Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Стивен Кинг Весь текст 150.27 Kb

Способный ученик

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13
душу. И тогда... тогда...  я  в  дерьме.  -  Он  уставился  на  Дюссандера
ненавидящим взором. - Они начнут следить за мной. Или, еще хуже, потащат к
врачу. А что, запросто! Но я не собираюсь сидеть в  дерьме!  И  фиг  я  им
пойду в эту долбаную летнюю школу!
     - Если не в колонию, - сказал Дюссандер. Он сказал это вполголоса.
     Тодд остановился как вкопанный. Лицо окаменело. И без  того  бледный,
он стал просто белый. Казалось, он потерял дар речи.
     - Что?.. Что вы сказали?
     - Мой мальчик, - Дюссандер, похоже, сумел  вооружиться  терпением,  -
вот уже пять минут ты здесь рвешь и мечешь, а из-за чего? Из-за того,  что
ТЫ  попал  в  БЕДУ.  Тебя  могут  вывести  на  чистую  воду.  ТЕБЕ  грозят
неприятности. - Видя, с  каким  вниманием  -  наконец-то  -  его  слушают,
Дюссандер, собираясь с мыслями, сделал несколько  глотков.  -  Это  крайне
опасный подход, мой мальчик. И для тебя, и для меня. Ты  бы  подумал,  чем
это  грозит  МНЕ.  Сколько  переживаний  из-за  какого-то  табеля.   Целая
трагедия. Вот что такое твой табель. - Одним движением желтоватого  пальца
он сбросил конверт на пол. - А для меня это вопрос жизни.
     Тодд молчал. Уставился на Дюссандера своими побелевшими полубезумными
зрачками и молчал.
     - Израильтян не смутит тот факт, что мне семьдесят шесть лет. У  них,
как ты знаешь, смертная казнь пока не вышла из моды, особенно охотно о ней
вспоминают, когда речь заходит о бывшем нацисте в концлагере.
     - Вы американский подданный,  -  возразил  Тодд.  -  Америка  вас  не
выдаст. Я сам читал, что если...
     - Читал! Ты бы лучше внимательно слушал. Я  не  являюсь  американским
подданным. Мои документы оформляла "Коза Ностра". Я буду  депортирован,  и
где бы ни  приземлился  самолет,  у  трапа  меня  будут  поджидать  агенты
"Моссада".
     - Вот и пусть они вас повесят, - пробормотал Тодд, сжимая  кулаки.  -
Кретин, зачем я только с вами связался!
     - Справедливо, - усмехнулся Дюссандер. - Но ты связался, и  от  этого
никуда не уйти. Надо исходить из настоящего, мой мальчик, а не  из  всяких
там "если бы да кабы".  Пойми,  мы  повязаны  одной  веревочкой.  Если  ты
вздумаешь, как говорится, заложить меня, можешь не сомневаться,  я  заложу
тебя. Патан - это семьсот тысяч погибших. В глазах мирового  сообщества  я
преступник, чудовище... мясник, по  выражению  ваших  борзописцев.  А  ты,
дружок, мой пособник. Ты знал, кто я и по каким документам здесь  живу,  и
не донес на меня властям. Так что, если меня схватят, весь  мир  узнает  о
тебе. Когда репортеры начнут тыкать мне в лицо микрофоны, я буду  снова  и
снова повторять твое имя: "Тодд Боуден...  да,  вы  правильно  записали...
Давно ли? Почти год. Он выпытывал у меня все подробности... лишь  бы  была
чернуха... Да, это его выражение: "Была бы чернуха"..."
     Тодд, казалось, перестал дышать. Кожа сделалась прозрачной. Дюссандер
улыбнулся. Отхлебнул виски.
     - Скорее всего тебя ждет тюрьма. Возможно, это будет называться иначе
- исправительное учреждение  или  центр  по  коррекции  самосознания...  в
общем,  что-нибудь  обтекаемое,  вроде   твоего   "Прогресса   в   учебной
четверти"... - при этих словах рот у него скривился в усмешке, - но как бы
это место ни называлось, окна там будут в клеточку.
     Тодд облизнул губы.
     - Я скажу, что вы все врете. Что я только что узнал. Они поверят мне,
а не вам. Можете не сомневаться.
     Его возражения встречала все та же ироническая усмешка.
     - Кто-то, кажется, сказал, что отец из него все вытрясет.
     Тодд заговорил, медленно подбирая  слова,  как  бывает,  когда  мысли
формулируются на ходу.
     - Может, не вытрясет. Может, я сразу и не расколюсь. Это же  не  окно
разбить.
     Дюссандер внутренне содрогнулся. То-то и  оно:  с  учетом  того,  что
поставлено на карту, мальчишка-то, пожалуй, сумеет переубедить отца. Да  и
какой отец перед лицом такого кошмара не даст себя переубедить?
     - Ну, допустим. А книги, которые ты читал несчастному слепому мистеру
Денкеру? Глаза у меня, конечно, уже не те, но  в  очках  я  пока  разбираю
печатный текст. И легко докажу это.
     - Я скажу, что вы меня обманули!
     - Да? Зачем, если не секрет?
     - Чтобы... чтобы подружиться. У вас никого нет...
     Да, подумал Дюссандер, это весьма похоже на правду. Скажи он об  этом
в самом начале, глядишь, тем бы дело и кончилось. Но сейчас он рассыпается
на глазах. Сейчас  он  расползается  по  швам,  как  ношенное-переношенное
пальто. Если кто-то выстрелит на  улице  из  игрушечного  пистолета,  этот
смельчак заверещит, как девчонка.
     - Ты забыл про  табель,  -  сказал  Дюссандер.  -  Кто  поверит,  что
"Робинзон Крузо" так сильно повлиял на твою успеваемость?
     - Заткнитесь, слышите! Заткнитесь!
     - Нет, мой мальчик, - сказал Дюссандер, - не заткнусь. -  Он  чиркнул
спичкой о дверцу газовой духовки.  -  Не  заткнусь,  пока  ты  не  поймешь
простой вещи. Мы с тобой в одной связке - что  вверх  идти,  что  вниз.  -
Сквозь рассеивающийся сигаретный  дым  перед  Тоддом  раскачивалось  нечто
высохшее, морщинистое, жуткое, похожее на капюшон змеи. - Я потяну тебя за
собой. Я тебе это обещаю. Если хоть что-то выплывет наружу - выплывет все.
Все. Надеюсь, ты меня понял, мой мальчик?
     Тодд молчал, поглядывая на него исподлобья.
     - А теперь, -  начал  Дюссандер  с  видом  человека,  покончившего  с
неприятными формальностями, - теперь вопрос:  как  нам  поступить  в  этой
ситуации? Есть предложения?
     - С табелем проблем не будет. - Тодд вынул из  кармана  куртки  новый
флакон с  жидкостью  для  выведения  чернил.  -  А  как  быть  с  чертовой
писулькой, не знаю.
     Дюссандер с одобрением посмотрел на флакон. Самому ему в  свое  время
пришлось подделать  не  один  счет,  когда  в  разнарядках  по  ликвидации
неполноценных рас замелькали  цифры  из  области  фантастики...  чтобы  не
сказать, суперфантастики. Ну а если ближе к  нынешней  ситуации,  то  была
история с описями почтовых вложений... длинные  перечни  военных  трофеев.
Раз в неделю он проверял ценные посылки для отправки в Берлин -  их  тогда
увозили в специальных вагонах, напоминавших  огромные  сейфы  на  колесах.
Сбоку на посылке  приклеивался  конверт,  в  конверт  вкладывалась  опись.
Столько-то колец, ожерелий, колье, столько-то  граммов  золота.  Дюссандер
тоже собирал посылочку - ничего по-настоящему драгоценного, но и не совсем
уж пустячки. Яшма. Турмалины. Опалы. Почти безукоризненный жемчуг. Алмазы.
Ну а если в чьей-то описи  его  внимание  привлекала  особенно  любопытная
вещица, он подменял ее в посылке на свою и, сведя соответствующую надпись,
вписывал новую. В этом искусстве он достиг известного мастерства...  после
войны, кстати, оно ему не раз пригодилось.
     - Толково, - похвалил он Тодда. - Ну а записка эта...
     Дюссандер привел в движение кресло-качалку, не забывая прикладываться
к виски. Тодд, не говоря ни слова, поднял с пола конверт, сел к  столу  и,
разложив  табель,  принялся  за  работу.  Внешнее  спокойствие  Дюссандера
передалось  ему,  и  от  трудился  молча,  сосредоточенно   -   образцовый
американский  подросток,  всерьез  делающий  свое  дело,  будь  то  сеянье
пшеницы, введение мяча в игру во время  бейсбольного  матча  или  подделка
отметок в табеле.
     Дюссандеру сзади хорошо видна была его шея, тронутая легким  загаром.
Старик переводил взгляд с этой узкой полоски на верхний  ящичек  кухонного
стола, где лежали большие  ножи.  Один  резкий  удар  -  уж  он-то  бы  не
промахнулся, - и  перебит  позвоночник.  Попробуй  после  этого  поговори.
Дюссандер горько  улыбнулся.  Исчезновение  мальчишки  повлечет  за  собой
вопросы. Слишком много вопросов. И на  некоторые  придется  отвечать  ему,
Дюссандеру. Даже если компрометирующее письмо - миф, он не может позволить
себе роскошь свидания с государством.
     Жаль, конечно.
     - Скажи, этот Фрэнч, - Дюссандер постучал ногтем по  конверту,  -  он
сталкивался где-нибудь с твоими родителями?
     - Кто? Калоша Эд? - презрительно  переспросил  Тодд.  -  Да  кто  его
позовет туда, где бывают мои родители!
     - А в школе? Он их раньше не вызывал?
     - Вот еще. Раньше я был среди первых. Это сейчас...
     - Тогда что  он  о  них  может  знать?  -  Дюссандер  в  задумчивости
рассматривал почти пустую кружку. - О тебе-то он знает предостаточно. Весь
твой послужной список к его услугам. Начиная от  детских  баталий.  А  вот
какой, интересно, он располагает информацией о твоих предках?
     Тодд отложил ручку.
     - Ну, он знает их  имена  -  раз.  Сколько  им  лет.  Знает,  что  мы
методисты. Вообще, про это в анкете писать необязательно,  но  мои  всегда
пишут. Мы и в церковь-то почти не ходим, но он так и так в  курсе.  И  где
отец работает - тоже... в анкете есть графа. Каждый год анкету надо заново
заполнять. А больше там ничего и нет.
     - Если бы твои родители плохо ладили, как  думаешь,  он  бы  знал  об
этом?
     - То есть как это плохо ладили?
     Дюссандер выплеснул в кружку остаток виски.
     - Ругань. Ссоры. Отец спит на диване. Мать попивает. - Он оживился. -
Назревает развод.
     Тодд вскинулся:
     - У нас ничего такого нет! Даже близко!
     - Разумеется. Ну а если бы было? Если бы у вас  в  доме  стояла  пыль
столбом?
     Тодд, насупясь, ждал продолжения.
     - Ты бы наверняка переживал  за  родителей,  -  развивал  свою  мысль
Дюссандер. - Еще как переживал.  Потерял  бы  аппетит,  сон.  Об  учебе  и
говорить не приходится. Так ведь?  Нелады  в  семье  отражаются,  увы,  на
детях.
     В глазах Тодда забрезжило  понимание...  и  что-то  вроде  молчаливой
благодарности. Дюссандер это оценил.
     - Что может быть печальнее, чем когда рушится  семья,  -  патетически
произнес он, снова наполняя кружку. Он был  уже  хорош.  -  Сколько  таких
драм, сам знаешь, нам показали по телевизору. Язвят, огрызаются,  лгут.  А
сами страдают. Да, мой мальчик. Ты даже  не  представляешь,  в  каком  аду
живут твои папа и мама. Им  даже  некогда  поинтересоваться,  что  там  за
неприятности у их единственного сына. Да и что они значат в сравнении с их
неприятностями? Вот улягутся страсти, заживут рубцы  -  тогда  и  займутся
сыном. Ну а пока с этим Фрэнчем пускай объяснится дедушка.
     В продолжении монолога огонек в глазах Тодда разгорался все ярче.
     - А что, - бормотал он, - может сработать, да, может, может  срабо...
- и вдруг  оборвал  себя  на  полуслове,  и  глаза  вновь  потухли.  -  Не
сработает. Мы же ни капельки не похожи. Калошу не проведешь.
     - Himmel! Gott im Himmell[5] - Дюссандер рывком  вылез  из  кресла  и
прошествовал (не  совсем  твердо)  к  кладовке,  откуда  достал  непочатую
бутылку старого виски. Открутив колпачок, он широким движением  плеснул  в
кружку. - Я думал, ты смышленый  мальчик,  а  ты,  оказывается,  настоящий
Dummkopf[6]. Давно ли внуки стали похожи на своих  дедов?  У  меня  волосы
какие? Седые. А у тебя какие?..
     Он подошел к мальчику и с неожиданной резвостью схватит его за вихры.
     - Ладно вам! - огрызнулся Тодд, больше для виду.
     - А вот глаза у нас обоих - голубые, - продолжал Дюссандер, опускаясь
в кресло-качалку. - Ты мне  расскажешь  свою  семейную  хронику.  Тетушки,
дядюшки. С кем работает твой отец. Чем увлекается  мать.  Я  запомню.  Всю
информацию. Через два дня я благополучно все забуду... память стала совсем
дырявая... но на два дня меня хватит. -  Он  мрачно  усмехнулся.  -  Людей
Визенталя столько лет водил за нос,  самому  Гиммлеру  очки  втирал...  уж
как-нибудь одного наставника в начальных  классах  сумею  обмануть.  А  не
сумею - значит, зажился я на этом свете.
     - Очень может быть, - раздумчиво сказал Тодд, и по его глазам  старик
понял, что он уже с ним  внутренне  согласен.  Глаза  Дюссандера  радостно
заблестели.
     - Еще как будет!
     И, видимо,  представив  себе,  как  это  будет,  он  начал  хохотать,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама