Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Мак-Каммон Р. Весь текст 1131.24 Kb

Они жаждут

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 97
опросил за последние несколько недель: поблекшая, напуганная, с достаточным
количеством сообразительности, чтобы выжить на панели, но недостаточно
сильная, чтобы порвать с такой жизнью. Выражение глаз у всех проституток
было одним и тем же: острое, мерцающее презрение, которое маскировало
глубоко спрятанную в душе печальную усталость. Все эти последние недели он
сдерживался, чтобы не взять этих обитательниц мрачных улиц за плечи,
встряхнуть и прокричать в лицо: "Разве вы не знаете, что вас ждет там?
Убийцы, насильники, садисты и хуже. Многие вещи еще хуже, чем эти, о
которых вы не осмеливались даже думать, потому что иначе эти мысли сведут
вас с ума. Мысль о том, что скрывается в темных тайниках человечества, ждет
вас в краю кошмаров, чтобы к удобный момент нанести удар. Самое
фундаментальное ЗЛО, которое распространяется вокруг себя новое ЗЛО и
пожирает иное ЗЛО, чтобы выжить..."
     "Хватит", - сказал он сам себе. Внутри у него все стянулось в
тошнотворный узел, он понимал, что близок к пределу.
     - Да, - сказал он Эми, - это мог быть и он.
     - О, Боже, - выдохнула она, и кровь отхлынула от ее лица, пока она не
стала похожа на восковую кукла, одна краска снаружи и пустота внутри. - В
смысле... я раньше имела свидания со странными типами... но никто никогда
не пытался... - Она коснулась пальцем своего горла, в воображении ее уже
нарисовалась картина - как ухмылялся этот тип, когда она села к нему в
машину, этот, в очках, жуткий...
     - Эми, - сказал Палатазин, решив, что надо кончать с игрой в прятки. -
У нас есть художник, который может составить портрет этого мужчины, который
пытался подцепить тебя, по твоему описанию. Я не говорю, что это наверняка
был Таракан - нет. Но возможность все-таки существует. Я хочу, чтобы ты
сейчас пошла с детективом Рисом и дала информацию нашему художнику. Все,
что сможешь припомнить: глаза, волосы, рот, нос. Договорились? - Он встал с
кресла. Рис уже стоял рядом с девушкой. - Кроме того, припомните,
припомните все подробности, касающиеся вида машины. Так, чтобы я смог бы
сам увидеть ее в моем воображении, так же, как ее видели вы. Особенно
обратите внимание на номер. Возможно, вы видели и запомнили хотя бы
частично, но только сами сейчас этого не сознаете. Спасибо, что пришли к
нам, Эми. Салли, ты проводишь Эми к Маку?
     - Конечно. Пойдемте, мисс Халсетт.
     Он открыл дверь кабинета перед девушкой, и разнообразные шумы
полицейского отдела по борьбе с преступлениями, по расследованию убийств
ворвались в комнату - резкие телефонные звонки, цоканье немилосердно
эксплуатируемых пишущих машинок, щелканье выдвигаемых и задвигаемых на
место картотечных ящиков, монотонное бормотание телетайпа. Девушка
остановилась на пороге и посмотрела назад, на Палатазина.
     - Я еще кое-что вспомнила, - сказала она. - Руки у него... Ладони! Они
были очень большие, понимаете? Я их хорошо видела, потому что он сжимал
руль.
     - Он не носил каких-либо колец, перстней?
     - Я... нет, кажется, не было.
     - Отлично, превосходно. Салли, как только составите фоторобот, принеси
его мне, ладно?
     Салливан кивнул и вслед за девушкой вышел в широкий, покрытый
линолеумом коридор. Палатазин, в висках которого стучал пульс надежды,
вышел в другую обширную комнату, заставленную ящиками и письменными
столами, и пробрался к столу, за которым сидела детектив Брашер, ожидая
звонков от информаторов. Брашер, молодая женщина с волосами цвета песка и
глубоко посаженными зелеными глазами, в которых уже начала появляться какая
-то жестокость, трудилась над кроссвордом в утреннем выпуске "Таймс". Она
быстро спрятала газету, когда заметила, что к столу направляется капитан.
     - Брашер, - сказал Палатазин. - Вы, кажется, не очень заняты. Мне
нужно поработать с картотекой. Все, кто связан с делом Таракана и
одновременно владеет "фольксвагенами", кроме того, все, кто может проходить
под именем Уолли или Уолтер, или использовать эти имена как прозвища и
т.д... Кроме того, посмотрите картотеки по нападениям и изнасилованиям, по
тем же параметрам. Срок давности - до трех месяцев.
     - Слушаюсь, сэр. - Она сделала несколько пометок в блокноте и
поднялась из-за стола. - Я ждала звонка от одного сводника...
     - Пусть ваше место займет Хайден. - Палатазин сделал знак рукой
мужчине за ближайшим столом. - Мне эти данные необходимы как можно скорее.
     Он отвернулся от Брашер как раз вовремя, чтобы увидеть Гейл Кларк,
входящую в комнату отделения. Палатазин почувствовал острый прилив
раздражения и злости. Она опоздала больше чем на час, и именно в данный
момент Палатазин чувствовал, что ему будет очень трудно выдержать обстрел
пустыми и ненужными вопросами. Он несколько раз под различными предлогами
отказывался встретиться с ней, отсылая журналистку в отдел печати и связи с
прессой. В ответ газетенка "Тэтлер" опубликовала несколько на скорую руку
сварганенных передовиц, касающихся недопустимого промедления, с которым
капитан Палатазин ведет дело по поимке Таракана. В любое другое время Энди
не обратил бы особого внимания, но именно сейчас все газеты города давили
на мэра, который в свою очередь оказывал давление на полицейского
комиссара, который обеими ногами надавил на шефа Гарнетта, который явился в
кабинет Палатазина, жуя зубочистку, и потребовал ответа - почему это
пустяковое дело до сих пор не раскрыто? Палатазину оставалось жевать
собственные ногти и слоняться по отделу, словно опасно раздраженному
медведю. Он знал, что его люди работают с полной отдачей. Но политиканы
наверху теряли терпение. Поэтому указание комиссара было недвусмысленным:
оказывать любые содействия прессе.
     "Мало быть просто полицейским - кисло думал Палатазин, направляясь
навстречу Гейл Кларк, - в наше время приходится быть еще и общественным
деятелем, психологом, политиком и специалистом по чтению мыслей - и все это
одновременно!"
     - Вы опоздали, - сухо сказал он Гейл. - Что вам угодно?
     - Извините, - сказала она, хотя видом своим ничего подобного не
выражала. - Меня задержали. Мы могли бы поговорить в вашем кабинете?
     - Где же еще? Но прошу вас, постарайтесь побыстрее. У меня много
работы. - Он провел ее в кабинет, закрыл дверь и уселся за свой стол. Имя
"Уолли" жужжало в его мозгу, как шершень.
     - Скажу вам то же самое, что сказал людям из "Таймс" и "Леджера"
сегодняшним утром: у нас до сих пор нет непосредственных подозреваемых, но
несколько людей мы держим под наблюдением. И никаких сходных черт между
Тараканом и Джеком-Потрошителем я не нахожу. Нет. Мы выпустили на панель
несколько "подсадных уток", но эти сведения, если можно, не для печати.
Буду очень вам признателен. Договорились?
     - Разве я обязана? - Она приподняла одну бровь, доставая из сумочки
ручку.
     - Мисс Кларк, - спокойно сказал Палатазин, резко отодвигая в сторону
трубку и укладывая сцепленные ладони перед собой на крышке стола.
"Спокойней, - сказал он сам себе, - не давай ей вывести тебя, она это
умеет", - последние несколько дней я имел несчастья работать в некотором
контакте с вами. Я знаю, вы меня не любите, и меня это абсолютно не
волнует. О вашей газете я самого низкого мнения, какое только возможно.
     Повернувшись, он порылся в кипе газет, отыскал выпуск "Тэтлера" за
прошлую неделю и подтолкнул к Кларк. Заголовок на первой полосе кричал
кроваво-красными буквами самого крупного шрифта: "Где скрывается Таракан?
Кто умрет следующим?"
     Улыбка Гейл слегка поблекла, но удержалась на ее губах.
     - Если вы приложите небольшое усилие, то припомните, что две недели
назад на улице были выведены женщины-полицейские, чтобы в виде проституток
сыграть роль приманки для убийцы. Об этом я сказал всем корреспондентам
всех газет в городе, и попросил всех вас не давать эту информацию в номер.
Припоминаете? Отчего же тогда, едва я взял вашу газету, чтобы ознакомится с
вашим репортажем, как в глаза мне немедленно бросился заголовок: "Удастся
ли женщинам - полицейским поймать Таракана в ловушку?" С тех пор, как вы
напечатали эту статью, Таракан затаился, не совершил с тех пор ни одного
нападения. Хотя я не предполагаю, что он безумен до такой степени, что
станет читать ваш листок, я предполагаю все же, что он узнал о ловушке с
"подсадными утками" и решил уйти в "подполье". Теперь могут потребоваться
месяцы, прежде чем он выплывет обратно на поверхность, и к тому времени
след его остынет полностью.
     - Я старалась, что эти сведения не прошли в номер, - сказала Гейл. -
Но мой редактор сказал, что это хорошая новость, и должна быть в статье.
     - Неужели? Тогда вашему редактору следует сидеть в моем кресле, ведь
он, кажется, так хорошо знаком с работой полиции?
     Он пошарил в стопке газет, выудил еще один номер "Тэтлера" и
подтолкнул в сторону Гейл, словно кусок протухшего мяса. Заголовок
возвещал: "Разгул массовых убийств". Имелась фотография со всеми кровавыми
деталями, описывающая доставку жертвы в морг. Другие заголовки пытались
перекричать друг друга: "Неужели рядом с Лос-Анжелесом приземлилось НЛО?",
"Вечная юность - удивительная морская водоросль", "Как выйти замуж за
Рок-звезду".
     Палатазин с отвращением фыркнул:
     - Неужели люди в самом деле подписываются на такую газету?
     - Три сотни тысяч подписчиков, по данным прошлого года, - хладнокровно
сообщила ему Гейл. - Я хотела бы извиниться перед вами за этот случай с
просочившейся информацией, но боюсь, что это ничем уже не поможет.
     - Верно, к тому же у меня ощущение, что если мы переиграем все заново,
результат будет тот же самый. Вы сами сознаете, какой вред приносят все эти
дикие истории про Таракана и прочих? Они пугают людей, люди начинают с
подозрением относится друг к другу, боятся выйти из квартиры после
наступления темноты. И они не слишком стремятся помогать следствию. - Он
взял трубку и сунул в рот, сжал мундштук зубами с такой силой, что едва не
прокусил его, - Я думал, что могу доверять вашему профессионализму. Вижу,
что ошибся.
     - Проклятье! - внезапно воскликнула Гейл и с такой энергией, что
Палатазину показалось, будто она намерена перепрыгнуть через стол и
броситься на него. Она подалась вперед, зло глядя в глаза капитану полиции:
     - Я пишу хорошие статьи! Отличные! Я не могу ставить свои заголовки,
не могу указывать своему редактору, что печатать, а что нет! Да, наша
газетка спешит выдоить из заварушки с Тараканом все, что возможно. Но так
поступает любая другая газета в городе! Капитан, в основе всего лежат
наличные. Количество проданных экземпляров! И если кто-то говорит иначе, он
или лжец, или дурак. Но если вы прочтете мои статьи, то увидите, я пишу
отлично, и говорю людям правду так, как вижу ее!
     Некоторое время Палатазин сидел в молчании. Он раскурил трубку и
рассматривал Кларк через завесу дыма.
     - Зачем тогда тратить время в "Тэтлере"? - спросил он наконец. - Она
недостойна вас. Разве вы не могли найти работу в другом месте?
     - Я должна сделать себе имя, - сказала Гейл. Румянец постепенно
покидал ее щеки. - Это средство для жизни. Большая часть женщин, два года
назад закончивших лос-анджелесский институт журналистики сидят в отделах
коррекции или редактируют чужие работы, или бегают в ближайший бар за кофе
и бутербродами с ветчиной для настоящих журналистов. Конечно, работа в
"Тэтлере" - это не золотая мечта, но по крайней мере, у меня появились
читатели, которые покупают газету, чтобы прочесть МОЮ статью.
     - Хорошенькие читатели. Люди, которым нравится наблюдать за
автоавариями.
     - Но их деньги ничем не хуже. И получше чем у многих. И не надо
относиться к ним с таким презрением, капитан. Это великий средний класс
Америки. Те самые люди, за счет которых вам платят жалование, между прочим.
     Палатазин задумчиво кивнул. В темно-карих глазах Гейл все еще мерцала
злая искра, они блестели, как глубокий пруд, внезапно растревоженный
брошенным камнем.
     - Ладно, - сказал он, - я тогда займусь делом, чтобы отработать это
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 97
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама