Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Абрахам Меррит Весь текст 435.52 Kb

Металлическое чудовище

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 38
                              Абрахам МЕРРИТ

                          МЕТАЛЛИЧЕСКОЕ ЧУДОВИЩЕ




                                ПРЕДИСЛОВИЕ

     До того, как нижеследующее изложение попало в мои руки, я никогда  не
встречался с его автором доктором Уолтером Т.Гудвином.
     Когда рукопись с описанием его приключений среди доисторических  руин
Нан-Матала на Каролинских островах ("Лунный бассейн")  была  передана  мне
Международной Научной Ассоциацией для подготовки к печати, доктора Гудвина
в Америке не было. Он пояснил, что еще слишком потрясен и угнетен; слишком
болезненны для него воспоминания о тех, кого он любил и с  которыми  -  он
был в этом уверен - никогда не встретится.
     Я знал, что он отправился в какой-то отдаленный район Азии в  поисках
определенных ботанических  образцов,  и  потому  с  большим  удивлением  и
интересом  воспринял  приглашение  президента   Международной   Ассоциации
встретиться с доктором Гудвином в определенном месте и в указанное время.
     Внимательно  изучая  документы,  связанные  с  Лунным  бассейном,   я
составил себе мысленное  представление  об  их  авторе.  Прочел  я  и  его
ботанические исследования, которые поставили его  выше  всех  американских
специалистов в этой области. Любопытное смешение точных научных  данных  и
поэтических описаний позволило мне уточнить свое мысленное  представление.
И я был рад, что угадал довольно точно.
     Президент Ассоциации познакомил  меня  с  крепким,  хорошо  сложенным
человеком чуть ниже среднего роста. У него оказался широкий,  но  довольно
низкий лоб, напомнивший мне покойного волшебника электричества  Стайнметца
[Чарлз Протеус Стайнметц, известный американский инженер и  изобретатель].
Под прямыми черными бровями добрые  проницательные  карие  глаза,  немного
печальные,  с  легким  оттенком  юмора;  глаза  одновременно  мечтателя  и
деятельного человека.
     Не старше сорока, решил я. Короткая заостренная бородка  не  скрывает
решительной твердой нижней челюсти и хорошей  формы  рта.  Волосы  густые,
черные, с проблесками седины: точки и полоски серебра, сверкающие  тусклым
металлическим блеском.
     Правая рука на перевязи и прижата  к  груди.  Приветствовал  он  меня
застенчиво. Протянул левую руку,  и,  когда  я  пожал  ее,  меня  поразило
странное, но приятное ощущение: тепло, чуть ли не электричество.
     Президент Ассоциации осторожно помог ему сесть.
     - Доктор Гудвин, - сказал он  мне,  -  еще  не  вполне  оправился  от
последствий своих приключений. Их суть он позже сам объяснит  вам.  А  тем
временем не согласитесь ли, мистер Меррит, прочесть это?
     Он протянул мне несколько листков, и, читая  их,  я  ощущал  на  себе
взгляд доктора Гудвина, ищущий, взвешивающий, оценивающий. Оторвав  взгляд
от письма, я увидел в его глазах новое выражение.  Застенчивость  исчезла;
взгляд его был дружеским. Очевидно, я прошел испытание.
     - Принимаете, сэр? - вежливо и серьезно спросил президент.
     - Принимаю? - воскликнул я. - Конечно! Для  меня  не  только  большая
честь, но и радость сотрудничать с доктором Гудвином.
     Президент улыбнулся.
     - В таком случае, сэр, мне нет  необходимости  тут  задерживаться,  -
сказал он. - Завершенная часть рукописи  у  доктора  Гудвина.  Вы  сможете
обсудить ее.
     Он поклонился  и,  прихватив  старомодную  шляпу  и  тяжелую  трость,
удалился. Доктор Гудвин повернулся ко мне.
     - Начну, - сказал он после небольшой паузы, - со встречи  с  Ричардом
Дрейком на поле голубых маков,  подобном  молитвенному  ковру  у  подножия
безымянной горы.
     Зашло солнце, стемнело, вспыхнули огни города, много  часов  Нью-Йорк
шумел вокруг, но я ни на  что  не  обращал  внимания,  слушая  рассказ  об
удивительной,   совершенно   необычной   драме   неизвестной   жизни,    о
необыкновенных существах, неведомых силах  и  о  непобедимом  человеческом
героизме - в тайных ущельях неисследованной Азии.
     Только на рассвете ушел я домой. И еще  много  часов  спустя  отложил
незавершенную рукопись, попытался уснуть, и сон мой был неспокоен.
                                                                 А. Меррит



                           1. ДОЛИНА ГОЛУБЫХ МАКОВ

     В великом тигле жизни, который мы зовем  нашим  миром,  в  еще  более
обширном тигле, называемом вселенной,  тайн  и  загадок  как  песчинок  на
берегу  океана.  Они   преодолевают   гигантские,   заполненные   звездами
пространства; таятся, крошечные, под ищущим глазом микроскопа. Они рядом с
нами, невидимые и неслышные, зовут нас, спрашивают, почему мы не слышим их
призывов, не видим их чудес.
     Иногда покров с глаз человека спадает, и он видит - и рассказывает  о
своих видениях. И тогда те, кто не видел, вопросительно  поднимают  брови,
насмехаются  над  ним,  а  если  видение   было   действительно   великим,
обрушиваются на него и уничтожают.
     Чем грандиозней тайна, тем яростнее оспаривается ее существование;  а
если она не так значительна, человек может сообщить свои  свидетельства  и
добиться, чтобы его выслушали.
     И для этого есть причина. Жизнь - это фермент, и  над  ней  и  вокруг
нее, изменяясь и перемещаясь, добавляя или  отбирая,  бьются  бесчисленные
силы, видимые и невидимые, известные и неизвестные. И человек, атом в этом
ферменте, цепляется за то,  что  кажется  ему  устойчивым;  и  совсем  без
радости встречает утверждения, что опирается он, так сказать, на сломанную
трость и не видит более прочной.
     Земля - это корабль, прокладывающий свой путь  по  неведомым  океанам
пространства, где есть неизвестные течения, тайные мели и рифы и где  дуют
непостижимые ветры космоса.
     И если к путникам, с трудом движущимся своим курсом, подходит некто и
заявляет, что курс неверен и карты нужно переделать, его вряд ли  встретят
приветливо!
     Поэтому люди привыкли осторожно рассказывать о тайнах.  Но  каждый  в
глубине сердца знает, что в реальность своего видения он должен верить.
     Я  разбил  свой  лагерь  в  необыкновенно  прекрасном  месте,   таком
прекрасном, что дыхание перехватывало и в груди начинало болеть; но  потом
охватывало ощущение спокойствия, как целительный туман.
     Я шел с самого начала марта. Теперь же была середина июля. И  впервые
с начала пути ощутил - не забытье, этого никогда не будет,  -  успокоение,
впервые со своего возвращения с Каролинских островов год назад.
     Нет необходимости останавливаться на этом - все это уже описано. И не
буду  говорить  о  причинах  своей  непоседливости:  те,  кто  читали  мой
предыдущий рассказ, знают их. Не нужно  также  описывать  шаги,  приведшие
меня в эту мирную  долину.  Достаточно  сказать,  что  однажды  вечером  в
Нью-Йорке, перечитывая свою, может быть, самую значительную работу - "Маки
и примулы Южного Тибета", результат моих путешествий  1910-1911  годов,  я
решил вернуться в эти тихие, заброшенные места. Только  там  мог  я  найти
что-то похожее на забвение.
     Я давно хотел изучить  некое  растение,  все  разновидности  той  его
формы, что растет на южных склонах  Эльбруса,  горного  хребта  в  Персии,
который тянется от Азербайджана на западе до Хорасана на востоке. Оттуда я
собирался следовать за модификациями этого растения в хребтах Гиндукуша  и
в  южных  отрогах  Транс-Гималаев  -  огромной  горной  цепи,  выше  самих
Гималаев, глубоко изрезанной ущельями и пропастями;  такое  название  этим
горам дал Свен Хедин в своем путешествии в Лхасу.
     После этого  я  собирался  по  горным  переходам  добраться  до  озер
Манасаровар, где, согласно легенде, растет светящийся пурпурный лотос.
     Честолюбивый проект, и очень опасный; но ведь сказано, что  серьезные
болезни требуют сильнодействующих средств; я знал,  что  пока  вдохновение
или какое-то сообщение не подскажет мне, как добраться до тех, кого я  так
люблю, ничто меньшее не утишит мою сердечную боль.
     И, откровенно  говоря,  я  чувствовал,  что  такого  вдохновения  или
сообщения никогда не будет, и потому конец меня не особенно беспокоил.
     В Тегеране я нашел необычного слугу; больше того, товарища, советника
и переводчика.
     Это китаец по имени Чу-Минг.  Первые  тридцать  лет  своей  жизни  он
провел в большом монастыре Палкхор-Чойнд в Гуанцзе, к западу от  Лхасы.  Я
не спрашивал у него, почему он оттуда ушел и как оказался в Тегеране.  Мне
просто  повезло,  что  он  из  монастыря  ушел,  а   я   нашел   его.   Он
отрекомендовался как лучший повар на десять тысяч миль от Пекина.
     Мы путешествовали почти три месяца: Чу-Минг. я  и  два  пони  с  моим
имуществом.
     Мы шли по горным дорогам, которые помнили эхо марширующих войск Дария
и орд сатрапов. Высокогорные пути Ахеменидов, да, и еще раньше они дрожали
от топота ног мириад богоподобных завоевателей-дравидов.
     Мы прошли древними иранскими тропами; дорогами  воинов  победоносного
Александра; прах македонцев, греков, римлян вздымался  вокруг  нас;  пепел
пламенного  честолюбия  Сасанидов  стонал  у  нас  под  ногами  -   ногами
американского ботаника, китайца и двух пони. Мы  проходили  ущельями,  чьи
стены отражали возгласы эфталитов, белых гуннов, разрушивших  мощь  гордых
Сасанидов; но и они сами, в свою очередь, пали перед турками.
     Мы вчетвером: два человека, два животных - прошли  путями  персидской
славы, позора и смерти Персии. И уже сорок дней  не  видели  мы  ни  одной
живой души, ни следа пребывания человека.
     Дичи было в изобилии; Чу Мингу иногда не хватало зелени,  но  мяса  -
никогда. Вокруг нас сумбур могучих вершин. Я знал, что мы находимся вблизи
слияния Гиндукуша с Транс-Гималаями.
     Утром из неровного ущелья мы вышли в очаровательную долину,  и,  хоть
было еще рано, я разбил палатку, решив до завтра никуда не двигаться.
     Долина напоминала гигантскую чашу, наполненную  спокойствием.  В  ней
жил  спокойный,  величественный,  невозмутимый  дух  -  как  непоколебимое
спокойствие, которое, согласно верованиям бирманцев, охватывает место, где
спит Будда. На востоке  начинался  гигантский  склон  безымянной  вершины,
через ущелье в нем  мы  пришли  сюда.  Вершина  была  увенчана  серебряной
шапкой, усаженной бледными изумрудами,  -  это  снежные  поля  и  ледники.
Далеко на западе другой серо-красный гигант вздымался, закрывая  выход  из
долины. На севере и юге  горизонт  представлял  хаотическую  линию  башен,
шпилей, минаретов, ступенчатых, куполообразных, и каждый  увенчан  короной
из серебра и зелени вечных снегов и льда.
     Вся  долина  представляла  собой  непрерывное  поле  голубых   маков,
блистающее под утренним небом середины июля. Маки на мили  тянулись  вдоль
пройденной нами тропы и уходили вперед на  мили,  которые  еще  предстояло
пройти.   Они   кивали,   склонялись   друг   к   другу,   казалось,   они
перешептываются,  вот-вот  поднимут  головы   и   посмотрят,   как   толпа
миниатюрных лазоревых фей,  посмотрят  полуозорно,  полудоверчиво  в  лица
охраняющих их венценосных гигантов. И  когда  поднимался  легкий  ветерок,
маки,  казалось,  сгибаются  под  легкой  походкой  невидимой   торопливой
принцессы.
     Как обширный молитвенный ковер, сапфировый, шелковый,  маки  тянулись
до серых подножий гор. Между их южной оконечностью и толпящимися вершинами
виднелся ряд поблекших коричневых низких холмов - будто увядшие и  усталые
старики в коричневой одежде,  лежат,  согнув  спины,  спрятав  лица  между
вытянутыми руками, упираясь ладонями в землю и касаясь ее лбом, - лежат  в
бессмертной позе преклонения.
     Я почти ожидал, что они встанут, - и тут на одном  каменистом  склоне
появился человек, неожиданно, с той внезапностью, в какой этих широтах при
необычном свете возникают предметы. Он стоял, разглядывая наш лагерь; и  в
это время рядом с ним показался нагруженный пони и  тибетский  крестьянин.
Первый помахал рукой и большими шагами начал спускаться с холма.
     Когда он приблизился, я внимательно разглядел его. Молодой гигант, на
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 38
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама