Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 87.95 Kb

Машина желаний

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8
еще один  лениво  вылизывает  переднюю  лапу,  развалившись  поодаль.  Над
тростником, окаймляющим часть пруда, трепещут синими крыльями стрекозы.
     - Рерих, - спокойно  произносит  Профессор.  -  Рерих-старший.  Очень
красиво.
     Виктор бросает на него короткий взгляд и поворачивает лицо к  Антону.
Тот,  весь  подавшись  вперед,  с  полуоткрытым  ртом,  завороженно  и  не
отрываясь впитывает в себя эту чудную картину. Потом он  поворачивается  к
Виктору - глаза у него совсем безумные.
     - Что это? - спрашивает он. - Где это?
     Виктор сплевывает.
     - А черт его знает, - говорит он. - То ли где-то, то ли когда-то.
     - Вы видели это раньше?
     - Вот это - нет. Да картинки все время разные...
     - Значит, это картинка...
     - Н-ну, можно сказать и картинка... - уклончиво отвечает Виктор.
     Взгляд его становится настороженным:  теперь  он  смотрит  только  на
Антона. Тот бормочет, как в лихорадке:
     - Как же так - картинка?.. Нет, врешь, врешь... Опять врешь... Это же
покой, тишина... тишина...
     И  тут  Профессор,  жалостливо  поморщась,   подбирает   с   мостовой
камушек...
     - Стой! - яростно кричит Виктор.
     Но уже поздно. Камушек, описав дугу, падает в воду в  двух  шагах  от
девушки. Всплеск. Девушка поднимает голову, отводит волосы  с  прекрасного
лица. По гладкой воде расходятся круги. Девушка,  слегка  сведя  брови,  с
некоторым  удивлением,  но  без  всякого  страха   разглядывает   грязных,
оборванных, закопченных людей и снова опускает голову. Мир "по ту сторону"
начинает таять, заволакиваться дымкой и  исчезает.  Впереди  снова  пустая
унылая улица с мертвыми домами.
     Антон сидит на своем рюкзаке, бессильно уронив руки, и плачет. Виктор
поворачивается к Профессору и, злобно гримасничая, стучит себе  костяшками
пальцев по лбу. Тот растерянно бормочет:
     - Я думал, это мираж... Я был уверен...
     - Уверен, уверен... - злобно повторяет Виктор.  -  Ты  уверен,  а  он
теперь - видишь? Что с ним теперь делать?
     Оба они смотрят на Антона. Антон  молча  плачет.  Виктор  вдруг  дико
орет:
     - Подъем!
     Профессор  вздрагивает  и  хватается  за  рюкзак,  а  Антон  медленно
поднимает залитое слезами лицо к Виктору и говорит с отчаянием:
     - Сволочь ты, не пустил меня туда... Чтоб ты сдох,  гадина,  чтоб  ты
сгнил...
     Виктор, тяжело вздохнув, с размаху бьет его по  лицу.  Антон  кубарем
летит с рюкзака, но сейчас же поднимается. У него кровь  на  лице,  но  он
смотрит на Виктора по-прежнему с ненавистью.
     - Бери рюкзак! - рычит Виктор. - Вперед!
     - Не пойду.
     Виктор бьет его  в  живот,  по  голове  сверху,  хватает  за  волосы,
распрямляет и хлещет по щекам.
     - Пойдешь, пойдешь!.. - цедит он сквозь зубы.
     Профессор пытается схватить его за руку, Виктор, не глядя,  бьет  его
локтем в нос, сшибает очки...
     - Пойдешь, пойдешь... - бормочет он.
     От последнего страшного удара Антон снова летит  на  землю  и  лежит,
скорчившись. Виктор, тяжело дыша,  глядит  на  него  сверху  вниз,  потуже
натягивает перчатки. Антон  со  стоном  поднимается  и  садится,  упираясь
руками в мостовую.
     - Ну, очухался? - неожиданно мягко говорит Виктор. - Вставай, пойдем,
время идет...
     Антон отрицательно мотает головой.
     - Сгинешь здесь, дурачок, - мягко говорит Виктор.
     - Это не твое дело, - отвечает Антон. Он вытирает  лицо,  смотрит  на
ладонь. - Я тебе больше не верю, шеф, - спокойно говорит  он.  -  Уходи  с
богом. Профессор, вы ему не верьте. Он знаете зачем нас с собой взял?
     - Догадываюсь, - говорит Профессор. Он нервно курит, руки его дрожат.
Одного стекла в его очках нет.
     - Он нас взял, чтобы мы для него ходили через огонь, - говорит Антон.
- Мы для него отмычки,  живые  тральщики.  Ты  зачем  нас  взял,  шеф,  а?
Польстился на наши две сотни, уважаемый проводник? А?
     Виктор присаживается напротив него, закуривает.
     - Слушай, ты, - говорит он. - Это  Зона.  Здесь  всегда  так  было  и
всегда так будет. Ты пойми: если ты со мной пойдешь,  то,  может  быть,  и
вернешься живой. А если останешься, то верная смерть. Ты что же, надеешься
этого своего покоя дождаться? Не дождешься. Он, может  быть,  в  следующий
раз только через сто лет снова появится...
     - Не твое дело, - говорит Антон. - Дождусь.
     - А может, и никогда не появится.  А  со  мной  пойдешь,  будет  тебе
Золотой Круг, проси все, что  хочешь...  Покой  хочешь?  Тишину?  На  тебе
тишину, на тебе покой...
     Антон сплевывает тягучую слюну.
     - Золотой Круг, говоришь? - медленно произносит он. -  А  почему  это
Стервятник повесился, а, шеф?
     - Стервятник-то здесь при чем? Ты ж не Стервятник!
     - Нет, ты нам скажи: почему Стервятник повесился?
     - Потому что сволочь он был, - резко говорит Виктор. - Убийца, дрянь!
Потому что он не за богатством к Золотому Кругу пошел, он за братом  своим
пошел, а его жадность одолела...
     - Ну?
     - Что - ну? Он брата своего загубил единственного,  мальчишку!  Повел
его в Зону и подставил где-то... Ушел вдвоем, вернулся один.  Его  совесть
замучила. Он потом себя совсем потерял. Вот и пошел за братом, брата пошел
вернуть, а когда дошел, натура его поганая свое взяла... Ведь Золотой Круг
только одно желание выполняет. Дошел до него - получай награду, но  только
одну. Еще чего-нибудь хочешь - снова иди... Он же  дрянь  был,  понимаешь?
Дрянь!
     - Понима-аю, - говорит Антон, нехорошо улыбаясь. - Это я все понимаю.
Тут и понимать нечего. А ты мне скажи,  почему  он  повесился?  Почему  он
снова к Золотому Кругу не пошел? За братом. А?
     - Этого я не знаю, - угрюмо говорит Виктор.
     - А я знаю! - вкрадчиво произносит  Антон.  -  И  ты  знаешь,  только
признаться себе боишься...
     Он рывком поднимается и оттаскивает свой рюкзак  к  стене  ближайшего
дома.
     - Уходите от меня к черту! - говорит он. -  Я  здесь  остаюсь.  Ждать
буду. Сто лет ждать буду. Сдохну здесь, а к вам не вернусь. Ничего  там  у
вас не осталось. Ни добра, ни любви, ни дружбы. Только подлость и гниль. Я
думал - вдохновенье. Я думал  -  шедевры.  Профессор!  Ничего  этого  нет!
Понимаете? Нет! Потому что писать - это мерзко. Я не  могу  больше.  И  не
хочу. Это постыдное, гнусное занятие,  все  равно  что  чирьи  выдавливать
перед зеркалом! А они  требуют:  пиши,  пиши  еще,  пиши!  Ты  обязан,  ты
должен... Хватит. Сами теперь пишите. Я покоя хочу. Мне больше  ничего  не
надо. Покоя и свободы от сволочей! Уходите.


     Виктор и Профессор, горбясь под тяжестью  рюкзаков,  медленно  уходят
вдоль улицы. Антон смотрит им вслед. А может быть, и не  им  вслед.  Может
быть, он ждет, что вот-вот снова появится мир покоя и тишины. И он  видит,
заранее напрягаясь, как улица  заволакивается  дымкой,  и  он  уже  делает
судорожный шаг вперед, но тут в дымке возникают очертания  чего-то  совсем
другого: гигантские многоэтажные  здания,  отсвечивающие  стеклом,  потоки
машин,  толпы  спешащих  пешеходов,  вспыхивающие  рекламы...  И,  уже  не
дожидаясь, пока этот ненужный, ненавистный мир сформируется  окончательно,
Антон поворачивается к своему рюкзаку. И  замирает,  увидев  то,  чего  не
замечал раньше.
     В десятке шагов у стены - груда каких-то  лохмотьев,  из-под  которой
виднеются  белые  кости  и  жутко  усмехается  белый  череп,  и  рядом   -
полуистлевший ранец.
     Тогда он торопливо расшнуровывает свой рюкзак и  вытягивает  из  него
бутылку.


     Виктор и Профессор идут по проселочной дороге. Поселок давно  остался
позади. Дорога покрыта тончайшей пылью, при каждом шаге  пыль  взлетает  и
некоторое время висит в неподвижном  воздухе.  Очень  жарко,  впереди  над
дорогой ходят марева.
     Справа  вдоль  дороги  тянется  ветхая  полусгнившая   изгородь,   за
изгородью - поле, заросшее сильно засоренной пшеницей.
     Потом  они  видят  пролом  в  изгороди.  И  рубчатые  следы  гусениц,
протянувшиеся от пролома к дороге и дальше по дороге вперед.
     - Ага, - произносит Виктор. - Вот они, значит, где прошли.
     - Кто? - спрашивает Профессор.
     - Эти, ваши... Ну, экспедиция от вашего института...  Ну,  ты  должен
знать. Полгода назад они отправились и пропали...
     Профессор останавливается.
     - Милованович? - ошарашенно спрашивает он. - Группа Миловановича?
     - Ну, это тебе виднее, чья это была группа, а я все думал:  каким  же
путем они шли и где сгинули? Теперь понятно... Ну, досюда  они  во  всяком
случае дошли... Углубились. Ладно, посмотрим, где их пришлепнуло.
     И они идут дальше по рубчатым следам гусениц.
     Они стоят у развилки. Одна  дорога  идет  вверх  по  склону  пологого
холма, а другая огибает этот холм слева и пропадает за ним. Рубчатые следы
ушли по левой дороге.
     - Вот досюда я в последний  раз  дошел,  -  с  удовольствием  говорит
Виктор. - Стою, как дурак, и не понимаю, что дальше делать. У  Стервятника
на карте одна дорога, а здесь - две. Стою и не могу. Ни прямо не могу,  ни
влево. Ну, а раз не могу, значит, нельзя. И повернул я оглобли.
     - Милованович пошел влево, - нерешительно говорит Профессор.
     - И сгинул! - подхватывает Виктор. - Значит, нам куда  идти?  Постой,
впереди пойду я. Не нравится мне этот холмик, все равно не  нравится...  С
вершины холма  хорошо  видно  место,  дальше  которого  не  смогла  пройти
экспедиция Миловановича. Это мост  через  глубокий  овраг.  Нижняя  дорога
ведет через этот мост и скрывается за купами деревьев  на  другой  стороне
оврага.
     Профессор и Виктор смотрят туда, прикрывая глаза от солнца.  На  лице
Профессора выражение ужаса и горестного изумления, а  на  лице  Виктора  -
что-то вроде мрачного злорадства.
     Группа Миловановича идет на трех гусеничных машинах. Передняя  машина
-  обычный  военный   бронетранспортер,   остальные   две   -   вездеходы,
оборудованные  под  походные  лаборатории.  Людей  не  видно,  только   из
командирского люка  передней  машины  торчит,  высунувшись  по  пояс,  сам
Милованович - сухощавый пожилой человек в рубашке цвета хаки с засученными
рукавами, черный, горбоносый, с толстыми усами, которые,  как  у  гайдука,
опускаются ниже подбородка.
     Передняя машина подкатывает к  мосту,  Милованович  оборачивается  и,
подняв руку, подает водителю  следующей  машины  какой-то  знак  пальцами.
Бронетранспортер вкатывается на мост,  проходит  его  на  малой  скорости,
выбирается  на  противоположный  берег  оврага,  и  сейчас  же   на   мост
выкатывается вторая машина, несущая над кузовом матово отсвечивающий белый
купол в несколько метров поперечником, а за ней следует  третья  машина  с
огромным вращающимся локатором... Все три  машины  одна  за  другой  бодро
бегут по дороге и словно растворяются в  воздухе  вместе  с  поднятой  ими
пылью, а через мгновенье вновь одна за другой появляются на прежнем  месте
перед мостом. Горбоносый, черный, как ворон, Милованович оборачивается  и,
подняв руку, подает  какой-то  знак  пальцами,  машины,  одна  за  другой,
перекатываются через мост, исчезают, подобно призракам, и вновь появляются
на прежнем месте перед мостом, и снова  Милованович  поднимает  руку...  и
снова, и снова, и снова.
     - В петлю, значит, угодили, - произносит Виктор. - На  Красной  Горке
тоже такое местечко есть, Дикобраз туда вляпался, так уже десяток лет  вот
так крутится...
     - Бедняга Милованович...  -  горестно  бормочет  Профессор.  -  Какой
ученый был... какая судьба...
     - Чего там судьба, - пренебрежительно возражает Виктор.  -  Зато  они
всех нас переживут... Мы подохнем, дети наши помрут, а  они  так  и  будут
крутиться, и хоть бы хны... Они же там ничего не понимают и  знать  ничего
не знают... знай себе прутся через мост, и каждый раз это им в  новинку...
Ну, нечего сопли распускать. Вперед!
     Справа маслянисто-черное болото, слева маслянисто-черное болото.  Они
идут по  полусгнившей  хлюпающей  гати.  Над  болотом  медленными  волнами
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама