Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Мак-Каммон Р. Весь текст 1000.82 Kb

Кусака

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 86
навстречу, честное слово.
     Светло-серые глаза мальчика за завесой дыма сузились.  Когда  он  вот
так  смотрел  на  Инферно  сверху  вниз,  ему  становилось  тревожно,   он
чувствовал злость и нервозность, словно у  него  зудела  болячка,  которую
невозможно почесать. Он решил, что причина в  том,  как  много  в  Инферно
улочек-тупиков.  Кобре-роуд,  которая  пересекалась  с  Республиканской  и
убегала на запад вдоль текущей по дну оврага Змеиной  реки,  тянулась  еще
почти на восемь миль, и опять мимо свидетельств очередных неудач:  медного
рудника, ранчо Престона и еще нескольких старых,  бьющихся,  как  рыба  об
лед, ферм. Набирающий силу солнечный свет не делал Инферно симпатичнее, он
лишь обнаруживал все рубцы и шрамы. Выжженный пыльный город умирал, и Коди
Локетт понимал, что на будущий год к этому времени  здесь  уже  никого  не
останется. Инферно  ожидает  запустение  и  забвение  -  многие  дома  уже
лишились своих обитателей, которые собрали вещички и отправились на поиски
лучшей доли.
     С севера на юг, деля Инферно  на  восточную  и  западную  части,  шла
Трэвис-стрит. Восточная  почти  сплошь  состояла  из  деревянных  домиков,
краска на которых не держалась и которые в середине  лета  превращались  в
пыточные печи. В западной части города, где жили владельцы магазинчиков  и
"сливки общества", преобладали дома из белого камня и кирпича-сырца, а  во
дворах кое-где пускали ростки дикие  цветы.  Но  и  отсюда  жители  быстро
убирались: каждую неделю еще кто-нибудь сворачивал дела,  а  среди  чахлых
бутонов расцветали объявления "ПРОДАЕТСЯ". В северном конце  Трэвис-стрит,
на  другой  стороне  заросшего  повиликой  паркинга,  стояло   двухэтажное
общежитие из красного кирпича с закрытыми  металлическими  листами  окнами
первого  этажа.  Дом  этот  был  построен  в  конце  пятидесятых,  в  годы
городского расцвета, но теперь превратился  в  лабиринт  пустых  комнат  и
коридоров, которые заняли и  превратили  в  свою  крепость  "Отщепенцы"  -
команда, где верховодил Коди Локетт. Если на территории  Отщепенцев  после
захода солнца ловили кого-нибудь из "Эль Куэбра де Каскабель" -  "Гремучих
змей", шайки подростков - мексиканцев - он или она становился их  добычей.
А территорией Отщепенцев было все к северу от моста через Змеиную реку.
     Так и должно было быть.  Коди  знал,  что  мексиканцы  затопчут  кого
угодно, дай только волю. Они перехватят твою работу и деньги, да при  этом
еще и наплюют тебе же в рожу. А значит, они  должны  знать  свое  место  и
получать по рогам, если переступят границы. Вот что день за днем,  год  за
годом вбивал Коди в голову его папаша. "Эти моченые, - говорил отец  Коди,
- что псы, которым надо то и дело давать пинка - пусть знают, кто хозяин."
     Но иногда Коди притормаживал, задумывался - и тогда не понимал, какой
от мексиканцев вред. Они сидели без работы, так  же,  как  все  остальные.
Однако, отец Коди говорил, что медный рудник погубили мексиканцы. Что  они
пачкают все, к  чему  прикоснутся.  Что  они  погубили  штат  Техас  и  не
успокоятся, пока не погубят всю страну. "Еще немного, и они начнут трахать
белых женщин прямо на улицах, - предостерегал Локетт-старший.  -  Напинать
им по первое число, пусть попробуют на вкус пылищу!"
     Иногда  Коди  этому  верил,  иногда  -  нет.  Это  зависело  от   его
настроения. Дела в Инферно обстояли плохо,  и  парнишка  понимал:  у  него
самого в душе тоже неладно. "Может, легче дать под зад коленом мексиканцу,
чем позволить себе слишком много думать", - рассуждал он. Все  равно,  все
это уварилось до задачи не пускать Гремучек в Инферно после захода  солнца
-  эта  обязанность  перешла  к  Коди  от  шести  предыдущих   президентов
Отщепенцев.
     Коди встал и распрямился. Солнце освещало его кудрявые русые  волосы,
коротко подстриженные на висках и лохматые на макушке. В левом ухе  висела
сережка - маленький серебряный череп. Юноша отбрасывал длинную косую тень,
росту  в  нем  было  шесть  футов.  Долговязый  и  крепкий,   он   казался
недружелюбным, как ржавая колючая проволока. Лицо парнишки складывалось из
жестких углов и рубцов,  мягкость  отсутствовала  начисто  -  острый  нос,
острый подбородок и даже густые светлые брови сердито щетинились.  Он  мог
переиграть в гляделки гремучую змею и поспорить в беге с зайцем,  а  ходил
широким шагом, словно хотел перемахнуть границы Инферно.
     Пятого марта ему исполнилось восемнадцать, и он понятия не имел,  что
делать с остатком своей жизни. Думать о будущем мальчик  избегал.  Мир  за
пределами недели, считая с воскресенья, когда он закончит школу  вместе  с
прочими    шестьюдесятью    тремя     старшеклассниками,     представлялся
нагромождением  теней.  Пойти  в  колледж  не  позволяли  отметки,  а   на
техническую школу не хватало денег. Старик пропивал все, что зарабатывал в
пекарне, и  большую  часть  того,  что  Коди  приносил  домой  со  станции
"Тексако". Но Коди знал, что заливка бензина и возня с  машинами  от  него
никуда не уйдут, если  ему  самому  не  надоест.  Мистер  Мендоса,  хозяин
заправочной станции, был единственным хорошим мексиканцем, какого он  знал
- или дал себе труд узнать.
     Взгляд Коди перекочевал к югу, на  другой  берег  реки,  к  небольшим
домам и строениям Окраины, мексиканского района. У четырех тамошних  узких
пыльных улочек не было названий, только номера, и все они, за  исключением
Четвертой улицы, заканчивались тупиками. Самой высокой точкой Окраины  был
шпиль католической  церкви  Жертвы  Христовой,  крест  которой  блестел  в
оранжевом солнечном свете.
     Четвертая улица вела на запад, на автомобильную свалку Мэка  Кейда  -
двухакровый лабиринт из автомобильных корпусов, сваленных грудами частей и
выброшенных покрышек, обнесенных оградой мастерских и бетонных ям,  и  все
это - за забором из листового железа в девять футов высотой,  над  которым
шел еще фут страшной, свитой гармошкой колючей проволоки. Коди видно было,
как  за  окнами  мастерских  вспыхивают   факелы   электросварки;   визжал
пневматический гаечный ключ. На  территории  автодвора  в  ожидании  груза
стояли  три  трейлера  на  гусеничном  ходу.  У   Кейда   смены   работали
круглосуточно,  и  благодаря  своему  бизнесу  он  уже  стал   обладателем
громадных  хоромов  из  кирпича-сырца  в  стиле  "модерн"  с  бассейном  и
теннисным кортом примерно в двух милях к югу от Окраины, что было  гораздо
ближе к мексиканской границе. Кейд предлагал Коди работу на автодворе,  но
Коди знал, чем торгует этот человек, а к такому тупику мальчик был еще  не
готов.
     Коди развернулся лицом на запад (тень легла ему под ноги) и скользнул
взглядом по  темной  линии  Кобре-роуд.  В  трех  милях  отсюда  находился
огромный, рыжий с серой каймой, похожий на  рану  с  изъязвленными  краями
кратер медного рудника "Горнодобывающей компании Престона".  Его  окружали
пустые  конторские  здания,  очистной  корпус  с  алюминиевой   крышей   и
заброшенное оборудование. Коди пришло в голову, что оно напоминает останки
динозавров  с  истаявшей  под  солнцем  пустыни  шкурой.   Минуя   кратер,
Кобре-роуд  уходила  в  сторону  ранчо   Престона,   следуя   за   вышками
электропередачи на запад.
     Мальчик опять посмотрел вниз на тихий город (население  около  тысячи
девятисот человек, быстро сокращается) и сумел вообразить,  будто  слышит,
как в домах тикают часы. Солнце заползало за  ставни  и  занавески,  чтобы
огнем располосовать стены. Скоро зазвонят будильники, вытряхивая спящих  в
новый день. Те, у кого есть работа, оденутся и, убегая от  подталкивающего
в спину времени, уйдут трудиться либо в оставшихся магазинах Инферно, либо
на север, в Форт Стоктон и Пекос. А в конце дня,  подумал  Коди,  все  они
вернутся в свои домишки, вопьются глазами в моргающие трубки и станут, как
умеют, заполнять пустоту,  пока  сволочные  часы  не  прошепчут:  пора  на
боковую. И так - день за днем, отныне и до того момента,  когда  закроется
последняя дверь и уедет последняя машина... а  потом  здесь  некому  будет
жить кроме пустыни, которая, разрастаясь, двинется по улицам.
     - Ну, а мне-то что? - сказал Коди и выпустил  из  ноздрей  сигаретный
дым. Он знал, что тут для него ничего нет; никогда не  было.  Если  бы  не
телефонные  столбы,  кретинские  американские  и  еще   более   кретинские
мексиканские  телепередачи  да  наплывающая   из   приемников   двуязычная
болтовня, можно было бы  подумать,  что  от  этого  проклятого  города  до
цивилизации тысячи миль, сказал  он  себе  и  поглядел  на  север,  окинув
взглядом Брасос с ее домами и белокаменным баптистским молитвенным  домом.
В самом конце Брасос стояли узорчатые кованые ворота с оградой, за которой
находилось местное кладбище,  Юкковый  Холм.  Его  действительно  затеняли
тощие юкки, над которыми поработал  скульптор-ветер,  но  это  скорее  был
бугор, чем холм. Мальчик ненадолго задержал взгляд на надгробиях и  старых
памятниках, потом снова  сосредоточил  свое  внимание  на  домах.  Большой
разницы он не заметил.
     - Эй, вы, зомби чертовы! - крикнул он, повинуясь внезапному порыву. -
Просыпайтесь! - Голос раскатился над  Инферно,  оставляя  за  собой  шлейф
собачьего лая.
     - Таким, как ты, я не буду, - сообщил он, зажав сигарету в углу  рта.
- Клянусь Богом, нет.
     Он знал, к кому обращается, поскольку, произнося эти слова, не сводил
глаз с серого деревянного дома у пересечения Брасос с улицей, называвшейся
Сомбра. Коди догадывался, что старик даже не знает, что он вчера не пришел
домой ночевать - впрочем, папаше все равно было  на  это  наплевать.  Отцу
Коди требовалась только бутылка и место для спанья.
     Коди взглянул на Школу Престона. Если сегодня задание не будет сдано,
Одил может устроить ему неприятности, даже сорвать к чертям  выпуск.  Коди
терпеть не мог, когда какой-то сукин сын в галстуке-бабочке заглядывал ему
через плечо и командовал, что делать, поэтому нарочно работал со скоростью
улитки. Однако сегодня работу нужно было закончить. Коди  понимал:  за  те
шесть недель, что ушли у него на паршивую  вешалку  для  галстуков,  можно
было наделать полную комнату мебели.
     Солнце теперь сверкало  ослепительно  и  немилосердно.  Яркие  краски
пустыни начинали блекнуть.  По  шоссе  N  67  к  городу  ехал  грузовик  с
непогашенными фарами - он вез утренние газеты из Одессы. На Боуден-стрит с
подъездной аллеи задом выбрался темно-синий шевроле, и какая-то женщина  в
халате помахала мужу с парадного  крыльца.  Кто-то  открыл  черный  ход  и
выпустил бледно-рыжую кошку, которая немедленно погнала кролика в  заросли
кактусов. На обочине Республиканской  дороги  ныряли  за  своим  завтраком
канюки, а другие хищные птицы неспешно кружили над ними в медленно текущем
воздухе.
     Затянувшись  в  последний  раз,  Коди  выбросил  сигарету.  Он  решил
перекусить перед школой. В доме обычно водились черствые пончики; это  его
устраивало.
     Повернувшись к Инферно спиной, парнишка начал осторожно спускаться по
камням на нижний гребень. Рядом стояла красная "хонда-25О", которую он два
года назад собрал по частям из купленного на свалке Кейда утильсырья. Кейд
много  чего  дал  Коди,  а  у  того  хватило  ума  не  задавать  вопросов.
Регистрационные номера с мотора "хонды"  оказались  стерты,  как  исчезали
почти со всех моторов и частей корпусов, которыми торговал Мэк Кейд.
     По дороге  к  мотоциклу  внимание  мальчика  привлекло  еле  уловимое
движение  возле  его  обутой  в  ковбойский  сапог   правой   ноги.   Коди
остановился.
     Тень паренька упала на небольшого коричневого скорпиона, припавшего к
плоскому камню. На глазах у Коди членистый хвост изогнулся кверху  и  жало
пронзило воздух - скорпион защищал свою территорию. Коди занес ногу, чтобы
отправить гаденыша в вечность.
     И на миг приостановился, не опуская  ноги.  От  усиков  до  хвоста  в
насекомом было всего около трех дюймов, и Коди понимал, что раздавит его в
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 86
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама