Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Детектив - Хмелевска И. Весь текст 561.21 Kb

Что сказал покойник

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 48
везло именно с порядком 6 - 4, ни разу мы не выиграли на  него.  Я  решила
отыграться теперь и упрямо ставила на 6 - 4, понимая,  что  это  не  сулит
абсолютно никаких надежд.
     Так вот, перед пятым заездом я стояла в  очереди  в  кассу  и  упорно
повторяла про себя: "Не забыть сетку, не  забыть  сетку".  В  тот  момент,
когда подошла моя очередь, я напрочь забыла все  номера,  на  которые  мне
рассудок подсказывал сделать  ставку,  момент  был  напряженный,  за  мной
толпились возбужденные нетерпеливые люди,  кассир  торопил  меня  и  я  по
привычке брякнула: "Шесть-четыре".
     Сидя на открытой трибуне, на ледяном ветру, я  ошеломленно  смотрела,
как побеждают мои 6 - 4. Совершенно обалдевшая, дрожа от холода и  азарта,
досидела я так до конца заезда. Потом спустилась с трибуны  и  с  упоением
выслушала хриплое объявление  по  радио,  что  я  выиграла  четыре  тысячи
шестнадцать крон.
     Идя в кассу, я встретила Лысого  Коротышку  в  шляпе.  Меланхолически
показал он мне свой билет на 6 - 12, и я выразила ему сочувствие. В  самом
деле, лошади пришли в  такой  последовательности:  6  -  4  -  12,  причем
последняя в заезде отстала от предыдущей всего  на  какие-то  полморды.  В
свою очередь я показала свой билет. Лысый торжественно поздравил меня, и я
проследовала в кассу.
     Получив деньги, я купила бутылку пива и, зажав ее  в  руке,  пошла  в
народ. Настроение у меня было  расчудесное,  душу  переполняла  любовь  ко
всему свету. В толпе я наткнулась на знакомых французов -  одного  белого,
другого черного. Я всегда пользовалась случаем  поболтать  с  ними,  чтобы
попрактиковаться  в  любимом  языке.  Тут  я  вспомнила,  что  они  как-то
упомянули в разговоре о нелегальном игорном доме.
     - Совершенно исключительный случай! - радостно объявила  я  им.  -  У
меня есть деньги!
     - Мадам выиграла? - заинтересовались французы.
     - Да, я угадала эти самые 6 - 4. Так как будет  с  рулеткой?  Сегодня
можно?
     - В любой день можно, - пробормотал  белый,  внимательно  разглядывая
лошадей. - Поставь на семерку, должна же она когда-то прийти...
     Черный кивнул и направился к кассе, а белый обратился ко мне:
     - Так вы надумали? Всерьез? Вам известно, что это нелегально?
     - Известно. И я надумала.
     - За вход надо платить пятьдесят крон.
     Я хлебнула пива из бутылки и кивнула:
     -  И  правильно,  ведь  если  бесплатно,  подумают,  что  предприятие
несолидное. А сегодня для меня на  редкость  подходящий  день,  в  крайнем
случае я лишь спущу то, что выиграла.
     - Никому ни слова об этом, - предостерег француз.
     Я обещала хранить тайну, и мы расстались, договорившись  встретиться,
чтобы вместе отправиться в притон.
     Сетку из  гардероба  я  предусмотрительно  взяла  еще  до  последнего
заезда. В этом заезде, к счастью, никто из нас  не  выиграл,  так  что  не
нужно было стоять за деньгами в кассу. Все трое, французы и я,  уселись  в
роскошный "форд". Его  вел  какой-то  совершенно  незнакомый  мне  тип.  Я
решила, что это наверняка один из датских миллионеров, имеющих собственные
столики  в  богатых  ресторанах,  где  я  никогда  не  бывала,  поэтому  и
физиономии его нигде не встречала. Впрочем,  я  тут  же  перестала  о  нем
думать, переключившись на предстоящее мне удовольствие. Настроение у  меня
было отличное - после выигрыша и выпитого пива.
     Не обращала я внимания и на то, где мы ехали. Помню, что  промелькнул
Конгенс Нюторв, и вскоре мы остановились на  тихой  улочке  перед  большим
старым домом.  Я  старалась  угадать,  поднимемся  ли  мы  на  чердак  или
спустимся в подвал.
     Оказалось, ни то ни  другое.  Мы  прошли  через  двор,  мои  спутники
подошли к какой-то двери, позвонили, о чем-то переговорили по-датски,  нам
открыли, мы вошли и самым  обыкновенным  образом  поднялись  на  лифте  на
четвертый этаж. Там опять была дверь, мы опять позвонили, опять  несколько
слов по-датски, и нас  впустили.  Какой-то  человек  с  вежливым  поклоном
взимал с посетителей плату за вход в размере 50 крон с носа.
     Внутри все  выглядело  совсем  обыкновенно,  как  в  обычной  большой
квартире в старом доме, с той лишь разницей, что гости  не  раздевались  в
прихожей, а в  полном  обмундировании  проходили  в  комнаты.  Мое  полное
обмундирование сразу же доставило мне неприятности.
     Дело в том, что, отправляясь в Шарлоттенлунд, я настроилась  провести
несколько часов на открытой трибуне. Датский климат  мало  чем  напоминает
флоридский. Я напялила на себя множество теплых вещей: шерстяную клетчатую
юбку, водолазку на кроличьего пуха и  сверху  такую  же  кофту,  колготки,
теплые, прошу прощения, рейтузы, зимнее пальто на меху,  теплые  сапоги  и
шерстяной шарф. Уверена, что во всей Дании не нашлось бы второго человека,
так тепло одетого, ибо по календарю уже наступила весна, а  датчане  свято
верят в печатное слово.
     На голове у меня был платиновый парик и черная кожаная шляпка.  Парик
я купила недавно, и до сих пор у меня не было  случая  показаться  в  нем.
Правда, бега тоже не самый  подходящий  случай,  но  меня  с  утра  мучила
проблема, как быть с головой.  Выбор  у  меня  был  небольшой:  болгарская
меховая шапка и кожаная шляпка. В меховой  шапке  я  выглядела  бы  совсем
по-зимнему, то есть нелепо, а в одной кожаной шляпке мне было бы  холодно.
Вот я и решила, что лучшим выходом будет парик, в котором тепло голове,  и
шляпка, которая прекрасно сидит на  парике.  Таким  образом,  на  мне  был
платиновый   парик,   к   нему   я   совершенно   непроизвольно    сделала
соответствующий макияж, что и породило все несчастья, свалившиеся на меня.
     - В этой комнате играют в покер, а рулетка - в следующей, -  объяснил
мне француз. - Предупреждаю, все свои вещи держите при себе,  чтобы  можно
было в любой момент смыться.
     Он улыбнулся, извиняясь, что покидает меня, и мгновенно  затерялся  в
толпе игроков. Я направилась во вторую  комнату,  где  действительно  была
рулетка, и даже две рулетки. Возле  одной  из  них  как  раз  освободилось
место, которое я поспешила занять. Пальто я сняла  и  просто  накинула  на
плечи, все,  что  можно  было  расстегнуть,  расстегнула,  сетку  и  сумку
засунула под стул и осмотрелась. Помещение было наполнено людьми, дымом  и
смрадом.  Освещались  только  столы,  все  остальное  помещение  тонуло  в
полумраке. Общество составляли почтя исключительно  мужчины,  я  насчитала
всего четырех старушек - поразительно мало для Дании. Возможно, их было  и
больше, но больше я уже не считала, так как занялась делом.
     Сначала я решила подождать,  присмотреться,  понять  принцип  игры  и
узнать, какие номера выигрывают. Благое  намерение,  что  и  говорить,  но
осуществить его мне не удалось. Все еще находясь в восторженном состоянии,
я не успела оглянуться, как поставила  20  крон  на  четырнадцатый  номер.
Теоретически минимальная ставка была  5  крон,  но  при  мне  меньше  двух
десяток никто не ставил. Чтобы, не дай бог, не скомпрометировать  себя,  я
тоже начала с 20 крон, поставила их на четырнадцатый номер, сама  не  знаю
почему, и выиграла.
     Тут же  передо  мной  встала  новая  проблема.  Дело  в  том,  что  в
Шарлоттенлунде мне выплатили выигрыш купюрами по 100  крон,  так  что  моя
сумка была до отказа набита  деньгами,  не  говоря  уже  о  всяком  другом
необходимом дамском барахле; дальнейшие поступления мне просто некуда было
складывать. Игра шла на наличные, крупье придвинул ко мне кучку мелочи,  я
решила сначала ее быстренько проиграть, а потом уже подумать над  решением
проблемы.
     Мне удалось спустить половину, а потом я поставила на черное,  четное
и на четыре номера сразу. И все вышло, вернее, из четырех номеров выиграл,
конечно, один, чудес не бывает, но я все равно опять получила кучу мелочи.
Четыре раза подряд я ставила на нечетное и выигрывала.  Крупье  выплачивал
мне уже крупные суммы. Тут я отважилась опять  покуситься  на  номер.  Сто
крон мелочью я поставила  на  восьмерку,  и  восьмерка  вышла.  Ничего  не
поделаешь, деньги надо было куда-то девать, я принялась заталкивать  их  в
сетку, где лежал атлас. Сетка моя была не сетчатой, а  из  обычной  ткани,
что оказалось весьма кстати. Мелочь продолжала меня раздражать, я  ставила
ее, не считая, на  что  попало,  и  упорно  выигрывала.  Просто  проклятие
какое-то!
     Наконец я придумала хитрый  способ  избавиться  от  мелких  денег.  Я
бросила на красное горсть мелочи (потом оказалось, что там было 120  крон)
в надежде, что пропадет же она в конце концов. Красное выиграло, а я опять
бросила. Красное выигрывало, а я ставила и ставила,  одновременно  пытаясь
пересчитать то, что было у меня в руках и на коленях, и раскладывая деньги
стопками по сотням, чтобы хоть как-то разобраться в  них.  Десятикроновыми
бумажками я могла бы уже наполнить мешок из-под картофеля.  Среди  десяток
то  и  дело  попадались  более  крупные  купюры.  Красное   выигрывало   с
постоянством, достойным восхищения, вместе с  крупными  банкнотами  крупье
продолжал подсовывать мне и мелочь, так  как  честно  подсчитывал  все  до
последнего гроша, и я окончательно пала  духом.  Отказавшись  от  неравной
борьбы с мелочью, я  сгребла  груду  денег  с  красного,  которое  тут  же
перестало выигрывать, и пустила в ход стопки десяток. Дважды я выиграла  и
полученные купюры, к счастью крупные, тут же затолкала в  сетку.  Затем  я
удвоила ставку, стараясь  по  возможности  избавиться  от  десяток,  опять
выиграла, и так была поглощена игрой, что ничего вокруг не замечала. Жарко
было ужасно, шляпа у меня  съехала  набок,  парик  наверняка  тоже.  Какое
счастье, что у меня не было с собой зонтика!  Сумки  мои  под  стулом  все
время кто-то пинал, возможно, я сама, и если  бы  мне  пришлось  еще  и  о
зонтике думать, я бы совсем спятила.  Я  наклонилась,  чтобы  затолкать  в
сетку очередной выигрыш. И тут началось.
     Крики, раздавшиеся в районе входной двери, я услышала,  когда  голова
моя была под столом. Поспешно вынырнув, я увидела, что в комнату ворвались
какие-то люди, двое или трое. Игроки прервали игру, за  соседним  столиком
поднялся какой-то бледный индивидуум с дико блестевшими главами и пеной на
устах. Возникло всеобщее замешательство. В другую дверь ворвался  какой-то
человек. Таращась во все стороны, я взглянула на него, и он в этот  момент
посмотрел как раз на меня. Мне показалось, что лицо его прояснилось, и  он
двинулся  явно  в  моем  направлении.  Продвигался  же  он  с   известными
трудностями, так как помещение, хотя и большое, все  же  было  ограничено,
людей было много, и все они вдруг в панике начали метаться. Я сама пока не
металась, но тоже испугалась и подумала, что если  это  полиция,  то  они,
чего доброго, отберут и  мои  честно  выигранные  в  Шарлоттенлунд  четыре
тысячи, но потом вспомнила, что в случае чего Лысый  Коротышка  подтвердит
мой выигрыш. Тут началась стрельба.
     Стрелял тот тип с пеной у рта и диким взглядом. Те, что  ввалились  в
комнату, кинулись к нему, он вырвался и продолжал  стрелять  куда  попало,
переполох усилился и крики тоже, прямо Содом и Гоморра. Игроки попрятались
под столы, и, пожалуй, я одна оставалась  на  своем  месте.  Вряд  ли  это
объяснялось избытком храбрости, я просто-напросто остолбенела.
     Вытаращив глаза, смотрела  я  на  то,  что  творится  вокруг.  А  тот
мужчина, что направлялся ко мне, вдруг остановился, сделал еще  два  шага,
путь перед ним расчистился (большинство игроков уже сидело  под  столами),
он еще постоял немного, потом колени его подогнулись и он  рухнул  головой
вперед прямо к моим ногам. И в такой неудобной позе он  свалился,  что  я,
хоть и  остолбенелая,  но  побуждаемая  чисто  человеческим  состраданием,
наклонилась к нему и попыталась передвинуть его голову с  ножки  стола  на
мою сетку, набитую бумагой, следовательно, мягкую. А он, судорожно  хватая
воздух ртом, явно пытался что-то сказать.
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 48
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама