Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Липскеров Дм. Весь текст 137.76 Kb

Пальцы для Керолайн

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
прехорошая фирма, которая марку держит и дорожит клиентами... Напоследок  он
вытащил  из  кармана   жемчужное   ожерелье   и,   робея,   протянул   своей
возлюбленной... Женщина улыбнулась и сказала:
   - Вы говорили, что я могу отказаться от последнего...
   - Это не последнее, - смущенно ответил Иосиф.
   - Что же, есть еще что-то?
   - Последнее - это я сам, - скромно сказал "иранский  шах"  и,  покраснев,
развел руками...
   Женщина с минуту смотрела на Иосифа, потом вдруг фыркнула  и  засмеялась,
да так звонко и заразительно, что отец понял: за обладание ею он отдаст  все
государство Израилево вместе с Палестинами в придачу, а заодно  и  все  свои
чайники...
   Он был приглашен в дом и посажен на стул, накормлен и развлечен беседой.
   Женщину звали Индирой. Ей исполнилось двадцать  пять  лет,  она  не  была
замужем и имела трех братьев, которые уже целую неделю находились в лесу и с
помощью слонов валили деревья. Родители ее давно умерли, она  привыкла  жить
одна, так как братья, хоть и живут в этой же деревне, но уже переженились.
   Иосиф тоже рассказывал о себе. Врал, конечно, много,  подогретый  терпким
вином, но и правду не обходил стороной... После, совсем уже размягченный, он
вдруг завыл еврейскую песню, петую ему когда-то бабкой, и обнаружил  в  себе
голос - не сильный, но очень приятный душе...
   Индира слушала, и в глазах ее  была  мягкость,  в  пальцах,  перебирающих
жемчужное ожерелье, - нежность, а в бедрах - сладость...
   Иосиф закончил песню, хотел было еще спеть, но  понял,  что  слов  больше
никаких не знает, да и в глазах Индиры было что-то такое новое, отчего свело
икры, обдало жаром низ живота  и  напряглось  стыдное...  Он  задрожал  всем
телом, стараясь прикрыть руками свой камень, но легче  было  закрыть  солнце
монетой, чем мужественность Иосифа - ладонью...
   И тогда Индира сказала:
   - Не борись с телом. Ты борешься с собой... Познай тело - и  ты  познаешь
себя...
   После этих слов все завертелось перед глазами Иосифа. Миг  стал  раем,  и
рай был долог... Он ласкал эти длинные, смуглые пальцы; как  птица,  пытался
склюнуть с груди соски, как будто это были ягоды рябины,  и  пил  из  самого
нежного, боясь, что кончится  этот  сок  и  останется  он,  мучимый  жаждой,
останется навсегда один.
   Через месяц Иосиф был женатым человеком. Он съездил в Бомбей, перевел все
свое имущество в наличность и перебрался в дом  Индиры.  Днем  он  занимался
постройкой достойного жилища для своей  богини,  а  ночью  черпал  бездонным
ковшом всю сладость "стхиты"*, всю остроту "переплетенного узла"*, и  плакал
в наслаждении, как ребенок, и выл в экстазе, как  шакал...В  одну  из  таких
"камасутровских"  ночей  затяжелела  Индира  моим  старшим  братом,  который
родился поздним вечером в конце жаркой зимы и был назван в честь Бога Шивы.
   И  распустилось  счастье  Иосифа  полным  цветом.  Стал  он  полнокровным
мужчиной и мог строить планы дольше своей жизни, надеясь, что его семя будет
брошено через века и даст всходы правнуками и праправнуками.
   - Живуче племя Израилево!  -  приговаривал  он.  -  Хоть  и  смешанное  с
кришнаитами, но все равно поступь видна!..
   Иосиф разглядывал маленького Шиву и в крошечном носике  ребенка  угадывал
свой будущий горбатый клюв... Как он радовался тогда... Бежал  вприпрыжку  в
поле и кричал Индире во весь голос: "Мой ребенок, мой!"
   Жена  улыбалась,  гладила  его  влажной  рукой  по  щеке,   потом   вдруг
спохватывалась, вспомнив, что Шива остался один, и гнала  Иосифа  обратно  в
дом.
   Прошел год... Днем Иосиф обычно что-то делал по дому, а Индира работала в
поле, на чайных плантациях... В один из таких  дней,  когда  маленький  Шива
спал в своей кроватке, а Иосиф  строгал  какую-то  деревяшку,  до  его  ушей
донеслись тревожные крики. Он  выглянул  с  террасы  и  увидел  сквозь  пыль
бегущих с поля женщин.
   - Бешеный тигр!.. - донеслось до его ушей. - Бешеный тигр!
   И тут Иосиф почувствовал неладное. Так защемило в его сердце,  так  вдруг
стало плохо всему телу, что ноги подломились у  него  и  прядь  волос  стала
седая... Он заскулил, как убиваемая собака, закрутился на одном месте и, уже
чувствуя, уже зная, что нет его Индиры, упал на землю и почти умер...
   Хоронил отец Индиру сам. Сам прибирал изувеченное  тело,  целуя  поникшие
ягоды рябины, сам одевал ее в свадебное сари, сам  закапывал  гроб...  Отдав
Шиву шурину, запершись один в пустом доме, он плакал семь дней.  На  восьмой
уехал на "кадиллаке" в Бомбей, а на пятнадцатый вернулся  весь  осунувшийся,
но с великолепным крупнокалиберным ружьем за плечами.
   Ранним утром, когда деревня еще спала,  с  мешком  провизии  и  с  ружьем
наперевес Иосиф ушел в джунгли... Две недели о нем  не  было  ни  слуху,  ни
духу, и когда все подумали, что он СГИНУЛ бесследно  в  непроходимых  чащах,
разодранный дикими  зверями,  отец  вдруг  появился...  Отощавший,  заросший
наполовину седыми космами, с запекшимися на лице  и  руках  ранами,  он  шел
через деревню, неся на плечах шкуру убитого тигра, и не было  в  его  облике
ничего от героя...
   Еще с  месяц  пожил  Иосиф  в  доме  сгинувшей  жены,  затем  собрал  все
необходимое, взял под мышку Шиву, передал ключи от  дома  братьям  Индиры  и
укатил в Бомбей.
   Там, не мешкая, пришел в советское  посольство  и,  покаявшись,  попросил
въездную визу на себя и ребенка...
   Люди не звери... Когда проклевывались почки  на  деревьях  и  вата  между
оконных рам пожухла, Иосиф с сыном вернулись на родину...
   Мать Иосифа, истосковавшаяся в одиночестве, в тот же миг простила  своего
непутевого сына и принялась холить и  лелеять  индийского  внука,  солнечным
лучиком посланного на вечер ее жизни.
   Она учила Шиву русским словам, пела еврейские колыбельные и гуляла с  ним
утром и вечеромё чтобы легкие внука привыкали к российскому климату.
   Вот в одну из таких прогулок мой брат Шива, катаясь на карусели, визжа от
восторга, сунул палец в маленькую дырочку и оставил его там навсегда.

      ШИВА

   Маленького Шиву отдали в детский сад. Он еще носил длинную,  до  середины
спины  косу,  был  весь  смугленький  и  этим   привлекал   внимание   своих
сверстников-карапузов. Те с удовольствием драли его  за  косичку  и  просили
показать то, что у него спрятано в штанах.
   Шива не обижался, с простодушием снимал брючки, обнаруживая, к  всеобщему
неудовольствию, то отличие, которое причисляло его к мальчикам.
   Воспитательницы частенько заставляли рассказывать о  плоде  манго.  Шива,
словарный запас которого  не  превышал  и  трехсот  слов,  добрый  по  своей
природе, все  же  пытался  дать  приблизительное  определение,  указывая  на
небольшой кабачок и говоря, что манго зеленее и слаще, чем сахар.
   Когда Шиве пошел третий год, Иосиф, воспользовавшись дружбой с Китаем,  в
светлый праздник пересек советско-китайскую границу и смешался с  миллиардом
узкоглазых жителей.
   Шива остался жить с бабушкой, постепенно забывая отца. А о матери у  него
осталось лишь какое-то  туманное  ощущение,  словно  от  растаявшей  во  рту
конфеты... Через пять лет и Индия стала  для  него  той  сказочной  страной,
какой воспринимают ее его сверстники.
   Бабушка определила Шиву в школу и  с  этого  момента  стала  стареть  еще
быстрее... Когда-то, лет пятнадцать назад, она выгнала из дома  дедушку,  не
простив ему измены, а  теперь  попросила  его  вернуться  обратно,  чтобы  в
крайнем случае внук не остался  сиротой.  И  дедушка  вернулся,  еще  совсем
крепкий и счастливый, что вновь обрел семью...
   Шива ходил в школу,  с  удовольствием  постигая  необходимые  науки,  был
отличником,  не  прикладывая  к  этому  особых  усилий.   Он   был   слишком
хорошеньким, хоть и чернявеньким, поэтому одноклассники невзлюбили  мальчика
и часто бивали его в школьных туалетах, но он  никогда  не  плакал,  как  бы
больно ему ни было, никогда не защищался, а лишь улыбался в ответ, показывая
крупные окровавленные зубы.
   Так шло время... Шива из начальных классов перебрался в средние, а  затем
и в старшие... Незаметно для бабушки и дедушки он вырос в красивого юношу...
   Бабушка благодарила Моисея за то, что нос внука совсем не похож  на  клюв
ее сына, что он хоть и чуть крупноват, но ровен, словно тоненькая трость для
мундштука кларнета... Единственно, что ее расстраивало, - это разбитые  губы
внука и синяки, такие же частые на его лице, как тучи на русском небе... Она
сокрушалась, что внук растет слабым, не способным за себя постоять, а оттого
жизнь его будет трудной и безрадостной... Бабушке и невдомек было, что  Шива
еще с пятого класса, говоря, что  ходит  учить  уроки  к  приятелю,  посещал
квартиру старого китайца, отсидевшего в лагерях Сибири и  втайне  обучающего
мальчика какой-то восточной  борьбе...  Тем  более  было  странным,  что  он
никогда не защищался от побоев, имея в руках  столь  мощное  оружие.  Просто
улыбался в ответ на ударыё и все...
   В глаза Шивы были влюблены все девочки в школе. И действительно, они были
хороши.ё Прозрачныеё чуть влажные  и  раскосые  -  они  притягивали  к  себе
девичьи губы: большие и печальные - манили к себе женщин постарше; нежные  и
сильные -привлекали пожилых...
   В девятом классе в Шиву влюбилась молоденькая учительница истории, робкая
и симпатичная девушка. Она была первая, с кем он  стал  спать,  обнаружив  в
себе  природное  умение  и  изощренность,  подаренные  солнцем   Индии.   Не
стеснительный в ласках, мощный в долгости, он  доводил  свою  более  старшую
партнершу  до  исступления,  равного  помешательству,  вытаскивал   из   нее
эвериное, а после, когда она лежала бессильная, уходил легко, как будто и не
было целой ночи, а было лишь так, прикосновение одно.
   Когда Шива с обезоруживающей улыбкой сказал учительнице,  что  больше  не
любит ее, что их  совместные  ночи  кончились,  она  не  выдержала  и  съела
отраву...
   Впрочем, ее спасли, но тайное после  этого  стало  явным...  Подростки  в
классе стали бить  его  еще  более  жестоко,  а  девочки  немного  охладели,
понимая, что птички они мелкие в сравнении с его размашистым крылом...
   Как-то утром все одноклассники Шивы обнаружили в  своих  почтовых  ящиках
некие бумажки, приглашающие их в этот день в спортзал, находящийся на отшибе
города.
   Спортзал был славен тем, что  в  нем  проходили  тайные  занятия  борьбой
каратэ и другими восточными единоборствами, а также контактные поединки  тех
спортсменов, которые хотели помериться умением... Попасть в  этот  зал  было
недостижимой мечтой каждого подростка,  и  поэтому  все  одноклассники,  как
один, явились к вечеру в спортзал.
   Сначала  показывали  рядовую  тренировку,  а  затем  появились   взрослые
каратисты, желающие показать свое искусство в поединке...  Все  они  были  в
защитных шлемах и белых кимоно, лишь один - в черном.  Впрочем,  он  всех  и
отлупил, играючи и просто, как будто в  театральном  бою...  И  каково  было
изумление подростков, когда победитель снял с себя маску и обнаружил под ней
лицо Шивы с еще свежими синяками, оставленными их  слабенькими  кулачками...
Каждый ушел домой подавленным, ожидая на следующий день расплаты... Но  Шива
не собирался мстить.
   Он со всеми приветливо здоровался и крупно улыбался... С тех пор синяки с
лица  Шивы  сошли  навсегда.  Но  на  все  заискивающие  просьбы  соучеников
поспособствовать их устройству в секцию он отвечал вежливым отказом.
   В наследство от отца Шива получил  некоторые  черты  авантюриста,  но  по
природе был более тонким и умным, чем Иосиф.
   Он закончил школу и неожиданно для всех поступил в Институт международных
отношений. Каким образом ему это удалось, было неизвестно. Но ходили  слухи,
что он  одновременно  влюбил  в  себя  жену  проректора  и  его  юную  дочь,
обезумевшую до того, что пришлось прибегнуть к врачебной помощи. Престарелая
матрона даже забеременела от него, чего с ней не было уже двадцать пять лет,
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама