Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-457: Burning man
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Станислав Лем Весь текст 642.34 Kb

Осмотр на месте

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 47 48 49 50 51 52 53  54 55
изжогу, а значит, и жажду. Действительно,  полило  как  из  ведра,  но  мы
успели добежать до спасительного убежища,  и  ни  одна  капля  на  нас  не
попала. Мои товарищи учтиво приветствовали профессора и пригласили его  на
бррбиций, который уже варился в котелке. Интересно, что всем  деликатесам,
который мог приготовить ундорт, они предпочитали эту гадость,  наполняющую
помещение запахом, который при  всем  желании  приятным  не  назовешь.  Мы
сидели  в  кружок  и,  прихлебывая  суп  из  мисочек,  оживленно  болтали.
Профессор рассказал забавную историю о том, как в прошлом году он открыл в
болоте возле Кургана Председателя завязший в иле скелет огромного курдля с
сорока  скелетами  члаков  внутри.  Благодаря  этому  он  взял  верх   над
археологами из школы другого анатома, доцента Ксипсиквакса (или  что-то  в
этом роде), которые утверждали,  что  курдль  не  может  жить  под  водой.
Действительно, naturalitae [естественным  образом  (лат.)]  не  может,  но
можно выдрессировать его в подводную лодку,  а  наш  анатом  доказал  это,
предъявив вещественное доказательство - перископ, обнаруженный  вместе  со
скелетом. Доцент опоздал на два дня, и, когда он наконец прибыл на место с
водолазным  костюмом,  скелет  уже  загорал  на  солнце   под   присмотром
препараторов, а к перископу  профессор  прикрепил  транспарант  с  ехидной
надписью: CITO VENIENTIBUS OSSA! [Кто приходит рано - тому  кости  (лат.);
перефразировка выражения "Tarde venientibus ossa" - "Кто приходит поздно -
тому кости"]
     Ну и проблемы у этих ученых, подумал я, прихлебывая бррбиций так, как
ребенком глотал рыбий жир, то есть затыкая горло  задней  частью  неба;  и
все-таки пил, чтобы не выделяться. Монах сидел вместе с  нами,  но  не  на
матраце, а на своем булыжнике -  он  наконец  позволил  себя  уговорить  и
сбросил его с плеч. Зная, что я человек, он счел возможным нарушить  обет;
так начался разговор, в котором он проявил куда большую сообразительность,
нежели предполагал в нем Тюкстль. Его имени я не смог бы  произнести,  оно
было совершенно иное, чем у остальных люзанцев, хриплое, из  одних  глухих
согласных. У всех монахов такие имена,  ибо  послушничество  начинается  с
выбора кливийского имени, - из сохранившихся хроник. С этой  минуты  монах
становится  еще  и  этим  кливийцем.  При  этом  известии   фантазия   моя
разыгралась. Я ждал невероятных откровений - например,  что  они  верят  в
переселение душ и в то, что их устами говорят умершие  кливийцы,  или  же,
что во время своих мистерий они читают по  уцелевшим  документам  страшные
заклинания Ка-Ундрия, и, хотя их  вера  подвергается  при  этом  нелегкому
испытанию, именно в этом видят  свою  покаянную  миссию;  а  если  видения
примут массовый характер, набожные монахи могут превратиться в организацию
мстителей. Брат привратник остудил мое разгоряченное воображение,  заявив,
что ничего не знает о кливийце, имя которого принял,  да  и  об  остальных
кливийцах тоже, - ничего, кроме того, что те не верили в Бога, поэтому они
теперь верят за них.
     - Как же так, - спросил я, жестоко обманутый в своих ожиданиях,  -  у
вас есть кливийские хроники, и вы даже не пробуете изучать их?
     Монах, должно быть, распарился от  бррбиция,  потому  что  сбросил  с
головы капюшон и, глядя на меня лучеобразно оперенными глазами, сказал:
     - Да нет, я читал эти хроники. Среди наших послушников нет недостатка
в клириках, которые вступают в орден не покаяния ради и не из  набожности,
но надеясь отыскать у кливийцев застывшую  эссенцию  самого  черного  Зла.
Такие вскоре уходят. Ты удивляешься, чужеземец? Мы читаем  хроники,  чтобы
учиться кливийскому языку, а впрочем, там ничего нет...
     - Как это нет? - медленно переспросил я. Я готов был заподозрить  его
в желании скрыть правду.
     - Ничего, кроме фраз. Пропагандистский трезвон,  и  только.  Пускание
трюизмов в глаза. Тебе это странно? А ты  когда-нибудь  слышал  о  власти,
которая не рассыпает направо  и  налево  обещания  счастья,  но  возвещает
отчаяние, скрежет  зубовный,  собственную  мерзость  и  подлость?  Никакая
власть ничего подобного не обещала. Разве у вас иначе?
     - Не будем об этом, - быстро ответил я. - Но их  Ка-Ундрий?  Что  это
было? Ты знаешь? Тебе позволено говорить?..
     - Вечно одно и то же, -  пожал  он  плечами.  -  Ка-Ундрий  в  точном
переводе значит БЛАГОСФЕРА.
     У меня перехватило дыхание.
     - Не может быть! Значит... они хотели сделать то же, что и вы?
     - Да.
     - Тогда... как дошло до войны?
     - Это была не война, это было безлюдное столкновение двух идей.
     - Аникс сказал мне, что шустры возникли как оружие...
     - Возможно, ты неправильно его понял. Они возникли не как оружие.  Но
стали оружием, наткнувшись на то, что метило им навстречу.
     Я видел, что он с трудом подыскивает слова под  неподвижным  взглядом
остальных, - и вдруг увидел эту сцену как бы со стороны. Человек,  сидящий
с неудобно подогнутыми ногами среди существ, широко рассевшихся  на  своих
огромных стопах, с торчащими назад коленями, как грузные головастые птицы.
     - Столкнулись две  версии  Блага,  -  сказал  наконец  монах.  -  Они
различались тем, что благородный Тюкстль назвал бы программой.  Однако  не
слишком сильно. В сущности, схлестнулись они потому,  что  были  проектами
совершенства. Если друг против друга станут две церкви единого Бога,  если
каждая стоит за Него, но требует для себя исключительности, не допускающей
никаких уступок, то дело может кончиться битвой, хотя бы даже никто ее  не
хотел. Разве так не случалось в истории? А раз уж даже преданность Высшему
Благу способна породить истребление, насколько  вернее  ведет  к  тому  же
посюсторонняя  вера,  приверженцы  которой  создали   полчища   немыслящих
исполнителей! Два проекта блаженного безбожья мчались навстречу друг другу
и встретились не точно на полпути, ибо  один  из  них  был  эффективнее  и
обладал большей силой поражения. А если бы повезло кливийцам, ты сидел  бы
не здесь, но среди темнолицых, на  южной  оконечности  их  плоскогорья,  и
слушал бы о гибели таинственного чудовища северной Тарактиды, погребенного
под ледниками Люзании. С той только разницей, что  ты  оказался  бы  среди
неверующих, ведь кливийцы,  как  я  уже  сказал,  отвергли  Бога,  и  там,
пожалуй, тебе труднее было бы найти искупленцев...
     - Значит, они действительно хотели добра?..
     Я никак не мог освоиться с этой мыслью.
     - Думаю, не меньше и не больше, чем Отцы Основатели. Но мне уже пора.
Прощайте.
     Монах встал, взвалил на себя камень и пошел, сгибаясь под тяжестью. Я
тут же начал допытываться у Тюкстля, знал ли он то,  что  монах  сказал  о
Кливии?
     Он не стал отрицать,  однако  доказывал,  что  все  это  было  иначе,
поскольку кливийцы придерживались авторитарных идеалов и  свою  благосферу
хотели сделать не из шустров, а  из  молекулярных  микроботов,  называемых
пигмами, - не только менее совершенных, но и более жестоких,  чем  шустры.
Он засыпал меня специальными терминами, я видел, что он защищает свое дело
вполне добросовестно, но больше не слушал его.  Впрочем,  время  уже  было
позднее. Двое остальных встали, чтобы приготовить спальные места.  Тюкстль
умолк и тоже нехотя поднялся. Меня  окружали  неуклюжие  фигуры,  покрытые
плотным бархатным пухом, с глазами, расставленными почти  так  же  широко,
как ноздри, в которых при дыхании дрожали маленькие перышки.  Готовясь  ко
сну, я вынул из уха переводилку, и понятные голоса превратились в  быстрые
пронзительные трели. Поэт приблизил ко мне совиные глаза и что-то  сказал;
я понял его, потому что он указывал на постель. Стемнело; все уже заснули,
судя по их равномерному дыханию, но мне совсем не хотелось  спать.  Хорошо
еще, никто не храпит, думал я, а то я не выношу  храпа.  Правда,  я  среди
энциан, а они, должно быть, не храпят. Разве кто-нибудь слышал о  храпящих
воробьях или пингвинах? В голове у меня была полная неразбериха. Чего ради
я взвалил на себя тяготы звездного путешествия? Чтобы со стайкой  экс-птиц
очутиться в черной утробе полусдохшего  курдля?  Кто?  Я,  дипломатический
полукурьер, Ийон Тихий, экс-обезьяна. Лично я никогда не был обезьяной, но
ни один из них тоже никогда не  был  птицей.  Откуда  же  этот  нездоровый
интерес к зоологии в генеалогических разысканиях? Неужели, говорил я почти
с отчаянием, только так, по-дурацки, я могу и думать о таких  серьезных  и
важных материях? Узнал ли я тайну Черной Кливии?  Пожалуй;  но  оказалось,
что тут вовсе не было мрачной и непостижимой для нас тайны, но нечто  даже
слишком хорошо нам знакомое. Кто-то начал храпеть, а потом  и  хрипеть,  я
шикнул несколько раз давно  испытанным  способом,  но  без  результата.  Я
приподнялся на локте, в страхе,  что  меня  ждет  бессонная  ночь,  и  тут
хрипенье перешло  в  громоподобное  бульканье.  Оно  доносилось  отовсюду,
словно  при  проливном  дожде.  Это  не  они,  это   всего   лишь   курдль
переваривает; в брюхе у него бурчит, успокоился я. Я все лежал и лежал,  а
сон  не  приходил.  Как  бусинки  четок  перебирал  я  в  памяти   прежние
путешествия. Сколько их уже было! Впрочем,  некоторые  оказались  сном.  Я
вспоминал свое пробуждение после конгресса футурологов  и  вдруг  подумал,
что, может быть, и теперь вижу сон. Нигде  бессонница  не  мучит  с  таким
упорством, как во сне, ведь очень трудно заснуть, если уже спишь.  Тут  уж
легче проснуться, это понятно всякому.  Проснись  я  теперь,  от  скольких
лишних хлопот я избавился бы! Это был бы действительно приятный сюрприз. И
я напрягся, силясь разорвать духовные путы, которыми  сковывает  нас  сон,
но, как ни старался я сбросить его с себя, словно темный кокон,  ничего  у
меня не вышло. Я не проснулся. Другой яви не было.



             ПРИЛОЖЕНИЕ. ТОЛКОВЫЙ ЗЕМЛЯНО-ЗЕМЛЯНСКИЙ СЛОВАРИК
                    ЛЮЗАНСКИХ И КУРЛЯНДСКИХ ВЫРАЖЕНИЙ,
                 ОБИХОДНЫХ И СИНТУРАЛЬНЫХ (СМ.: СИНТУРА)

     Вступительные  замечания.   Быстрое   развитие   энциологии   вызвало
потребность в составлении слов,  которые  были  бы  достаточно  лаконичным
эквивалентом  энцианских  выражений,  обозначающих  неизвестные  на  Земле
отвлеченные понятия, а также конкретные объекты.
     В результате возник словарь неологизмов, как можно точнее  передающих
смысл инопланетного выражения. Ниже я  привожу  горсточку  слов  из  этого
словаря, поскольку они могут облегчить чтение настоящей  книги.  Я  привел
также некоторые выражения, которые не встречаются в тексте, однако  играют
важную роль в духовной  и  материальной  жизни  Энции.  Лицам,  которые  с
большей или меньшей язвительностью упрекают меня в том,  что  я  затрудняю
понимание   моих   воспоминаний   и   дневников,   выдумывая   неологизмы,
настоятельно рекомендую провести несложный эксперимент, который уяснит  им
неизбежность этого. Пусть такой критик попробует описать один  день  своей
жизни в крупной земной метрополии, не выходя за пределы словарей, изданных
до XVIII столетия. Тех, кто не хочет произвести подобный опыт, я  попросил
бы не брать в руки моих сочинений.

     Автоклаз  -  одно  из  многих  злобоуловительных   (гневопоглощающих)
заведений в Люзании, называемых также буяльнями.
     Агатоптерикс - он же Мегаптерикс Сапиенс -  крупный  разумный  нелет,
предок энциан, соответствующий примерно нашему питекантропу.
     Благопровод - подобно тому как водопровод на Земле  доставляет  воду,
благопровод на Энции доставляет (по  заказу)  блаженство.  (Смотри  также:
Людовод.)
     БОбИК - Большая облава на индифферентных кандидатов в органы власти в
Люзании. Раньше: благодарный  объект  для  измывательств  и  кровопусканий
(также: кибрушка - для игр; робосед  -  замещает  хозяина  на  заседаниях,
сессиях, и т.п. Смотри также: Манекенизация, Факсифамилия).
     Богоид -  кибер-ангел,  андроид-переводчик,  используемый  также  для
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 47 48 49 50 51 52 53  54 55
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама