Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Роман Светлов Весь текст 558.85 Kb

Прорицатель

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 48
                              Роман СВЕТЛОВ

                               ПРОРИЦАТЕЛЬ




                            ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. АЗИЯ


                                    1

     У него было долгое, тощее, жилистое тело, которое  прикрывала  только
козья шкура, обмотанная вокруг чресел. Жесткая обветренная кожа не боялась
ни солнца, ни зимних леденящих  ветров.  Выгоревшие  волосы  были  коротко
острижены: так, чтобы они не лезли в глаза и  не  путались  в  колючках  и
терновнике, когда приходилось пробираться сквозь заросли. Как и тело,  они
могли принадлежать любому возрасту - и двадцати, и пятидесяти годам.  Есть
такая порода  людей,  которая  очень  быстро  теряет  мягкость  юношеского
облика, зато долго не страдает от лишнего жира и немощи, оставаясь  легкой
и подвижной, словно богомол.
     Только лицо выдавало, что  Калхасу  нет  тридцати:  лишь  около  глаз
собрались морщинки, да и то  скорее  из-за  обилия  солнца,  плескавшегося
среди белых, желтых, черных скал, которые здесь  были  во  множестве,  чем
из-за переживаний. Длинный  сухой  нос  и  острая  бородка  придавали  ему
сходство с росписями, на которых изображался Пан, но в отличие от веселого
гуляки-бога, глаза Калхаса смотрели ясно и внимательно.
     Калхас некоторое время примеривался, затем подпрыгнул и, подтянувшись
на руках, оказался на ближайшем выступе скалы. Дальше пришлось  ползти  по
узкой длинной расщелине, а на последнем участке пути - буквально прилипать
к отвесной стене, цепляясь за малейшие выбоины в ней. В какое-то мгновение
Калхас  почувствовал,  что  устал,  что  нужно  остановиться  и  перевести
дыхание. Он выбрал положение, в котором вес падал на ноги, закрыл глаза  и
сосредоточенно ждал, пока удары сердца не  перестали  отдаваться  в  ушах.
После этого обернулся назад - высоты Калхас не боялся с  раннего  детства.
Отсюда была видна лощина и стадо, расположившееся у ручья. Обе его  собаки
дремали, но их уши стояли торчком и поворачивались на  малейшее  дуновение
ветра. Вот одна подняла голову и посмотрела на скалу. "Наверное,  я  похож
на гигантского паука", - подумал Калхас и улыбнулся.
     Отдохнув, он добрался до гребня, а спуск оказался совсем не  тяжелым.
Обратная сторона скалы была покатой, почти  до  самого  верха  росли  злые
колючие кусты. Чтобы не быть замеченным,  Калхас  нырнул  в  них  и  скоро
оказался у подножия. Здесь заросли превращались в сплошную стену, а за ней
лежала лощина, на которой находились его  овцы.  Лощина  огибала  скалу  и
становилась с этой стороны более  широкой,  ручей  же  образовывал  череду
бирюзовых омутов.
     Калхас посмотрел на солнце. Девушка уже должна была пройти  мимо  его
укрытия. Он выглянул из зарослей: да, вот она, шагах  в  сорока  от  него,
бредет вверх по течению ручья. Бредет медленно, ноги погружены в  воду  по
икры, голова умиротворенно опущена вниз, сандалии переброшены  за  ремешки
через плечо. Подол туники из грубой некрашеной ткани  заткнут  за  пояс  и
крепкие загорелые ноги обнажены до бедер.
     Она идет к омуту, скрытому от места, где Калхас  останавливает  стадо
на полуденный отдых, лишь обманчивой завесой ветвей. Дважды она  приходила
сюда и умывалась, дразня Калхаса своим нагим телом; когда же он бросался к
ней, хватала одежду и убегала. На третий  раз  он  ее  догнал.  Они  долго
любились на берегу омута, и с тех пор девушка навещала  его  почти  каждый
день. Сегодня Калхасу пришло в голову разыграть ее.  Прятаться  заранее  и
сидеть в кустах ему было скучно, поэтому пастух положился  на  ловкость  и
ставшее привычкой чутье времени.
     Калхас крался вслед за девушкой, стараясь не привлечь ее внимание  и,
в то же время, оказаться поближе к  ней.  Он  раздумывал,  позвать  ли  ее
голосом отца, толстого ленивого пасечника, торговавшего медом и воском без
особого желания и прибыли, или похотливо заблеять сатиром.  Однако  что-то
насторожило девушку. Она резко обернулась, увидела  Калхаса  и,  изображая
испуг, бросилась бежать.
     Вода опутывала ей ноги. Выпрыгнув на берег, она хотела припустить  во
всю прыть, но споткнулась об затаившийся в траве  камень  и  упала.  Когда
Калхас подбежал к ней, девушка вначале захохотала, а потом обиженно  надув
губы, протянула к нему ногу.
     Калхас осторожно и внимательно осмотрел ее  ступню.  Нет,  ничего  не
случилось, девушка просто притворялась. Тогда его руки  побежали  выше,  к
колену и дальше,  под  подол  хитона.  Девушка  опять  захохотала,  начала
отбиваться, но Калхас легко справился с ней. Он то  прижимал  ее  лицом  к
земле, то переворачивал на спину, пока не натешился и  не  рухнул  ничком,
прижавшись щекой к щеке.
     Потом они полоскались в ручье, повизгивая от  холодной  воды.  Калхас
хватал ее за колени, за бока, за плечи, но она отбивалась: больше  нельзя,
ей пора уходить.
     Солнце все еще  было  жарким  и  обволакивало  тело  ленью.  Проводив
девушку, Калхас вернулся к стаду, выбрал место, где травы было побольше, и
улегся на спину, закинув руки за голову. Между ресницами мелькали огоньки,
искры, разливалось красноватое сияние и покой. Медленно, ласково подступал
сон. Он делал тело легким как пушинка,  и  спина  уже  не  чувствовала  ни
травы, ни угадываемой за ней земной тяжести.
     Сквозь  красноватое  сияние  Калхас  увидел  Гермеса.  Коричневолицый
сухощавый бог в островерхой пастушьей шляпе с завязками улыбался. Над  его
шляпой и плечами переливались мириады радуг. Так бывает, когда  закрываешь
смоченные водой веки и поворачиваешься к солнцу.
     - Пойдем, - сказал Гермес.
     Он взял Калхаса за руку  и  тот  без  колебаний  последовал  за  ним.
Перехватило дыхание; было такое ощущение,  словно  Калхас  выпрыгивает  из
своей  груди.  А  потом  сквозь  него  понесся  воздух:  они  стремительно
поднимались к небу. Калхас посмотрел вниз: там  была  зелень,  испещренная
прожилками скал и ручьев. Земля съеживалась, его взгляд вбирал все  больше
ее поверхности. Вот квадраты полей в долине, город, его игрушечные  стены,
вот и он стал размером с ноготь. Еще города, какие-то прерывистые линии  и
палочки. Впереди, слева, справа блеснуло море.  Прежде  чем  Калхас  успел
вспомнить, что видит весь Пелопоннес, что-то  невыразимо  яркое  мелькнуло
перед его глазами, он на мгновение ослеп и потерял сознание. Когда  зрение
и разум вернулись, Калхас увидел себя стоящим  посреди  белой,  сверкающей
как лед поверхности. Она казалась недвижной и все  же,  пастух  чувствовал
это, мчалась вперед, в  ту  сторону,  к  которой  он  был  обращен.  Сухой
прохладный ветер овевал его грудь  и  наполнял  сердце  сладким  ощущением
полета. Гермес, все так же улыбаясь, стоял рядом с ним. В  одной  руке  он
сжимал золотой кадуцей, а  на  раскрытой  ладони  другой  лежал  маленький
стеклянный шарик.
     - Где я? - спросил Калхас.
     - Далеко, - засмеялся Гермес. - Даже если скажу,  сейчас  тебе  этого
все равно не понять. Ты  ублажен  и  спокоен,  тебе  ничего  не  надо,  ты
спишь... Ты вполне созрел для первого своего шага. Или я не прав?
     - Какого шага? - слова бога укладывались  в  голове  Калхаса,  словно
узор из бисера. - К чему я созрел?
     - К тому, чтобы смотреть по сторонам  и  размышлять.  К  тому,  чтобы
перестать угадывать и начать прорицать.
     - Прорицать?
     - Да. Не думай, что это так весело и занимательно. Я даже скажу  тебе
вот что: любой прорицатель предсказывает только самому  себе...  Но  этого
тебе тоже пока  не  понять.  Тебе  хорошо  и  это  хорошо.  Радуйся  -  ты
прорицатель!
     - Радуюсь! - радовался Калхас. - Я прорицатель! Но почему я?
     - А кто же еще? - Гермес пожал плечами. - Тебе  не  кажется,  что  ты
задал странный вопрос?
     - Кажется. - Калхас преданно смотрел на веселого бога, и ему хотелось
смеяться, а еще пить вино или любить женщину.
     - И не задавай больше странных вопросов! На, держи-ка! - Гермес кинул
ему стеклянный шарик.
     Калхас поймал его, хотел рассмотреть, но  не  успел.  Бог  неожиданно
подошел вплотную, его лицо посерело, вытянулось вперед, изо рта  показался
тонкий широкий язык и лизнул Калхаса прямо в нос.
     - Тьфу ты! - крикнул пастух, разом садясь  и  сгоняя  с  себя  сонную
одурь.
     Перед ним стояла одна из собак и умильно блестела глазами.
     - Иди, иди! - отмахнулся Калхас. Солнце уже клонилось к закату,  пора
было поднимать стадо. Калхас встал, потянулся,  затем  нагнулся  к  ручью,
дабы ополоснуть лицо, и только тут обнаружил,  что  держит  в  руке  нечто
круглое.
     Осторожно разжав ладонь, Калхас увидел тусклый стеклянный шарик и  от
неожиданности едва не выронил его. Сердце испуганно сжалось, а спина стала
холодной от пота.
     Он спит слишком чутко: никто не мог бы  подойти  незамеченным,  чтобы
вложить этот шарик в руку. И сам он шарика не  подбирал,  значит  остается
сон... неужели это было сном только наполовину, или вообще не было сном?
     С трудом удерживая  суматошные,  беспорядочные  мысли,  Калхас  сунул
шарик за щеку и стал собирать овец.


     Его прозвали Калхасом за  умение  угадывать.  Как-то  само  собой  он
определял, сколько камешков зажато в кулаке,  чья  собака  зарезала  овцу,
куда следует поехать, чтобы выгодно  продать  шерсть.  Естественно,  такое
случалось не каждый день: Калхас чувствовал  сам,  когда  он  в  состоянии
угадывать, а когда нет; однако и того было достаточно, чтобы его  знали  в
округе. Ему это нравилось, но всерьез свои способности он не  воспринимал.
Однажды он разговаривал с купцом, который часто ездил  в  Дельфы.  Выпучив
глаза, раздувая щеки тот рассказал ему о пифии, о  расщелине  в  скале,  о
тумане, поднимавшемся ниоткуда, о тьме посреди ясного дня. Да и в  Аркадии
имелось Килленское святилище, состязаться с прорицателями которого Калхасу
даже не пришло бы в голову.
     Подобно всем аркадянам он был вполне доволен своей  жизнью  и  только
недавно стал раздумывать над ней. Лет двадцать пять назад его подкинули  к
дверям дома Тимомаха,  человека,  владевшего  самыми  большими  стадами  в
долинах южнее Маронеи Аркадской. С тех пор Калхас жил в этом доме то ли на
положении слуги, то  ли  как  дальний  родственник  -  пас  овец,  собирал
хворост, стриг шерсть; чем еще он мог  заниматься  в  Аркадии?  Часто  его
брали в Маронею: выученный Тимомахом грамоте, он выполнял роль приказчика,
следящего за привезенным товаром, пока сам глава семьи  вместе  с  другими
гражданами полиса голосил на агоре за Македонца, или  за  афинян,  или  по
поводу какого-нибудь налога.
     Дети Тимомаха, а у того было трое сыновей, давно обзавелись  семьями.
Хозяин говорил Калхасу, что тому тоже стоит подыскивать  невесту,  что  он
даст ему денег, поможет с  хозяйством,  но  пастуху  лень  было  думать  о
семейной  жизни,  и  он  забирался  в  горы,   развлекаясь   приключениями
случайными, или  постоянными,  как  этим  летом.  Ему  жилось  спокойно  и
безмятежно. Эти места миновала даже война Агиса Спартанского с македонским
наместником Антипатром. Маронейцы ограничились шумом на агоре, да грабежом
разбегавшихся по  домам  спартанских  союзников.  Конечно,  про  восточные
походы Македонца  любили  поболтать  все,  однако  далеко  не  каждый  шел
наниматься в его войска, когда в Маронею приходили вербовщики.
     После смерти Македонца, правда, стало тревожнее. Никто не  знал,  как
повернутся события. Полководцы Александра начали грызть друг другу глотки,
а эта грызня грозила докатиться даже сюда. Как и во всей Греции, в Маронее
молились богам, продавали лишнее и закапывали вырученные деньги  в  землю.
Калхас, рожденный для предчувствий, ощущал грядущие каверзы  судьбы  лучше
других. Но именно поэтому он всячески бежал от тревог. Не думал о  далеких
македонских сатрапах и даже нарочито путал в  разговоре  их  имена.  Из-за
этого над ним посмеивались,  но  он  молчал,  пил  вино,  а  иногда  вдруг
выворачивал  по-козьи  губы,  строил  себе  большими  пальцами   рожки   и
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 48
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама