Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Стивен Кинг Весь текст 150.27 Kb

Способный ученик

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13
волна растерянности и гнева. Между тем Дюссандер нашел то, что искал, и  в
этот момент Тодд с омерзением подумал:  ну  и  запах...  более  зловонного
подвала, наверно, не бывает. Пахло мертвечиной.
     - И тогда старик  слез  с  кровати  -  что  значит  сон  для  старого
человека? - и примостился за тесной конторкой. Он сидел и думал о том, как
он хитро вовлек мальчика в свои преступления, за  которые  мальчик  грозил
ему, старику, расправой. Он сидел и  думал  о  том,  какие  усилия,  почти
нечеловеческие, пришлось мальчику приложить, чтобы выправить  положение  в
школе. И что теперь, когда он его выправил, старик  для  него  -  ненужная
обуза. Смерть старика принесла бы ему желанное освобождение.
     Дюссандер обернулся, держа за горлышко бутылку старого виски.
     - Я все слышал, - сказал он миролюбиво. -  Как  отодвинул  стул,  как
поднялся. У тебя, ты знаешь, не  получается  ходить  совершенно  бесшумно.
ПОКА не получается.
     Тодд молчал.
     - Итак! - Дюссандер поднялся на ступеньку и плотно прикрыл  за  собой
дверь в погреб. - Старик все написал. От первого до  последнего  слова.  К
тому времени почти рассвело, ныли пальцы, сведенные проклятым артритом,  и
все же впервые за многие недели он чувствовал себя хорошо.  Он  чувствовал
себя - в безопасности. Старик снова лег в кровать и спал до  полудня.  Еще
немного, и он проспал бы свою любимую передачу "Больница для всех".
     Дюссандер уселся в кресло-качалку, вооружился обшарпанным  перочинным
ножом и начал долго и нудно соскабливать сургуч, которым  была  запечатана
бутылка.
     - На следующий день старик надел свой лучший костюм  и  отправился  в
банк, где лежали его скромные сбережения. Банковский служащий внес  полную
ясность. Старик забронировал камеру в сейфе. Старику объяснили,  что  один
ключ будет у него, другой в банке. Чтобы открыть камеру,  понадобятся  оба
ключа. Воспользоваться ЕГО ключом можно  будет  лишь  с  его  собственного
письменного разрешения, заверенного у нотариуса. За одним  исключением.  -
Дюссандер беззубо улыбнулся Тодду, чье  лицо  сейчас  напоминало  гипсовую
маску. -  Исключение  -  это  смерть  вкладчика.  -  Продолжая  улыбаться,
Дюссандер сложил перочинный нож  и  сунул  в  карман  халата,  после  чего
отвинтил на бутылке колпачок и плеснул в кружку порцию виски.
     - Что тогда? - спросил Тодд охрипшим голосом.
     -  Тогда  камеру  откроют  в  присутствии  банковского  служащего   и
представителя налоговой инспекции. Сделают  опись  содержимого.  В  данном
случае - один-единственный документ  на  двенадцати  страницах.  Обложению
налогом не подлежит... хотя интерес безусловно представляет.
     Пальцы мальчика сами сплелись намертво.
     - Это невозможно, - произнес он с интонацией человека, на чьих глазах
другой человек разгуливает по потолку, - вы... вы не могли это сделать.
     - Мой мальчик, - участливо сказал Дюссандер, - я это сделал.
     - А как же... я... вы... - И вдруг отчаянное: - Вы же СТАРЫЙ! Старый,
неужели непонятно?! Вы можете умереть! В любую минуту!
     Дюссандер поднялся. Он вытащил из шкафчика детский стаканчик. В таких
когда-то продавали желе. На стаканчике - хоровод мультяшек, знакомых Тодду
с детства. Тодд смотрел, как Дюссандер, словно священнодействуя,  протирал
стаканчик полотенцем. Как поставил  перед  ним.  Как  налил  символическую
дозу.
     - Зачем это? - процедил Тодд. - Я не пью. Нашли себе собутыльника.
     - Возьми. Есть повод, мой мальчик. Сегодня ты выпьешь.
     Тодд, после долгой паузы, поднял стаканчик. Дюссандер весело чокнулся
с ним своей грошовой керамической кружкой.
     - Мой тост - за долгую жизнь! Твою и мою! Prosit! - Он осушил  кружку
одним залпом... и захохотал. Он раскачивался в  кресле,  топоча  ногами  в
шерстяных  носочках  по  линолеуму,  и  хохотал,  хохотал   -   диковинный
стервятник, утопающий в домашнем халате.
     - Ненавижу, - прошептал Тодд.
     И тут со стариком начался форменный  припадок:  он  кашлял,  хохотал,
давился - все разом. Лицо сделалось багровым.  В  испуге  Тодд  вскочил  и
принялся стучать его по спине.
     - Prosit, - повторил Дюссандер, прокашлявшись. - Да ты выпей. Хуже не
будет.
     Тодд последовал совету. Жидкость, напоминающая микстуру от кашля в ее
худшем варианте, обожгла ему все внутри.
     - И эту мерзость вы пьете?!  -  Его  даже  передернуло.  Он  поставил
стаканчик. - Может, хватит, а? Заодно бы и курить бросили.
     - Какая трогательная забота о моем здоровье. - Из кармана, в  котором
исчез складной нож, Дюссандер достал мятую  пачку  сигарет.  -  А  я,  мой
мальчик, о твоем беспокоюсь. Как ни открою газеты - "Велосипедист сбит  на
оживленном перекрестке". Брось ты это дело. Ходи пешком.  Или,  как  я,  -
автобусом.
     - Катитесь вы со своим автобусом знаете куда...
     - Знаю, мой мальчик, - Дюссандер засмеялся и плеснул себе еще  виски,
- только покатимся мы туда вместе.

     Осенью  1977-го  Тодд,  к  тому  времени  старшеклассник,  вступил  в
стрелковый клуб. В тот год он прогремел  в  футбольном  чемпионате,  помог
своей бейсбольной команде выиграть пять матчей из шести  и  при  всем  при
этом окончил, колледж с третьим  результатом  в  его  истории.  Он  послал
документы в университет Беркли и был принят с распростертыми объятьями.
     Однажды,  незадолго  до  окончания  колледжа,  на  него  вдруг  нашло
странное желание, столь же пугающее, сколь и необъяснимое. Он без  особого
труда подавил его в себе, и слава богу, но уже одно то, что подобная мысль
могла возникнуть, встревожило его. А ведь жизнь, казалось бы, опять бежала
по накатанным рельсам. Ее можно было сравнить с просторной светлой  кухней
Моники, где все блестело и где каждый агрегат исправно  начинал  работать,
стоило только нажать на соответствующую кнопку.
     В четверти мили от дома Боуденов  проходило  восьмирядное  скоростное
шоссе. К шоссе спускался  косогор,  поросший  густым  кустарником,  словно
созданным  для  засады.  На  Рождество  отец  подарил  ему  "винчестер"  с
оптическим прицелом. В часы пик,  когда  шоссе  напоминало  растревоженный
муравейник, можно было спрятаться в кустарнике  и...  а  что,  очень  даже
просто...

     - О Господи!
     Тодд остановился  на  пороге  кухни,  как  громом  пораженный.  Локти
Дюссандера разъехались, голова лежала на  столе,  глаза  закрыты,  веки  -
цвета пурпурных астр.
     - Дюссандер! - заорал Тодд, чувствуя во рту противный привкус страха.
- Только посмей умереть, старый хрыч!
     - Тише, - прошептал старик, не открывая глаз. - Соседи сбегутся...
     Тодд бросился в прихожую, к телефону, да так и  застыл  с  трубкой  в
руке. Мысль, что он может упустить из  виду  какуюнибудь  мелочь,  занозой
застряла в мозгу. Но что? Как назло раскалывалась голова.  Видит  бог,  он
никогда не страдал забывчивостью, а тут... Он  набрал  три  двойки.  После
первого же гудка в трубке прорезался голос:
     - Санто-Донато, "скорая". Чем могу помочь?
     - Меня зовут Тодд Боуден. Клермонт-стрит, 963. Скорее приезжайте.
     - А что случилось, парень?
     - Мой друг, мистер Дю... - Он прикусил губу до крови. ДЮССАНДЕР.  Еще
секунда, и он бы назвал настоящее имя.
     - Успокойся, парень, все будет хорошо. Давай еще разок попробуем.
     - Мой друг,  мистер  Денкер,  -  сказал  Тодд.  -  У  него,  кажется,
сердечный приступ.
     - Какие симптомы?
     Тодд только начал объяснять, как  его  остановили.  Машина,  сказали,
будет через десять-двадцать минут, в  зависимости  от  дорожной  ситуации.
Тодд повесил трубку и закрыл глаза ладонями.
     - Ну что, вызвал? - еле слышно спросил Дюссандер.
     - Да! - заорал Тодд. - Вызвал,  вызвал!  А  вы  заткнитесь,  если  не
хотите сразу подохнуть!
     Все, сказал он себе. Все, Тодд с мыса Код, спокуха. Как будто это нас
не колышет. А сейчас самое трудное. Звонок домой. Он набрал номер.
     - Алле? - раздался в трубке вкрадчивый голос Моники. В эту секунду он
был готов придушить ее.
     - Мамочка, это я. Дай-ка мне отца, только быстро.
     Он сто  лет  не  называл  ее  мамочкой.  Это  должно  было  ее  сразу
насторожить... и насторожило.
     - А что такое? Что-нибудь случилось, Тодд?
     - Дай мне его!
     - Но...
     В трубке загромыхало. Мать что-то говорила отцу. Тодд собрался.
     - Пап, мистер Денкер... у него, наверно, сердечный приступ... то есть
наверняка.

- Он жив? Или уже...
     - Жив. Он в сознании.
     - Ну, слава богу. Вызови "скорую".
     - Уже.
     - Три двойки?
     - Да. Они скоро будут, только... я немного испугался,  пап.  Если  бы
ты...
     - Какой разговор. Через пять минут приеду.
     Там еще что-то говорила Моника, но отец повесил трубку.
     Пять минут. Пять минут на все. Вспоминай, не забыл ли ты чего. Почему
я должен был что-то забыть? Это все нервишки. Дурак, на  кой  ты  позвонил
отцу? Первое, что пришло в голову. Ладно, проехали. А что тебе НЕ пришло в
голову? Что ты...
     - Кретин! - внезапно взвыл он  и  кинулся  обратно  в  кухню.  Голова
старика по-прежнему лежала на столе, полуоткрытые глаза застил туман.
     - Дюссандер! - Тодд грубо  встряхнул  его,  старик  застонал.  -  Эй,
слышишь! Слышишь, сукин ты сын!
     - Что? "Скорая"?
     - Письмо! Где это чертово письмо?!
     - Письмо... какое письмо?..
     - Вы позвонили, сказали, что вам плохо, сказали - передай своим,  что
я получил важное письмо... - У Тодда упало сердце. - Я ляпнул, что  письмо
из Германии... О, ч-черт!
     - Письмо. - Дюссандер с трудом приподнял голову.  По  лицу  разлилась
мертвенная желтизна, одни глаза голубели.  -  От  Вилли.  Вилли  Франкель.
Дорогой... дорогой мой Вилли...
     Тодд глянул на часы: две минуты долой. За пять минут  отец,  конечно,
не доберется, но, как ни крути, приедет он быстро. Вот  именно  -  быстро.
Все происходит слишком быстро.
     - Так, годится. Я вам  читал  письмо  от  Вилли,  вы  разволновались,
схватило сердце. Хорошо. Где оно?
     Дюссандер тупо глядел на него.
     - Где письмо, я спрашиваю?
     - Какое письмо? - из своего тумана недоумевал  Дюссандер.  Тодд  едва
удержался от того, чтобы не придушить старого пьянчужку.
     - Которое я вам читал! От Вилли Как-его-там! Где оно?
     Оба  уставились  на  стол,  словно  ожидая,  что  вот  сейчас  письмо
материализуется.
     - Наверху, - наконец выговорил Дюссандер. - В  комоде.  Третий  ящик.
Маленькая такая шкатулка. Разобьешь... я потерял ключ. Там старые  письма.
Без подписи, без даты. Все на немецком. Что-нибудь выберешь. Иди...
     - Совсем, что ли, рехнулись?! - в бешенстве заорал Тодд.  -  Я  ж  не
понимаю по-немецки! Как я мог читать вам его, дурья башка!
     -  Почему  Вилли  должен  был  писать  по-английски?  -   заупрямился
Дюссандер. - ТЫ не понимаешь, а Я понял. Ты, конечно, коверкал слова, но я
догадался...
     Прав, опять прав. Инфаркт, а голова варит лучше моей. Тодд рванулся к
лестнице. Он притормозил в прихожей ровно на одну секунду,  прислушиваясь,
не подъезжает ли отцовский "порш". Не слыхать. Но время уже  взяло  его  в
тиски: пять минут долой.
     Осилив лестницу единым махом,  он  ворвался  в  спальню  старика.  Он
никогда здесь не был - зачем? -  и  теперь  обводил  обезумевшим  взглядом
незнакомую территорию. Вот  он,  комод.  Дешевка  в  стиле,  который  отец
называет "комиссионным модерном".  Упав  на  колени  перед  комодом,  Тодд
рванул на себя третий ящик сверху. Ящик, вылезая наполовину,  скособочился
и намертво застрял.
     - Вот гад, - процедил Тодд сквозь зубы. - Ну, я тебя сейчас...
     Он дернул с такой силой, что едва не опрокинул на себя комод. Ящик  с
треском выскочил  из  пазов.  Носки,  белье,  носовые  платки  разлетелись
веером. Он разворошил остатки барахла и наткнулся на деревянную  шкатулку.
Он попытался открыть ее. Как же. Ну да, она и должна быть  заперта.  Такой
нынче день - все заперто.
     Он затолкал вещи в ящик комода. На этот раз ящик отказывался  входить
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 4 5 6 7 8 9 10  11 12 13
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама