маму. Они тоже
не против. Мы ведь можем сказать, что ты русский. Я покажу
тебе, что нужно делать. - Она схватила его за руку. -
Идем!
   Он пошел за нею, не понимая, желает ли она обратить его в
свою веру или действительно просто хочет показать своему
обожаемому дядюшке что-то интересное и красивое.
   - Это так чудесно! - Слезы выступили на глазах Ксении,
когда она прижала к груди драгоценный подарок к своему
тринадцатому дню рождения. - Папа, мама, посмотрите! Хаук
подарил мне книгу! Все пьесы Еврипида! И все это мне!
   Когда она выбежала, чтобы переодеться к праздничному
обеду, Дукас сказал:
   - Это поистине королевский подарок. И не только из-за
высокой стоимости, это подарок для души.
   - Я знал, что она так же любит древних классиков, как и
ты.
   - Простите меня, - вмешалась Анна, - но, может, в ее
возрасте Еврипид слишком сложен...
   - Сейчас сложные времена, - ответил Хэйвиг. -
Трагические судьбы древних могут укрепить ее сердце, и она
мужественно встретит свою судьбу. - Он повернулся к
ювелиру: - Дукас, я еще раз говорю тебе. Клянусь, я знаю,
что венецианцы в данное время ведут переговоры с другими
франками...
   - Ты говорил это. - Ювелир кивнул. Его волосы и борода
были почти белыми.
   - Еще не поздно тебе с семьей выехать куда-нибудь в
безопасное место. Я помогу.
   - Где может быть более безопасно, чем здесь, за этими
стенами, куда не сможет ворваться ни один враг? А если я
брошу свою лавку, мы все будем страдать от бедности и
голода. А что делать моим слугам и ученикам? Они же не
смогут поехать со мною. Нет, мой Друг, нам следует остаться
здесь и довериться Богу, - с печальной улыбкой произнес
Дукас. - Послушай, дружище, ты совсем не меняешься. Ты
такой же, каким я увидел тебя впервые.
   Хэйвиг проглотил слюну:
   - Я думаю, что не скоро вновь появлюсь в Константинополе.
Мои хозяева, учитывая складывающиеся обстоятельства...
Словом, будь осторожен. Старайся быть незаметным. Прячь
золото и поменьше бывай на улице. Особенно по ночам. Я
знаю франков.
   - Хорошо, я буду иметь это в виду, Хаук. Но ты чересчур
опасаешься. Ведь это же все-таки Новый Рим. Анна взяла их
обоих под руки, неуверенно улыбаясь.
   - Может, хватит политики, мужчины, - сказала она. -
Украсьте улыбками свои постные лица. Сегодня день рождения
Ксении. Разве вы забыли?
   Хэйвиг вышел от Манассиса весьма озабоченным. Он
вернулся назад, в более счастливое время, снял комнату в
гостинице, плотно поужинал, лег спать. Утром он хорошо
позавтракал. Это было не лишне для человека, которому скоро
предстоит сражаться.
   Вскоре после этого он переместился вперед, в апрель 1204
года.
   Он мог быть не больше чем просто наблюдателем со стороны.
Приказ, полученный им, был до неприличия прост: оставаться
вне опасности, ни во что не вмешиваться, под страхом
сурового наказания не влиять на события. Сделать все, чтобы
вернуться живым, так как им нужны сведения.
   В городе пылали пожары. Клубился горький дым. Люди, как
обезумевшие крысы, прятались в домах или выбегали из них. И
везде их ждало одно: убийства, насилия, грабежи, избиения,
издевательства. На улицах валялись трупы. Кровь текла по
сточным канавам. Матери оплакивали детей, дети с громким
плачем искали своих матерей, пока не становились жертвами
обезумевших от крови и убийства вандалов. Всех служителей
церкви подвергали жестоким пыткам, чтобы они сказали, где
спрятаны церковные сокровища. Все было разграблено:
предметы искусства, драгоценности рассыпались по целому
континенту. И мало что сохранилось в целости. Не думая о
культурной ценности сокровищ, варвары выламывали драгоценные
металлы и камни, остальное сжигалось. Так погибло многое из
того культурного наследия, что хранил Константинополь до
этого ужасного дня. И турки были здесь ни при чем. Все
сделали крестоносцы.
   Таким было начало тринадцатого столетия, которое
католицизм называл апогеем цивилизации, ибо именно тогда
западные церковники нанесли удар по восточному оплоту
христианства. А через полтора столетия, опустошив Малую
Азию, турки вошли в Европу.
   Хэйвиг вернулся назад и стал постепенно перемещаться в
будущее, время от времени переходя в нормальное время.
Таким образом он добрался до того момента, когда франки
входили в город. И увидел убийства, грабежи, разрушения,
увидел бандитов, насытившихся убийствами, подгоняющих своих
пленников, нагруженных добычей. Он знал, что не сможет
изменять не прошлого, ни будущего, но он должен был взять из
прошлого то, что нужно ему.
   Хэйвиг отмечал места, где останавливались мародеры с
добычей, и передавая записи людям на Ээрии, которые,
переодетые крестоносцами, забирала добычу. В этом бедламе
можно было делать все что угодно, не привлекая внимания.
Добыча переносилась на корабль, стоявший в безопасном месте.
   Красицкий обещал Хэйвигу, что они, насколько возможно,
позаботятся о жителях. Им ничего не угрожало, и даже
оставлялось немного денег, чтобы они могли переселиться в
другое место и начать новую жизнь.
   Можно было не опасаться, что такие добрые поступки
демонов-франков попадут в хроники, хотя наверняка рассказы о
них будут жить в фольклоре. Однако через пятьдесят семь
лет, когда Михаил Палеолог покончит с зависимостью от римлян
и создаст подобие империи, все рассказы об этом забудутся.
   Хэйвиг не участвовал в действиях агентов. Он и так много
сделал и многое видел. И то, что он видел, было ужасно.
Поэтому он перенесся в прошлое и там плакал, спад, приходил
в себя, набирался сил для будущего.
   Дом Манассиса был в числе первых, которые он исследовал.
Хотя и не самый первый. Хэйвиг хотел сначала немного
приучить себя к тому, что увидит.
   Он лелеял надежду, что дом Манассиса останется
нетронутым. Константинополь слишком велик, в нем много
храмов, где можно было награбить богатую добычу, чтобы
варвары ломились в каждую дверь.
   Хэйвиг не испытывал особого страха. Если что-то
потребуется сделать, то кто, кроме него, сделает это? Тем
не менее, когда он, приближаясь к дому Манассиса, увидел
десяток грязных мужчин, направляющихся к распахнутой двери,
сердце его оборвалось. Ярость охватила его, и вскоре три
окровавленных франка упали на землю и больше пошевелились, а
остальные с криком разбежались.
   Хэйвиг остался доволен. Его возвращение было сложной
операцией. Ему пришлось долго ждать самолета в зараженном
радиоактивностью мертвом Стамбуле.
   У него было о чем подумать. Он только удивлялся, почему
ему раньше все это не пришло в голову. Теперь он понял,
что, несмотря на то, что Уоллис и его лейтенанты
использовали новейшую технику, все они оставались людьми
своего девятнадцатого века. Вот, теперь ему нужно было
обдумать хорошенько все, чему он был свидетелем, в чем
принимал участие.
   - Прекрасная работа, - сказал Красицкий, прочтя его
отчет. - Превосходно. Я уверен, что Сахэм наградит тебя за
это.
   - Да? Благодарю, - ответил Хэйвиг.
   Красицкий долго рассматривал его.
   - По-моему, ты похудел.
   - Можешь называть меня Рип ван Винкль, - пробормотал
Хэйвиг.
   Красицкий понял, почему у него такой изможденный вид,
ввалившиеся глаза, тик на щеке.
   - Я понимаю. Ты заработал отдых Вероятно, теперь тебе
захочется побыть в своем времени. Больше не думай о
Константинополе. Если нам понадобится узнать что-то, мы
подождем твоего возвращения. - На лице его появилась теплая
улыбка. - Иди. Мы поговорим потом. Полагаю, нам удается
сделать так, чтобы твоя подружка сопровождала тебя.
Хэйвиг... Хэйвиг...
   А Хэйвиг заснул.
   Все началось позже. Вместо того чтобы наслаждаться
отдыхом, он начал размышлять.

                     ГЛАВА 10

   Он проснулся с выкристаллизовавшимся решением. Было еще
рано. Утренний свет падая на высокие серые крыши зданий Рив
де Гош, Париж, 1965 год, такие же холодные, как и воздух,
спокойствие которого еще не нарушило движение транспорта. В
номере отеля стоял полумрак. Леонса мирно посапывала в
постели. Ее черные волосы раскинулись по подушке. Они всю
ночь проведи в ночном клубе, слушая шансонье, как этого
хотел Хэйвиг, хотя Леонса предпочитала яркие и красочные шоу
в мюзик-холле. После этого они вернулись в отель и долго
занимались любовью, несколько лениво к утомленно, но
ласково. Леонса даже не пошевелилась, когда несколько часов
спустя в дверь постучали и горничная принесла кофе с
рогаликами.
   Хэйвиг был удивлен своей решимостью. Все больше и больше
он ощущал, что просто идет навстречу неизбежному. Совесть
уже устала мучить его и предъявила ультиматум. И, несмотря
на опасность, он впервые ощутил в своей душе мир и покой.
   Он поднялся, умылся, оделся, собрал свое снаряжение - оно
было уже подготовлено. Два небольших блока в его багаже.
Обычное снаряжение агента во времени, такое же, как то, что
он брал с собой в Иерусалим, плюс пистолет и хронолог. Ему
пришлось выдержать борьбу с Леонсой, так как прибор не
позволил взять сюда побольше серебра, но Хэйвиг настоял на
своем. Затем он взял паспорт, сертификат о прививках и
толстый кошелек с деньгами.
   После этого он долго смотрел на спящую девушку. Ему было
жаль расставаться с нею. Она так радовалась жизни и
доставляла такую радость ему. Неприятно было тайком
покидать ее. Может, оставить записку? Нет, нет. Он всегда
может вернуться. Если же не вернется, ну что ж, она
прилично знает язык, обычаи, у нее достаточно денег. Не
пропадет.
   Любила ли она его? Может, ей просто нужны были мужчины.
Впрочем, теперь это не важно. Главное, что он ее любил.
   Он наклонялся над нею.
   - Пока, Рыжая, - прошептал он и коснулся губами ее губ.
Затем выпрямился, подхватил свои чемоданы и вышел из
комнаты. Вечером он был уже в Стамбуле.
   Это путешествие заняло очень много временя, проведенного
в самолетах, аэропортах, автобусах.
   Он сказал мне с угрюмой улыбкой:
   - Ты знаешь, какое самое удобное место для проведения
тайного хронокинеза? Думаешь, телефонная будка? Нет.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 24
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама