Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Мак-Каммон Р. Весь текст 481.14 Kb

Ваал

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 42
	-  Ну, садись, Джеффри. Мне бы хотелось поговорить с тобой...
	Ребенок не шелохнулся. Отец Робсон усомнился, слышал ли его 
мальчик вообще.
	-  Я не кусаюсь, -  сказал отец Робсон. -  Иди сюда.
	-  Зачем?
	-  Не люблю, когда собеседник далеко. Иначе я попросил бы 
позвать тебя к телефону в вестибюле.
	-  И надо было -  сэкономили бы время.
	Отец Робсон хмыкнул. Крепкий орешек. Кое-как изобразив 
улыбку, он сказал:
	- По-моему, ты любишь книги. Мне казалось, здесь тебе будет 
уютно.
	- Будет, -  ответил мальчик, -  если вы уйдете.
	-  Тебе совсем не интересно, почему я захотел поговорить с тобой?
	-  Нет.
	-  Почему же?
	Ребенок молчал. Приглядываясь к мальчику в полумраке 
библиотеки, отец Робсон вдруг уверился, что в глазах ребенка на миг 
вспыхнул красный огонь. Это было так неожиданно, что у него 
закружилась голова.
	-  Я это уже знаю, -  после минутной паузы ответил Ваал. Он 
подошел к полкам и стал разглядывать рисунки на суперобложках. -  Вас 
послали сюда поговорить со мной, потому что я, как вы выражаетесь, 
"неисправимый". Сестра Мириам видит во мне "преступные 
наклонности". Отец Кэри называет меня "смутьяном". Разве не так?
	-  Да, это правда, -  признал отец Робсон, делая шаг к мальчику. -  
Но я не верю, что ты такой, Джеффри.
	Ваал резко повернул голову, и его глаза полыхнули столь жутким и 
неестественным светом, что отец Робсон остановился, точно наткнулся 
на стену.
	-  Не подходите, -  негромко предостерег ребенок. Убедившись, что 
священник готов подчиниться, Ваал вновь обратил взгляд на полки с 
книгами. -  Вы психолог. Что вы видите во мне?
	-  Я психолог, но не телепат, -  ответил Робсон, прищуриваясь. Не 
почудились ли ему эти красные огоньки? Вероятно, виновато скверное 
освещение. -  Если я не могу подступиться к тебе в обычном смысле этого 
слова, то уж проникнуть в твое сознание мне и подавно не дано.
	-  Тогда я сам расскажу вам, что вы во мне видите, -  сказал Ваал. -  
Вы полагаете, что у меня не в порядке психика; вы полагаете, что на меня 
повлияло некое событие -  или ряд событий -  моего прошлого. 
Правильно?
	-  Да. Как ты это узнал?
	-  Я очень люблю книги, -  ответил Ваал, вскидывая глаза на отца 
Робсона. -  Вы ведь сами так сказали?
	Отец Робсон кивнул. С подобным ребенком ему еще не 
приходилось иметь дела. В нем была некая странность: этот обычный с 
виду десятилетний мальчик в заплатанных джинсах и свитере был 
необычайно развит, он обладал такой ясностью ума, которая позволяла 
заподозрить в нем экстрасенсорные способности. А аура, окружавшая 
его, аура гнетущей, властной силы? Такого, сказал себе отец Робсон, я не 
припомню. Он спросил:
	-  Почему ты так упорно отрекаешься от своего имени, Джеффри? 
Хочешь порвать с прошлым?
	-  Меня зовут Ваал. Это мое единственное имя. И от него я не 
отрекаюсь. У вас не идет из головы тот случай из моего прошлого, 
который, по вашему мнению, так повлиял на меня. Вы полагаете, что я 
перенес душевную травму и поэтому хочу забыть весь тот период.
	Отец Робсон заметил в выражении лица ребенка нечто такое, чего 
он, столько лет проработавший детским психологом, не умел 
определить.
	-  Какой случай ты имеешь в виду?
	Ваал посмотрел на него. По его губам скользнула усмешка.
	-  Я... забыл.
	-  Ты хитришь.
	-  Нет, -  возразил Ваал. -  Просто продолжаю игру, которую 
начали вы.
	-  Ты умный мальчик, -  заметил отец Робсон. -  Я не стану 
говорить с тобой так, как обычно говорю с другими. Буду с тобой 
откровенен. За последний год ты перебывал в полудюжине семей, и 
всякий раз тебя возвращали в приют из-за твоего невыносимого, даже 
агрессивного поведения. По-моему, тебе не очень хочется покидать 
стены приюта.
	Ваал молча слушал.
	-  Чего же ты хочешь? Чего ты ждешь? Наступит время, когда ты 
станешь слишком большим, чтобы оставаться в приюте. Что же тогда?
	-  Тогда... -  начал Ваал, и отец Робсон подумал, что сейчас 
услышит больше, но мальчик медленно закрыл рот. Он стоял, не 
шевелясь, не говоря ни слова, и смотрел на человека в глубине 
расчерченной полосками света и тени библиотеки.
	Нет, так толку не будет, сказал себе отец Робсон. Этот ребенок 
требует постоянного внимания профессионального психолога. Надежда 
построить мостик между собой и мальчиком оказалась напрасной. Он 
ничего не достиг. Делая последнюю попытку, он спросил:
	-  Почему ты не ходишь вместе со всеми в часовню?
	-  Не хочу.
	-  Ты неверующий?
	-  Верующий.
	Лаконичный ответ удивил отца Робсона. Он ожидал грубости.
	-  Значит, ты веришь в Бога? -  спросил он.
	-  В бога? -  повторил Ваал, скользя внимательным взглядом по 
полкам, плотно заставленным книгами. -  Возможно, не в вашего.
	-  Твой Бог не такой, как наш?
	Мальчик медленно повернул голову. Его губы искривила холодная 
усмешка.
	-  Ваш Бог, -  сказал он, -  бог церквей с белыми колокольнями. И 
только. За церковным порогом он бессилен. Мой бог -  бог подворотни, 
борделя, всего мира. Он -  подлинный повелитель.
	-  Боже мой, Джеффри, -  воскликнул отец Робсон, пораженный 
этим всплеском эмоций. -  Как ты стал таким? Кто вбил тебе в голову 
этот страшный бред? -  Он шагнул вперед, чтобы яснее увидеть лицо 
ребенка.
	Ваал прорычал:
	-  Назад.
	Но отец Робсон не послушался. Он хотел подойти ближе, так, 
чтобы можно было дотронуться до мальчика. Он сказал:
	-  Джеффри...
	В ту же секунду мальчик крикнул: "Назад, я сказал!" -  таким 
голосом, что отца Робсона отбросило к полкам и книжной лавиной 
свалило на пол. Что-то душило отчаянно сопротивлявшегося 
священника, парализовало, лишило способности двигаться, дышать, 
думать.
	Мальчик одной рукой сбрасывал книги с полок и расшвыривал по 
библиотеке; летали пожелтевшие страницы, рвались переплеты. Стиснув 
зубы, дыша хрипло, точно разъяренный зверь, он ринулся за стеллажи. 
Отец Робсон увидел, что мальчишка очутился в той части библиотеки, 
где хранилась религиозная литература. Охваченный страшной, 
неуправляемой яростью -  священник не подчинился ему! -  Ваал рвал 
книги в клочья, и обрывки медленно опускались на пол к его ногам.
	Отец Робсон хотел закричать, но неведомая сила, удерживавшая 
его, сдавила ему горло, и оттуда вырвался лишь едва слышный хрип. 
Перед глазами у него все плыло, а голова, казалось, разбухла от 
прихлынувшей крови, стала безобразно несоразмерной, точно у 
ярмарочного урода, и грозила вот-вот лопнуть.
	Но ребенок остановился. Он стоял посреди учиненного им 
погрома и усмехался отцу Робсону так свирепо, что кровь стыла в жилах.
	Потом он медленно, грациозно поднял руку. В ней была зажата 
Библия в белом переплете. На глазах у отца Робсона книга вдруг 
задымилась; дым заклубился над головой мальчика и поплыл вверх, к 
лампам на потолке. Ваал разжал руку, и Библия рассыпалась по полу 
горками перепутанных страниц. Ваал объявил:
	-  Наш разговор окончен.
	Резко повернулся и вышел.
	Когда ребенок ушел, гнетущая сила освободила отца Робсона из 
своего плена. Он ощупал шею, уверенный, что за горло его держала чья-
то рука, но зная, что синяков не найдет. Он подождал, пока затихнет 
внезапно пробравшая его дрожь, потом осторожно порылся среди 
усеявших пол страниц и переплетов. Сильно пахло горелой бумагой, и он 
искал источник этого запаха.
	Он нашел Библию в белом переплете, которую Ваал держал в 
высоко поднятой руке. На обложке и корешке виднелась бурая 
подпалина, след, при виде которого у священника мгновенно 
перехватило дыхание, словно пол вдруг ушел у него из-под ног.
	След руки.


8

	Отец Робсон, сунув руки в карманы, шел по территории приюта. 
Заходящее солнце отбрасывало на землю под деревьями пятнистые тени. 
Покончив с теми немногими бумагами, на каких ему удалось 
сосредоточиться, отец Робсон разложил их по папкам в своем кабинете и 
наконец вышел подышать бодрящим осенним воздухом, отдающим 
холодным канадским ветром и горьковатым ароматом листьев, 
горевших на задних двориках Олбани. Библию он надежно запер в сейф.
	Он шел, глядя себе под ноги. В вышине, в пылающих кронах 
деревьев, вдруг пронесся ветер и осыпал его дождем листьев. Цепляясь за 
его пальто, они падали на землю.
	За годы, проведенные в приюте, за все то время, что отец Робсон 
изучал особенности детской психики, он ни разу не сталкивался ни с чем 
подобным. Сила ненависти мальчика, выбранное им имя, невероятные, 
сверхъестественные эрудиция и ум, отпечаток ладони, выжженный на 
Библии, -  возможно, думал священник, это лежит за пределами 
человеческого опыта. Несколько лет назад ему попался такой же 
маленький ненавистник, дитя улиц, рано наученное бороться за 
выживание. Он ненавидел все и вся, и отец Робсон понимал почему; в 
случае Джеффри Харпера Рейнса, или Ваала, простого объяснения не 
было. Возможно, этими приступами ярости, желанием нападать заявляла 
о себе мания преследования -  но след руки, выжженный на обложке?.. 
Нет, этому не было объяснения.
	Он никому не рассказал о случившемся. Наконец успокоившись, 
он собрал в разгромленной библиотеке все уцелевшие книги и расставил 
их по местам. О тех, которые требовали замены, он решил поговорить с 
библиотекарем позже. Зажав Библию под мышкой, отец Робсон вернулся 
к себе в кабинет, закурил и сидел, глядя на отпечаток ладони, пока глаза 
ему не застлал дым.
	Сейчас, шагая по территории приюта, он решил, что пока не 
может посвятить в происшедшее отца Данна. Нужно осторожно 
понаблюдать за ребенком, негласно обследовать его; потом, когда 
исследование будет завершено, может быть, появится какое-нибудь 
объяснение. Но до тех пор покоя ему не будет.
	Когда отец Робсон пересекал асфальтированную автостоянку, 
направляясь к административному корпусу, из тени дерева протянулась 
бледная рука и поймала его за рукав.
	Он резко обернулся и оказался лицом к лицу с женщиной в черном. 
Одна из приютских сестер. Он узнал ее.
	-  Сестра Розамунда!
	-  Извините. Вас что-то тревожит? Я видела, как вы шли...
	-  Нет, нет. -  Отец Робсон не поднимал головы. Они шли под 
деревьями, двое в развевающихся черных одеяниях. -  Вам не холодно? 
Поднимается ветер.
	Сестра Розамунда промолчала. Впереди высилась темная громада 
приюта; огни в окнах придавали ей сходство с огромным черным 
бульдогом, который, насупившись, следил за ними, напружинив перед 
прыжком мощные задние лапы.
	-  Я слышала сегодня ваш разговор с Джеффри Рейнсом в 
библиотеке, -  чуть погодя сказала она. -  Я не хотела подслушивать, но 
так вышло...
	Отец Робсон кивнул. Сестра Розамунда покосилась на него и 
заметила глубокие складки, избороздившие его лицо, паутинку морщин 
вокруг настороженных глаз. Он сказал:
	-  Не знаю, как с ним быть. Здесь, в приюте, больше сотни детей, и 
с каждым я могу найти общий язык. С каждым. А с этим -  нет. Мне даже 
кажется, что он не хочет, чтобы ему помогли.
	-  Я думаю, хочет. В глубине души.
	Отец Робсон хмыкнул.
	-  Ну разве что. Вы проработали у нас два месяца. Не 
разочаровались?
	-  Ничуть.
	-  Вас привлекает работа с сиротами?
	Она улыбнулась: профессиональное любопытство психолога 
работало сверхурочно. Он улыбнулся в ответ, однако его глаза 
внимательно следили за ней.
	-  Они привлекают меня своей беспомощностью, -  созналась она. -  
Им нужно плечо, на которое можно было бы опереться, и мне нравится 
его подставлять. Мне невыносима мысль о том, что когда-нибудь их 
выпихнут в большой мир, а им некуда будет пойти.
	-  И все же многие из них предпочли бы улицу нашим стенам, -  
заметил отец Робсон.
	-  Потому что они по старой памяти боятся нас. Очень сложно 
разрушить их представление о нас как о строгих, одетых в черные рясы 
наставниках, которые бьют детей линейкой по рукам.
	Отец Робсон кивнул, заинтригованный столь страстной критикой 
былого приютского воспитания.
	-  Согласен. Вы сегодня слышали Рейнса. Как по-вашему, не 
помогла бы здесь пресловутая линейка?
	-  Нет.
	-  А что же?
	-  Уважение и понимание. У него человеческая сердцевина, но, 
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 42
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама