Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Мак-Каммон Р. Весь текст 481.14 Kb

Ваал

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 42
Робсоном беседовали на эту тему.
	-  Ну, тогда, -  сказал отец Данн, -  послушайте. Младенец -  самое 
нежное и чувствительное из всех творений Господа. Едва родившись, 
ребенок уже тянет ручки, чтобы касаниями исследовать новую среду 
обитания. И реагирует на эту среду; а она в определенной степени 
формирует его. Младенцы, да и вообще все дети независимо от возраста, 
необычайно восприимчивы к проявлению различных чувств, 
переживаний, страстей. -  Он многозначительно воздел палец. -  И 
особенно к ненависти. Ребенок способен до конца жизни носить в себе 
пагубные, разрушительные страсти, пограничные с насилием эмоции. У 
мальчика, о котором идет речь, жизнь складывалась... сложно. Насилие, 
учиненное над его матерью, заронило в ее душу малую искру ненависти, 
которая, беспрепятственно разгораясь, привела к убийству отца 
Джеффри. Мать мальчика убила мужа на глазах у ребенка. Я полагаю, 
что именно здесь корень той ненависти, а может быть, страдания, 
которое носит в себе Джеффри. Сцена жестокого насилия произвела на 
мальчика сильнейшее впечатление и до сих пор жива где-то на самом дне 
его памяти...
	Вошла миссис Бимон и положила на стол отца Данна желтую 
папку, помеченную "Рейнс, Джеффри Харпер". Отец Данн поблагодарил 
и принялся молча листать страницы.
	-  Возможно, Джеффри не помнит подробностей той ночи... по 
крайней мере, не сознает этого. Но на уровне подсознания он помнит 
каждое грубое слово, каждый жестокий удар. -  Он на мгновение отвлекся 
от изучения бумаг, желая удостовериться, что собеседница внимательно 
его слушает. -  Вдобавок, сестра Мириам, нам приходится считаться с 
психологией осиротевшего ребенка. Здесь у нас -  сироты от рождения, 
никому не нужные дети, трудные дети. Они не просили их рожать. Они 
считают себя ошибкой, следствием того, что кто-то забыл принять 
противозачаточные таблетки. Нам удается -  очень медленно, ценой 
неимоверных усилий, с ничтожной отдачей -  пробиться к некоторым из 
них. Но этот Рейнс... он пока еще не впустил нас к себе в душу.
	-  Он пугает меня, -  сказала сестра Мириам.
	Отец Данн хмыкнул и вновь погрузился в изучение желтой папки.
	-  Он здесь четыре месяца. Его перевели к нам из школы Святого 
Франциска в Трентоне. Туда он попал из нью-йоркского приюта 
Богоматери, успев перед тем побывать в приюте Святого Винсента для 
мальчиков, тоже в Нью-Йорке. Его несколько раз усыновляли, но по тем 
или иным причинам он не приживался. Все приемные родители 
отмечали его нежелание общаться, неуступчивость... -  отец Данн 
взглянул на сестру Мириам, -  грубость и дурные привычки, 
непокорность родительской власти. И еще одно: он упорно отказывается 
откликаться на христианские имена. -  Священник поднял голову и 
посмотрел на монахиню. -  Что скажете?
	-  Сейчас он отказывается откликаться даже на свое настоящее имя. 
Он называет себя Ваалом, и я слышала, как кое-кто из ребят так его 
называл.
	-  Да, -  проговорил отец Данн, поворачиваясь вместе с креслом к 
распахнутому окну, чтобы посмотреть на детей, играющих во дворе. -  
Да. И, насколько я понял, он отказывается ходить на службы в часовню. 
Это так?
	-  Да, сэр. Именно так. Он отказывается даже входить в часовню. 
Мы лишили его возможности смотреть фильмы, играть на площадке с 
другими детьми, чего только не пробовали, и все зря. Отец Робсон 
посоветовал восстановить все его права и больше не тратить на это силы.
	-  Мне кажется, это самое лучшее, -  заметил отец Данн. -  Очень и 
очень странно... А что, его отец был человеком верующим?
	Сестра Мириам покачала головой, и отец Данн сказал:
	- Что ж, я тоже не знаю. Мне известно только то, что содержится в 
этой папке. Он, кажется, мало общается с другими детьми?
	-  По-моему, есть несколько таких, кто пользуется его доверием, но 
все они похожи на него, такие же молчаливые и подозрительные. И все 
же, несмотря на всю свою непокорность, он прекрасно учится. Он много 
читает, особенно по истории и географии, и жизнеописания. Могу также 
отметить его нездоровый интерес к личности Гитлера. Однажды в 
библиотеке я услышала, как он скрипел зубами. Он читал тогда статью о 
газовых печах Дахау в старом номере "Лайф" и захлопнул журнал, когда 
заметил, что я наблюдаю за ним.
	Отец Данн хмыкнул.
	-  Подозреваю, что он куда умнее, чем хочет казаться.
	- Сэр?
	Священник постучал по раскрытой перед ним странице.
	-  Судя по результатам стандартных тестов, у него феноменальные 
способности, и все же отец Робсон, проводивший тестирование, считает, 
что Джеффри поскромничал. Ему кажется, что на некоторые вопросы 
мальчик намеренно ответил неверно. Вы можете мне это объяснить?
	-  Нет, сэр.
	-  И я не могу, -  сознался отец Данн и пробормотал что-то себе под 
нос.
	-  Сэр? -  переспросила сестра Мириам, наклонившись к нему.
	-  Ваал... Ваал, -  негромко повторил священник. Потом, словно 
ему в голову пришла неожиданная мысль, снова повернулся к ней. -  Он 
играет с нами, сестра Мириам. И, смею вас уверить, подсознательно 
хочет прекратить эту игру. Отец Робсон -  хорошо разбирается в таких... 
сложных случаях. Я попрошу его поговорить с Джеффри. Однако, сестра 
Мириам, мы тоже не должны опускать руки. Ради самого мальчика нам 
нужно проявить столько терпения и силы... -  он помолчал, стараясь 
сформулировать поточнее, -  сколько должно. Договорились? -  Он 
вопросительно взглянул на сестру Мириам.
	-  Да, сэр, -  ответила она. -  Надеюсь, отцу Робсону удастся понять 
его лучше, чем мне.
	-  В таком случае, решено. Я попрошу его при первой же 
возможности поговорить с мальчиком. Всего доброго, сестра Мириам.
	-  Всего доброго, отец Данн, -  ответила она, вежливо наклонив 
голову, и встала.
	Когда дверь за сестрой Мириам закрылась, отец Данн еще 
мгновение молча смотрел в окно во двор, где бестолково, точно 
ослепшие от осеннего солнца неопрятные летучие мыши, носились дети. 
Он потянулся к ящику стола, где лежала коробка с сигарами, но 
передумал: нет, до вечера -  никаких сигар. Предписание врача. Вместо 
этого он взял с полки за письменным столом книгу о расстройствах 
психики у детей младшего школьного возраста. Но, пока его взгляд 
считывал сухую логическую информацию, его память вела поединок с 
именем Ваал.
	Повелитель демонов.
	Отец Данн закрыл книгу и снова поглядел в окно. Какие 
загадочные существа дети, сказал он себе. Живут собственной тайной 
жизнью и захлопывают двери перед всяким, кто пытается войти; дети 
очень ревниво относятся к своей загадочной личности и с наступлением 
ночи совершенно преображаются. Преображаются так, что порой даже 
родные не могут их узнать.


7

	Ребенок медленно шел вдоль высокой сетчатой ограды. Здесь к 
детской площадке вплотную подступала разноцветная чаща. Он 
остановился, повернулся спиной к остальным детям, которые с визгом 
носились по пыльному двору, и устремил неподвижный взгляд туда, где 
лес прорезала скоростная трасса, идущая через Олбани в город. 
Мгновение спустя он обернулся, привалился к забору и стал смотреть, 
как ребята азартно гоняют футбольный мяч.
	К нему подошли двое: коренастый крепыш с густой черной 
шевелюрой и торчащими зубами, и мальчик потоньше, рыжеватый 
блондин с глубоко посаженными голубыми глазами. Рыжеватый сказал:
	-  Эта очкастая -  настоящая ведьма.
	Ваал молчал. Его тонкие пальцы были продеты в металлические 
ячейки ограды.
	-  Здесь настоящая тюрьма, -  отозвался он через секунду. -  Они 
боятся нас. Разве вы этого не чувствуете? И из страха запирают нас в 
клетку. Но долго им нас не удержать.
	-  Да разве отсюда сбежишь? -  спросил рыжеватый.
	Черные глаза сверкнули:
	-  Вы уже сомневаетесь во мне?
	-  Нет. Нет, Ваал. Я тебе верю.
	-  Всему свое время, -  тихо проговорил Ваал. -  Я изберу друзей и 
уведу их с собой. Остальные погибнут.
	-  Возьми меня с собой, Ваал, -  заныл коренастый. -  Ну возьми...
	Ваал ухмыльнулся, однако его черные глаза оставались 
безжизненными и непроницаемыми. Он протянул руку и, запустив 
пальцы в темные кудрявые волосы, притянул к себе голову мальчика. 
Поблескивающие черные глаза оказались всего в нескольких дюймах от 
лица крепыша.
	-  Надо любить меня, Томас, -  прошептал Ваал. -  Любить меня и 
делать все, что я скажу. Тогда я смогу спасти тебя.
	Томас дрожал. Из приоткрытого рта капнула слюна, повисла 
серебристой нитью на подбородке. Он сморгнул слезы, грозившие 
хлынуть по щекам, и выдавил:
	-  Я люблю тебя, Ваал. Не бросай меня.
	-  Мало говорить, что ты любишь меня. Нужно доказать это, и ты 
докажешь.
	-  Докажу, -  поспешно заверил Томас. -  Докажу, вот увидишь!
	Оба мальчика не двигались с места, словно загипнотизированные. 
Взгляд Ваала не давал им уйти.
	Кто-то позвал: "Джеффри! Джеффри!"
	Ваал моргнул. Ребята, пригибаясь, побежали через площадку.
	Кто-то шел к нему: монахиня в трепещущей на ветру черной рясе, 
сестра Розамунда. Она подошла и, улыбаясь, сказала:
	-  Джеффри, сегодня ты освобожден от урока чтения. С тобой 
хочет поговорить отец Робсон.
	Ваал кивнул. Он молча последовал за ней через двор, сквозь 
крикливую толпу детей, расступившихся перед ним, и дальше, в 
полутемные, затейливо переплетающиеся приютские коридоры. При 
этом он все время внимательно наблюдал, как обозначаются под 
просторной рясой ягодицы монахини.
	Сестре Розамунде было, вероятно, чуть-чуть за тридцать. 
Овальное лицо с высоким лбом, очень чистые зеленовато-голубые глаза 
и золотистые с рыжинкой волосы. Она совсем не походила на прочих 
воспитательниц с землистыми лицами, в очках с толстыми стеклами; с 
точки зрения Ваала, она была доступной. Она единственная поощряла 
детей приходить к ней с личными проблемами и, широко раскрыв глаза, 
подбадривая и утешая взглядом, снова и снова выслушивала рассказы о 
пьянчугах отцах и матерях-потаскухах, о побоях и наркотиках. 
Интересно, думал Ваал, она хоть раз спала с мужиком?
	Они поднимались по широкой лестнице. Сестра Розамунда 
оглянулась, желая убедиться, что мальчик идет за ней, и заметила, как 
его взгляд метнулся от ее бедер к лицу и снова вернулся к прежнему 
объекту наблюдения.
	У нее пропало желание оглядываться. Она чувствовала, как 
мальчишка взглядом срывал с нее рясу и обшаривал полные бедра -  так 
пальцы бегают по клавишам: тронуть здесь, здесь и здесь. Сестра 
Розамунда плотно сжала побелевшие губы; у нее затряслись руки. Взгляд 
ребенка добрался под рясой до ее нижнего белья и неумолимо скользнул 
к треугольнику между ног. Она резко обернулась, не в силах дольше 
сохранять спокойствие:
	-  Прекрати!
	-  Прекратить что? -  спросил мальчик.
	Сестра Розамунда остановилась, дрожа и беззвучно шевеля губами. 
Она недолго проработала в приюте и тем не менее понимала ребят -  и их 
безобидные шалости, и мерзкий уличный жаргон. Все это было ей 
понятно. Но этот ребенок... его она не могла понять. В нем было нечто 
неуловимое, что и привлекало ее, и отталкивало. Сейчас, под его 
холодным оценивающим взглядом, к ее горлу подкатил ледяной комок 
страха.
	Они остановились перед закрытой дверью библиотеки. Вздрогнув 
при звуке собственного напряженного голоса, сестра Розамунда сказала:
	-  Отец Робсон хочет поговорить с тобой.
	На пороге он обернулся и неприметно улыбнулся ей, как кот, 
подкрадывающийся к запертой в клетке канарейке. Сестра Розамунда 
обмерла и выпустила дверь. Та захлопнулась.
	В библиотеке пахло старой бумагой и книжными переплетами. 
Она еще не открылась для посетителей, и на полках царил порядок, все 
лежало на местах. Стулья были аккуратно расставлены вокруг круглых 
столиков. Взгляд Ваала обежал комнату и уперся в спину мужчине, 
который стоял в углу, легонько поглаживая пальцем книжные корешки.
	Отец Робсон слышал, как закрылась дверь, и краешком глаза 
наблюдал за мальчиком. Теперь он медленно повернулся к нему от 
книжных полок.
	-  Здравствуй, Джеффри. Как дела?
	Мальчик не двигался с места. Где-то в дальнем углу библиотеки 
тикали часы, качался маятник -  туда-сюда, туда-сюда.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 42
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама