Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Хмелевска И. Весь текст 561.21 Kb

Что сказал покойник

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 48
     - Ecoutez! - прохрипел он, из  чего  я  сделала  вывод,  что  раненый
намерен говорить по-французски.
     - Ладно, ладно, - успокаивала я его. - Тихо, не надо говорить...
     -  Слушай,  -  с  усилием  повторил  он  и  продолжал,  задыхаясь   и
останавливаясь после каждого  слова:  -  Все...  сложено...    сто   сорок
восемь... от семи... тысяча двести два... от Б...  как  Бернард...  два  с
половиной метра... до центра... вход... закрыт... взрывом... повтори...
     Все это он выдавил из себя как одну непрерывную фразу, и я  не  сразу
поняла, что последнее слово относится ко мне. Это его очень рассердило.
     - Repetez! - простонал он с таким отчаянием, что чуть было тут же  не
окочурился.
     Память у меня всегда была хорошая, повторить нетрудно, тем более  что
нехорошо препираться с умирающим, и я повторила:
     - Вес сложено сто сорок восемь от семи, тысяча двести два от "Б", как
Бернард, вход закрыт взрывом, два с половиной метра до центра.
     Я немного переставила слова, это опять его  рассердило,  и  он  начал
повторять фразу с начала, через каждое слово заклиная меня хорошенько  все
запомнить. И совершенно излишне, я была уверена, что до конца  дней  своих
не забуду всего, что тут происходит. Тем не менее я покорно  повторяла  за
ним каждое слово.
     - Связь... торговец рыбой...  Диего...  па  дри...  -  добавил  он  и
покинул сей бренный мир.
     Я не знала, что такое "па дри", да и вообще не  поняла  ни  слова  из
того, что он говорил, то есть слова-то сами по себе были понятны,  но  что
все это означало? Смутно я сознавала, что  мне  доверена  какая-то  важная
тайна. А важные  тайны  отличаются  тем,  что  неизвестно,  для  чего  они
существуют.
     Занятая умирающим, я не следила за развитием событий в  зале.  Теперь
же, подняв голову,  увидела,  как  в  ту  самую  дверь,  в  которую  вошел
покойный, ворвался какой-то человек с револьвером  в  руке  и  бросился  к
трупу.
     - Умер? - крикнул он мне, хотя и дураку  было  ясно,  что  тот  умер.
Впрочем, вновь прибывший и не ждал моего ответа, а сразу же  накинулся  на
меня, для разнообразия по-английски:
     - Он говорил с тобой? Что сказал? Отвечай! - И с этими словами  ткнул
своей пушкой прямо мне в печень. Мне это очень не понравилось. Я вообще не
выношу, когда меня принуждают силой что-то делать, а моя печень и без того
доставляет мне неприятности.  Так  что  подобные  манипуляции  с  ней  уже
совершенно излишни. Вот почему я ответила только одним польским  словом  -
коротким и выразительным. Но даже если бы и хотела, я ничего не смогла  бы
ему объяснить, потому что он вдруг резко изменил свои  намерения,  схватил
меня и поволок к той двери, из которой появился. Я едва успела  прихватить
свою сумку и сетку.
     Сначала я попыталась вырваться, но тут же отказалась от этих попыток,
увидев за дверью полицейского в форме. Остаток здравого  смысла  подсказал
мне, что в моем положении самое лучшее - перейти на сторону полиции, и чем
скорее, тем лучше. Я рванулась к представителю  власти,  пробилась  сквозь
толпу и оказалась  по  ту  сторону  двери.  Мой  преследователь,  к  моему
удивлению, не препятствовал мне, но и не выпускал меня из рук.
     - Мне нужно поговорить с вами!  -  громко  крикнула  я  полицейскому,
вырываясь из рук вцепившегося в меня негодяя. Негодяй как-то слишком легко
выпустил меня. Полицейский смотрел не на меня, а на что-то за моей спиной.
     - Конечно, конечно, только давайте уйдем отсюда, - сказал  он  как-то
рассеянно.
     Я оглянулась и увидела целый табун ворвавшихся в притон  полицейских.
В это время избранный мной блюститель порядка резко  повернул  меня  опять
спиной к двери и закрыл мне лицо чем-то вроде мягкой  рукавицы.  Я  хотела
сдернуть ее, но негодяй схватил меня за руки, а тут еще сумка и  сетка.  Я
вдохнула приторный залах, сразу напомнивший мне больницу.
     "Наркоз! - пронеслось в голове. - Только не  дышать!"  -  И,  видимо,
вдохнула.


     Случается, что человек проснется в своем доме, в собственной кровати,
и все-таки в первую минуту не понимает, где  находится.  Что  же  говорить
человеку, который после наркоза просыпается  в  таком  месте,  которое  не
знает, как и назвать.
     Было мне мягко, ничего не скажу. И это было  моим  первым  ощущением.
Вторым - что мне как-то нехорошо, и тут же появилась мысль  о  минеральной
воде. Впрочем, мысль какая-то смутная, абстрактная, которая воплотилась  в
образе  искрометного,  пенящегося  ручейка,  приятное  журчание   которого
заглушало монотонный, навязчивый звук, действующий  на  нервы.  Я  открыла
глаза.
     Надо мной был белый низкий потолок в форме полусферы, очень странный,
впрочем, может, это был вовсе и не потолок?  Бессмысленно  пялилась  я  на
него некоторое время, потом решилась посмотреть по сторонам.
     То, что было справа, я сочла, после  некоторых  размышлений,  спинкой
дивана, обитого черной кожей, из тех, которые в Копенгагене стоят от  пяти
тысяч и выше. Такая дорогая спинка вполне меня устраивала, и я  посмотрела
в другую сторону. Мне пришлось смотреть довольно долго, так как то, что  я
увидела, никак не вязалось с потолком. Столики,  кресла,  ковер  и  прочие
предметы должны были находиться в нормальном помещении, а  не  в  бочке  с
полукруглым потолком.  Зато  ему  вполне  соответствовали  окна  в  слегка
выгнутой стене, длинный  ряд  маленьких  окошечек,  которые  как-то  очень
хорошо  сочетались  с  навязчиво-монотонным  шумом.  По   другую   сторону
помещения, над моим диваном,  тоже  были  такие  же  окошечки.  Ничего  не
поделаешь, приходится примириться с фактом, что я нахожусь в  самолете.  И
что этот самолет летит.
     Мой характер не  позволил  мне  долее  оставаться  в  бездействии.  Я
опробовала все части своего тела, сначала  осторожно,  потом  смелее;  все
действовало, неприятное ощущение внутри  меня  постепенно  уменьшалось,  я
слезла с дивана (который действительно  оказался  диваном,  обитым  черной
кожей), переместилась в кресло и глянула в окно.
     Я увидела пространство, настолько огромное, что испугалась, уж  не  в
космосе ли я нахожусь, но тут же  успокоилась,  вспомнив,  что  в  космосе
должно быть темно, мое же пространство было наполнено светом.  Вскоре  мне
удалось различить в нем отдельные элементы. Надо  мной  было  безграничное
небо,  подо  мной  столь  же  безграничная  водная   гладь.   Между   ними
просматривался горизонт.
     Постепенно я пришла в себя как физически, так и умственно.  Теперь  я
осмотрелась уже более внимательно и обнаружила на диване  свое  пальто,  а
возле дивана шляпу, сумку и сетку. Парик по-прежнему находился на  голове.
Я была босиком, вернее, в  чулках,  а  сапоги  стояли  по  другую  сторону
дивана. Все было на месте, материального ущерба мне не причинили.
     Мысль о материальном ущербе заставила меня осмотреть сумку  и  сетку.
Обе они были набиты деньгами.
     "Поразительно честные бандиты", - удивилась я.  А  в  том,  что  меня
похитили бандиты, я ни  минуты  не  сомневалась.  Кто  же  еще?  Зачем  им
понадобилось меня похищать,  я  пока  не  придумала.  Правда,  для  такого
предположения еще не было никаких оснований, разве что в  глубине  души  я
желала этого, так как всегда питала склонность к рискованным предприятиям.
     Вместо того чтобы предаваться  отчаянию,  я  решила  подсчитать  свои
капиталы. Странное зрелище, должно быть, представляла я, сидя с ногами  на
диване, окруженная со всех сторон кучками измятых банкнотов.  Я  насчитала
пятнадцать тысяч восемьсот двадцать крон, с некоторым трудом перевела  это
в доллары, и получилась приличная сумма - свыше двух тысяч. Под деньгами я
обнаружила сигареты. Закурив, я  поняла,  что  мне  совершенно  необходимо
сделать две вещи: умыться и напиться минеральной воды. А уже потом  я  обо
всем подумаю.
     В  этом  прекрасно  меблированном  аэроплане  наверняка  имелся   так
называемый санузел. Надо его поискать. По причинам, не  совсем  ясным  для
меня самой, я решила вести себя как можно тише, не звать на помощь,  пусть
они думают, что  я  еще  не  очнулась.  Кто  "они",  я  не  знала,  но  не
сомневалась, что на самолете должны быть люди. Хотя бы пилот, правда?
     Зная расположение помещений в нормальных самолетах, я  направилась  в
хвост, без колебаний определив, где у самолета перед, т.е. нос. Я  подошла
к небольшой дверце и уже взялась за  ручку,  как  вдруг  услышала  голоса,
доносящиеся из-за этой двери. Я осторожно отпустила  ручку  и  приложилась
ухом. Попробовала в нескольких местах, и наконец  нашла  точку,  где  было
кое-что слышно.
     Люди  за  дверью  разговаривали  по-французски,   что   меня   вполне
устраивало. В целом их беседа доносилась до меня в виде нечленораздельного
шума, но отдельные фразы звучали  вполне  отчетливо,  и  то,  что  удалось
разобрать, оказалось чрезвычайно интересным.
     - Идиотская история! - услышала я сердитый  и  уверенный  голос.-  Не
можем же мы перетрясти всю Европу, сантиметр за сантиметром!
     - Эх, надо ж было так ошибиться! - воскликнул с  раздражением  другой
голос.- И убить ее мы не можем, вообще ничего ей не можем сделать, пока не
скажет...
     Дальше ничего нельзя было расслышать, но  вот  неожиданно  прорвалось
несколько отчетливых фраз:
     - Да нет, наверняка поймет. А если даже и не поймет, достаточно того,
что сообщит в полицию. Хотя бы о том, что увидит!
     - Так какого черта нужно было тащить ее с собой?
     - Другого выхода но было. Теперь уже ничего...
     Голоса зазвучали приглушенно, я  с  трудом  улавливала  лишь  обрывки
фраз:
     - ...так она нам и скажет! Ты бы на ее месте сказал?
     - У меня идея! Предложим ей вступить в дело.
     - Шеф не согласятся!
     - Дурак! Зато она  согласится,  все  скажет,   а   потом   несчастный
случай...
     И дальше опять неразборчивый гул голосов, из которого я понимала лишь
отдельные слова:
     - ...в долю... процент согласуем... можно наобещать...
     - Неплохо придумано!
     - ...ни в коем  случае  не  выпускать.  Стеречь  как  зеницу  ока  до
прибытия шефа...
     - ...наш единственный шанс - вытянуть из нее до этого...
     - ...если не забыла...
     И опять  неразборчивый  шум,  перекрытый  властным  голосом,  видимо,
старшего в компании:
     - Ясное дело, потом ликвидировать. Но бесследно! Не так халтурно, как
обычно  ты  работаешь,  а  действительно  никаких  следов.  Мы  не   можем
рисковать.
     - А на проснулась ли она? - вдруг с тревогой  спросил  другой  голос.
Одним кенгуриным прыжком я оказалась на своем диване, но не легла,  решив,
что сидеть имею право, а изобразить на лице  состояние  полной  прострации
мне не составит ни малейшего труда. Дверь,  однако,  оставалась  закрытой,
как видно, они не торопились проверить, в каком состоянии я нахожусь.
     "Что же все это значит, черт побери? - думала я,  сидя  на  диване  с
совершенно естественным идиотским выражением на лице. - Что такое я должна
им сказать? О какой  ошибке  они  говорили?  Сказать?..  А,  так,  значит,
покойник... Дал маху, что и говорить. Действительно, ошибочка..."
     Услышанное  произвело  на  меня  столь  сильное  впечатление,  что  я
полностью пришла в себя и  начала  сосредоточенно  обдумывать  создавшееся
положение. Значит, меня  обременили  какой-то  потрясающе  важной  тайной.
Минуточку, что он там говорил? "Все сложено  сто  сорок  восемь  от  семи,
тысяча двести два от "Б", как Бернард, два с половиной метра  до  центра".
Так, что еще? Ага, "вход закрыт взрывом". Нет, что-то еще было. О  рыбаке,
кажется. Нет, не о рыбаке. "Связь торговец рыбой Диего" и еще что-то.  Что
же? А, вот: "па дри". И не закончил. Интересно, что бы это все значило?
     "Перетрясти всю Европу..."  Видимо,  они  что-то  где-то  спрятали  и
зашифровали место, а этот блаженной  памяти  придурок  доверил  мне  шифр.
Действительно, нашел кому... А теперь эти негодяи за стеной хотят, чтобы я
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 48
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама