Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Андрей Ливадный Весь текст 279.44 Kb

Остров надежды

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 24
сот метров. Этот путь  был  отлично  знаком  ему,  и  внешне  все  вроде  бы
выглядело как всегда, но первое правило, которое он  усвоил  в  сознательной
жизни: "не  доверяй  спокойствию  и  пустоте",  уже  давно  вошло  в  разряд
бессознательных привычек. Семка машинально  поднял  с  пола  кусок  трубы  и
швырнул его вперед.
   Бесконечность  полусферического  зала  внезапно  озарила  серия   голубых
молний; труба брызнула каплями расплавленного металла и испарилась.
   Счет пошел на секунды.
   Гибкое тело метнулось под защиту  полуразрушенного  пульта.  Пальцы  сами
сжали гашетку, и плазменный разряд разнес  несколько  кубических  дециметров
металла там, откуда по трубе ударила очередь.
   Упав на пол, мальчик не остановился, а  перекатился  дальше  и  нырнул  в
вертикальную шахту как раз в тот момент, когда новая серия вспышек  разнесла
пульт, за которым он прятался секунду назад.
   Пролетев несколько метров, Семка притормозил падение, и,  как  оказалось,
вовремя:  вертикальный  тоннель  внезапно  оборвался,  и  он  повис,   чудом
уцепившись за крепежную скобу. Тусклый конус света  от  фонаря  выхватил  из
мрака фрагмент грузового отсека. Лететь предстояло еще метра три, и  мальчик
не колеблясь разжал пальцы.
   Этот зал  был  ему  знаком.  Уверенно  свернув  в  проход  между  пустыми
стеллажами, он боком влез в шахту грузового лифта. В этот момент в его  душе
не было ничего, кроме ненависти, которая вытеснила  все  остальные  чувства.
Яркие всплески  энергетических  разрядов,  беззвучно  разлетающиеся  осколки
пульта, внезапность атаки - все это напомнило ему об утрате.  Перед  глазами
Семки встала похожая  картина,  намертво  впечатанная  в  память:  вспоротый
выстрелами мрак, гротескные очертания  боевого  робота  и  заслонившее  его,
Семку, сгорающее в плазменном вихре... Он не знал,  сколько  прошло  времени
после  гибели  отца...  Память  мальчика  хранила  в   себе   лишь   отрезок
бесконечности, наполненный болью утраты, одиночеством и горем...
   Наверное, он дошел до предела морального истощения: инстинкты  отступили,
и сейчас ему было безразлично - жить или умереть... Этот робот мог оказаться
тем самым, что убил отца!..
   Цепляясь одной рукой и ногами за скобы, он вскарабкался по стволу шахты и
выбрался на палубу, где минуту назад был атакован. Его  душили  ненависть  и
слезы. Гибкий, как кошка, решительный  и  быстрый,  как  воплощение  смерти,
несчастный и не осознающий полной  меры  своего  несчастья  двенадцатилетний
мальчик скользнул вдоль стены, и мрак - хозяин этих залов, сомкнулся за  его
спиной...
   Фонарь шлема был предусмотрительно  погашен,  и  Семка  различил  впереди
тусклое, красноватое пятно. Это светился  нагретый  металл.  Пятно  медленно
удалялось,  по  диагонали  пересекая  помещение.  Мальчика  охватила  дрожь.
"Значит, я попал!" - подумал он, прислонясь к стене и поднимая MG.
   Серия голубых солнц вспорола тьму. Впереди взметнулась стена  беззвучного
пламени. Семка инстинктивно зажмурился, чтобы сберечь глаза, и не видел, как
из расстрелянного мрака вырвались очереди ответного залпа,  превратив  часть
стены в фонтаны горячих брызг.
   Он уцелел, но был окончательно ослеплен  и  на  несколько  секунд  вообще
потерял способность двигаться. Внезапно впереди  вспыхнули  три  прожектора,
раскроив вязкую тьму косыми столбами  света,  и  из  глубин  зала  на  Семку
двинулось чудовище...
   Раскаленные стены и прожектора  давали  теперь  достаточно  света,  чтобы
скорчившийся на полу мальчик мог разглядеть,  кого  он  только  что  пытался
свалить из своего ручного бластера...
   Трехметровая  квадратная  платформа  свободно  скользила   в   нескольких
сантиметрах от плоскости палубы, не касаясь ее ни одной своей частью. На ней
когда-то помещались  четыре  покатые  башни  плазмотронов  -  теперь  же  их
осталось только три, и одна из них, наполовину срезанная очередью,  источала
малиновое сияние.
   Вообще, конструкция выглядела порядком потрепанной: половина  заслонок  и
люков сорваны, из пусковой шахты торчала направляющая, на конце которой косо
застыла ракета,  пластины  радарных  антенн  смяты.  Броня  машины,  местами
пробитая  и  оплавленная,  давно  утратила  первоначальный  блеск,  но   три
пулеметных гнезда  исправно  ворочали  стволами,  синхронно  с  единственной
уцелевшей видеокамерой, выискивая цель, и Семка вдруг с ужасом понял  -  ему
несдобровать,  потому  что  из   глубин   зала   надвигался   Автоматический
Планетарный Разведчик, и,  несмотря  на  потрепанный  вид,  он  относился  к
разряду самых крупных и смертоносных роботов...
   Мальчик отполз в сторону, продолжая наблюдать за исполином. Перед глазами
все еще плавали цветные круги, но он уже мог различать окружающие  предметы.
Справа от него находилась шахта лифта, слева - пышущая жаром стена,  впереди
робот, а сзади короткий тоннель,  ведущий  к  маленькой  загерметизированной
комнатке,  где  последние  несколько  лет  жили  они  с  отцом...  От  этого
воспоминания разум мальчика  вновь  захлестнула  жгучая  ненависть  ко  всем
механическим созданиям. Он вскинул оружие, но тут же опустил его. Уничтожить
разведчика одним выстрелом он не мог, а  на  второй  у  него  уже  не  будет
времени - электронная реакция робота все равно что смертный приговор...
   Оставался один путь - бежать, пытаться  оторваться  от  машины  в  недрах
кораблей,  стараясь  увести  его  как  можно  дальше  от  домаМысли,  вихрем
промелькнувшие в голове мальчика, выразились одним действием -  он  привстал
и, распластавшись в прыжке, нырнул в шахту грузового лифта.  Сзади  полыхнул
сдвоенный взрыв, но Семка уже благополучно падал  внутри  широкого,  темного
тоннеля, и выстрел робота не достиг своей цели. Кубарем скатившись на нижнюю
палубу, мальчик бросился бежать. Запоздалый страх гнал его вперед и  вперед,
по узким коридорам и огромным, темным  залам,  пока  Семка  окончательно  не
потерял ощущение времени и расстояния.
   Наконец он остановился, тяжело дыша, и, ухватившись за  стену,  чтобы  не
упасть, прислонился забралом шлема к переборке. Вибрации не ощущалось, и  он
немного успокоился... Напряжение схлынуло, ноги мальчика подкосились, и  он,
непроизвольно  всхлипнув,  едва  не  рухнул  на  пол.  Взглянув  на   датчик
кислорода, он понял, что должен возвращаться  во  что  бы  то  ни  стало,  и
почувствовал себя еще хуже. Он задохнется, если не доберется до дома...
   Такие случаи уже бывали,  тогда  они  с  отцом  приползали  буквально  на
последних глотках кислорода. Но сейчас  он  остался  совершенно  один  и  не
представлял, в какую сторону ему идти...
   Единственный путь вел на  поверхность  сфероида.  Только  там  Семка  мог
сориентироваться и определить направление движения.
   Измотанный и  подавленный,  он  добрался  до  верхнего  слоя  кораблей  и
осторожно выглянул из люка. Вокруг, на много километров вперед и в  стороны,
раскинулся  хаос  металлической  равнины.  Багровая  туманность  по-прежнему
клубилась над близким горизонтом, расцвечивая броню кораблей опалесцирующими
пятнами. Равнодушные звезды  холодно  взирали  на  стальной  шар  из  бездны
пространства, сплетая причудливые узоры созвездий. Семка вылез из люка и еще
раз осмотрелся по сторонам. Незнакомые очертания  изуродованных  звездолетов
подействовали на него угнетающе. Он понял, что окончательно заблудился...
   Мальчик сел на выступ люка, прислонившись спиной к обшивке,  и  бессильно
опустил руки.
   Семка толком не знал названий чувствам.
   Он боролся всю свою жизнь. Сначала  это  была  борьба  с  одиночеством  и
скукой, со стенами маленькой комнаты и запертым люком. Но  скука  кончалась,
люк в конечном итоге открывался, и на пороге неизменно  появлялся  отец.  Он
приносил с  собой  еду,  запах  пота  от  сползавшего  с  него,  как  шкура,
гермокостюма, усталую улыбку и слова... Отец  очень  много  говорил  с  ним,
рассказывая удивительные истории о совершенно  невозможных  местах.  Сначала
Семка думал, что он бывает там во время своего отсутствия, но  потом,  когда
подрос и вместе с ним начал выходить наружу, понял,  что  рассказы  отца  не
больше чем вымысел, - во время их  блужданий  по  сфероиду  он  ни  разу  не
встретил такой огромной, наполненной кислородом  комнаты,  по  полу  которой
текла бы вода, называемая "рекой"...
   Зато он научился иной борьбе. В неполные пять лет Семка  узнал  настоящую
цену глотка воздуха и крупицы пищи.  Он  научился  ходить  во  мраке  залов,
стрелять по любому движению, отыскивать склады, вскрывать  двери  с  помощью
своего бластера... Очень часто ему  казалось,  что  они  с  отцом  играют  в
простую игру с элементарными правилами: выстрелить первым,  суметь  отыскать
склад, вовремя отреагировать на отблеск брони робота. Жизнь была  простой  и
понятной. Он не чувствовал обездоленности, не понимая, что  ведет  жестокую,
на пределе сил, борьбу за выживание - он просто не представлял другой жизни,
а сказки отца об иных мирах не находили  никакого  подтверждения  в  мрачных
лабиринтах кладбища кораблей.
   Семка еще ниже опустил  голову,  уткнувшись  забралом  шлема  в  согнутые
локти. Одиночество и безысходность переполняли его душу, подкатывая к  горлу
жарким, соленым комом... Ему незачем больше бороться, все  кончилось  в  тот
момент, когда он пытался заставить  отца  заговорить,  с  ужасом  заглядывая
сквозь оплавленное стекло его шлема в побелевшее лицо...
   "Сынок... - вынырнуло из глубин памяти другое воспоминание,  от  которого
вновь что-то сжалось в груди, -  запомни,  здесь  нельзя  сдаваться.  Каждая
секунда - это борьба. - Он вдруг вспомнил, что рассмеялся от  этих  слов,  а
отец помрачнел, и в его глазах блеснула влага. - Как жаль,  сынок,  что  для
тебя  это  норма...  -  отвернувшись,  прошептал  он  с  непонятным   Семену
отчаянием. - Я не смог дать тебе иной судьбы..."
   Багровая туманность уже коснулась своим  краем  линии  горизонта,  и  эта
часть сфероида стала быстро погружаться в чернильный мрак космической  ночи.
Холодные звезды еще четче проявили свой рисунок. Они не  знали  человеческих
страстей. Им было все равно, когда здесь взрывались и гибли эскадры  могучих
кораблей, и так же безразличны они остались  сейчас,  когда  обессиленный  и
измученный мальчик  наконец  поднялся  и  медленно  побрел  по  искромсанной
поверхности затерявшейся в глубинах  космоса  стальной  планетки,  созданной
диким безумием его предков, которых он никогда не знал... как не знал  и  их
войны...
   Стрелка манометра на кислородном баллоне неумолимо клонилась к нулю.
   Он  шел  наугад,  уже  не  делая  попыток  отыскать  знакомые  ориентиры.
Окружающий  ландшафт  был  однообразен  и  представлял  из   себя   сплошное
нагромождение  различных  надстроек   древних   звездолетов.   Изредка   ему
попадались проплешины голой, потемневшей брони или настоящие заросли антенн,
среди которых прятались вогнутые  чаши  локаторов  и  покатые  купола  рубок
управления.
   Заметив в одной из  них  пробоину,  Семка  заглянул  внутрь.  Луч  фонаря
осветил несколько пультов, покрытый паутиной  трещин  частично  обвалившийся
обзорный экран  и  ряд  кресел,  в  крайнем  из  которых  вполоборота  сидел
законсервированный вакуумом труп в скафандре.
   Сердце мальчика радостно  дрогнуло.  Он  пролез  в  дыру  и  склонился  к
свесившейся из кресла фигуре.
   Увы, оба баллона на трупе были пусты. Его гермошлем раскололся от удара о
пульт, резервуары смялись, и весь  кислород  из  них  улетучился  много  лет
назад, в момент катастрофы.
   Семка вздохнул и повернул назад.  Родившаяся  было  надежда  угасла.  Вид
мертвого человека не разбудил  в  нем  никаких  эмоций  -  все  составляющие
сфероид корабли были забиты беспорядочно разбросанными телами, и мальчик, до
гибели отца, никак не связывал их с понятием "жизнь" -  для  него  они  были
лишь частью интерьеров, не больше...
   Покинув рубку  управления,  он  остановился  у  ее  подножия,  с  усталым
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 24
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама