Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Стивен Кинг Весь текст 150.27 Kb

Способный ученик

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
начальник.  А  кстати,  это  Ильза  Кох  придумала   делать   абажуры   из
человеческой кожи?
     - Я не знаю, о чем ты, - сказал Дюссандер. На  "ящике"  лежала  пачка
"Кулз", без фильтра. Он протянул пачку.
     - Хочешь? - Его лицо исказила жутковатая ухмылка.
     - Нет. Это может кончиться раком легких. Мой  папа  раньше  курил,  а
потом бросил. Даже вступил в общество некурящих.
     - Ну-ну. - Дюссандер как ни в чем не бывало извлек спичку из  кармана
халата и чиркнул ею о пластиковую  поверхность  "ящика".  Затянувшись,  он
сказал:
     - Лично я не вижу причин, почему бы мне  сейчас  же  не  позвонить  в
полицию и не рассказать, какую чудовищную напраслину тут на меня возводят.
А  ты  видишь?  Только  отвечай  быстро,  мальчик.  Телефон  в   прихожей.
Представляю, как тебя выпорет отец. Неделю будешь  подкладывать  под  себя
подушечку.
     - Мои родители всегда были против порки. Телесные наказания не решают
проблемы, а только усугубляют ее. - Внезапно глаза Тодда заблестели.  -  А
вы их пороли? Женщин? Раздевали их догола и...
     Дюссандер издал какой-то сдавленный звук и направился в прихожую.
     - Я бы не советовал, - произнес Тодд ледяным голосом.
     Дюссандер повернулся. Он заговорил четко и  размеренно.  Если  что  и
смазывало эффект, так это отсутствие вставной челюсти.
     - Еще раз, последний, повторяю: меня  зовут  Артур  Денкер.  Артуром,
кстати, отец меня назвал в честь Конан-Дойля, чьи рассказы приводили его в
восхищение. Я никогда не был Дюзандером, или Гиммлером, или Дедом Морозом.
В войну я был лейтенантом запаса. Я никогда не  принадлежал  к  нацистской
партии. Мое участие в боевых действиях ограничилось тремя неделями боев  в
Берлине. Не скрою, в конце тридцатых, еще в первом браке, я симпатизировал
Гитлеру. Он покончил с депрессией и в  каком-то  смысле  восстановил  нашу
национальную гордость, которую мы потеряли в  результате  унизительного  и
бесчестного Версальского мира. Тогда, в тридцатых, он казался мне  великим
человеком. Он  и  был  по-своему  великим.  Но  под  конец  он  безусловно
свихнулся - посылать в бой  несуществующие  армии  по  указке  звездочета!
Отравить Блонди, свою любимую собаку! Поступки безумца. Они все  обезумели
- заставляли собственных детей глотать капсулы с ядом и при этом распевали
"Хорст  Вессель".  Второго  мая  сорок  пятого  года   мой   полк   сдался
американцам.  Помню,  как  солдат  по  фамилии  Хакермейер  угостил   меня
шоколадом. Я даже заплакал. Меня поместили в лагерь для интернированных  в
Эссене. К нам хорошо относились. Мы следили за Нюрнбергским  процессом  по
радио, и когда Геринг покончил с собой, я обменял американские сигареты на
бутылку шнапса и напился на радостях. После освобождения  я  устроился  на
завод "Эссен Мотор" - ставил колеса на автомобили.  В  шестьдесят  третьем
вышел на пенсию и вскоре переехал в Соединенные Штаты. Это была мечта моей
жизни. В шестьдесят седьмом я получил гражданство. С тех пор я американец.
Голосую на выборах. Никакого Буэнос-Айреса. Никакой торговли  наркотиками.
И Западного Берлина не было. И Кубы... А  теперь  иди,  иначе  я  звоню  в
полицию.
     Тодд не двигался с места. Старик вышел в прихожую, снял трубку.  Тодд
словно застыл возле настольной лампы.
     Дюссандер начал набирать номер. Тодд не отрываясь смотрел на него,  и
сердце готово было выпрыгнуть из груди. После  четвертой  цифры  Дюссандер
обернулся и встретился с ним взглядом. Вдруг  плечи  старика  поникли.  Он
положил трубку на рычаг.
     - Как ты узнал?
     - Много труда и чуть-чуть  удачи,  -  скромно  ответил  Тодд,  озаряя
собеседника дружелюбной улыбкой. - У меня есть  друг,  Хэролд  Пеглер,  но
вообще-то все его зовут Лис. У него  нюх.  Мы,  когда  играем  в  бейсбол,
ставим его на вторую базу. А у отца Лиса не гараж, а клад. Горы  журналов,
и все про войну. Фотографии фрицев, в смысле немецких  солдат,  и  япошек,
пытающих разных женщин. Статьи про концлагеря.  Я  от  всего  этого  прямо
балдею.
     - Что ты от них... балдеешь? - Дюссандер оторопело смотрел  на  него,
потирая ладонью щеку. Звук был такой, будто он проходился по ней наждачной
бумагой.
     - Ну да. В смысле ловлю кайф. Получаю удовольствие.
     "Это   может   произойти   совершенно   для   вас    неожиданно,    -
разглагольствовала миссис Андерсон,  учившая  их  в  пятом  классе.  -  Вы
столкнетесь с чем-то новым и вдруг поймете: вот он, мой  ГЛАВНЫЙ  ИНТЕРЕС.
Это все равно что повернуть ключ в замке. Или в первый раз влюбиться.  Вот
почему, дети, так важен День выбора профессии -  в  этот  день  вы,  может
быть, найдете главный интерес в своей жизни". Тогда Тодд отнесся к  словам
миссис Андерсон как к полной галиматье, но много позже, в гараже  у  Лиса,
ему вспомнились эти слова, и он подумал, что она была, возможно, не так уж
далека от истины. Он переворачивал страницы старых слежавшихся журналов, и
от смешанного чувства  отвращения  и  непреодолимого  любопытства  у  него
разболелась голова,  глаза  же  от  напряжения  начали  слезиться,  но  он
продолжал читать, и вдруг из  текста  под  фотографией  усеянного  трупами
места под названием Дахау на него выскочила цифра:

                                6 000 000

     Он подумал: тут что-то напутали, кто-то по ошибке  прибавил  один-два
нуля, во всем Лос-Анджелесе  живет  вдвое  меньше  людей!  Но  вот  другой
журнал, и вновь эта цифра: 6 000 000. Голова разболелась пуще прежнего. Во
рту пересохло. Как в тумане он услышал, что Лису пора идти  ужинать.  Тодд
спросил, можно ли ему пока почитать в гараже. Лис  удивленно  взглянул  на
него и сказал: "Валяй!". И Тодд снова с головой  ушел  в  старые  журналы,
пока в конце концов мать до него не докричалась.
     ЭТО ВСЕ РАВНО ЧТО ПОВЕРНУТЬ КЛЮЧ В ЗАМКЕ...
     В журналах говорилось, как это ужасно - все, что  творили  немцы.  Но
слова о том, как это было ужасно,  терялись  среди  рекламы,  предлагавшей
немецкие финки, и  ремни,  и  каски  бок  о  бок  с  заговорной  травой  и
чудо-средством  для  восстановления  волос.   Рекламировались   флаги   со
свастикой, и пистолет "люгер", и игра под названием  "Танковая  атака",  в
которой  участвовали  немецкие  "пантеры",  а   рядом   печатались   уроки
правильного ведения корреспонденции и дурацкие советы: "Хотите разбогатеть
- продавайте специальные тапочки для лифта". Да, везде говорилось, как это
было ужасно, однако создавалось впечатление, что все же не стоит по такому
поводу огород городить.
     ИЛИ В ПЕРВЫЙ РАЗ ВЛЮБИТЬСЯ...
     Снова вспомнились слова миссис  Андерсон.  Она  оказалась  права.  Он
нашел в жизни свой ГЛАВНЫЙ ИНТЕРЕС.
     ... Дюссандер долго смотрел на Тодда. Затем пересек гостиную и тяжело
опустился в кресло-качалку. И снова вглядывался в  Тодда,  пытаясь  что-то
разгадать в чуть отрешенном, чуть ностальгическом выражении его лица.
     - Ну вот, - словно очнулся Тодд. -  Началось  с  журналов,  только  я
тогда подумал, что там половина фактов - липа. И  я  пошел  в  библиотеку.
Сначала эта поганка не хотела ничего мне давать, у  них  такую  литературу
выдают только взрослым. Но я сказал, что мне  надо  для  школы.  Если  для
школы, они обязаны выдавать. А эта - сразу звонить отцу. - В глазах  Тодда
вспыхнуло презрение. - Испугалась, поганка, что он не в курсе, видали!
     - А он был в курсе?
     - Ясное дело. Чем раньше,  говорит  отец,  дети  познают  жизнь,  тем
лучше... и хорошее, и плохое. Тогда они будут во всеоружии. Жизнь, говорит
он, это тигр, и его нужно ухватить за хвост, а не знаешь его повадки,  так
он слопает тебя в два счета.
     - М-м-м, - неопределенно промычал Дюссандер.
     - И мама считает так же.
     - М-м-м, - опять промычал Дюссандер, точно его ударили по голове и он
пока не может сообразить, где находится.
     -  Короче,  у  них  там  этой  литературы  навалом.  И,  знаете,  она
пользуется большим спросом. Картинок, правда, поменьше, чем в  журналах  у
отца Лиса, зато  чернухи  хватает.  Стулья  с  таким  сиденьем,  утыканным
шипами. Золотые коронки, вырванные плоскогубцами. Отравляющий газ, который
вдруг пускали из душа вместо воды. - Тодд тряхнул головой. - Вы,  конечно,
все были шизанутые, тут и думать нечего.
     - Как ты сказал?.. Чернуха? - с трудом выдавил из себя Дюссандер.
     - Я даже написал реферат, - увлеченно продолжал Тодд, - и знаете, что
я за него получил? Пять с плюсом. Пришлось, конечно, попотеть...  Все  эти
авторы, они так пишут... ну, вроде как эта писанина у них весь сон отбила,
и чтобы, значит, и мы не спали, а то еще те ужасы опять повторятся. Я тоже
написал в таком духе, и вот результат! - Лицо Тодда озарила  торжествующая
улыбка.
     Дюссандер делал затяжку за затяжкой. Кончик сигареты  подрагивал.  Он
выпустил из носа дым и вдруг закашлялся постариковски.
     - Вы знали Ильзу Кох? - спросил Тодд.
     - Ильзу Кох? - едва  слышно  переспросил  Дюссандер.  И  после  паузы
сказал: - Да, я знал ее.
     - Она была красивая? - оживился  Тодд.  -  Я  имею  в  виду...  -  Он
изобразил в воздухе подобие песочных часов.
     - Разве ты не видел ее фотографий? - спросил Дюссандер. - Ты же у нас
в этом деле гурман.
     - Кто я?
     - Гурман. Тот, кто любит получать удовольствие... ловить кайф.
     - А-а. Клевое словечко. - Угасшая было улыбка вновь расцвела.  -  Еще
бы не видел. Но все эти перепечатки, не мне вам  говорить...  -  Интонация
была такая, словно их у Дюссандера была целая  коллекция.  -  Черно-белые,
нечеткие... что вы хотите, любительские снимки. Кто тогда знал,  что  это,
можно сказать, история... Что, она правда была пышка?
     -  Толстая,  мосластая,  со  скверной  кожей.  -  Дюссандер  раздавил
недокуренную сигарету в вазочке, наполненной бычками.
     - Да-а? Надо же. - Лицо у Тодда вытянулось.
     - Не все такие везучие, - раздумчиво  произнес  Дюссандер,  глядя  на
Тодда. - Увидел мою фотографию в старом журнале - и на тебе!
     - Ошибаетесь, мистер Дюссандер. Не все так просто. Я долго не  верил,
что вы это он, не верил, пока не увидел однажды, как вы садитесь в автобус
в своем блестящем черном дождевике...
     - Вот оно что, - выдохнул Дюссандер.
     - Ага. У Лиса в гараже, в одном из журналов, вы были сфотографированы
в таком же точно дождевике. И в библиотеке я раскопал  книжку,  вы  там  в
эсэсовском плаще вроде этого. Я сразу сказал себе: "Курт Дюссандер, один к
одному". Вот тут уже я сел вам на хвост...
     - Что ты сделал?
     - Сел на хвост. Начал  следить  за  вами.  Я,  знаете,  мечтаю  стать
детективом,  таким,  как  Сэм  Спэйд  в  книжках...  или  как  Мэнникс   в
телесериале. Я принял все меры предосторожности... Показать фотографии?
     - Ты меня фотографировал?!
     -  А  то  как  же.  У  меня  "Кодак",  помещается  в   кулаке.   Если
насобачиться, раздвинул пальцы - и вы в объективе. Остается нажать большим
пальцем. - На этот раз улыбка Тодда как бы говорила, что сам он  оценивает
свои успехи достаточно скромно. - Поначалу, конечно, в кадр попадали  одни
пальцы. Но я настырный. Если стараться  вовсю  -  чего  хочешь  добьешься.
Звучит занудно, но верно.
     Курт Дюссандер заметно побледнел и весь как-то усох.
     - Ты что же, отдал проявлять пленку в фотоателье?
     -  Чего?  -  Тодд  не  сразу  сообразил,  а  сообразив,  презрительно
скривился. - Вот еще! Что я, придурок? У отца есть  темная  комната.  Я  с
десяти лет сам проявляю пленку.
     Дюссандер ничего не сказал, однако спина его несколько расслабилась и
кровь снова прилила к щекам.
     Тодд достал сложенный вдвое конверт из заднего  кармана  и  вынул  из
него несколько глянцевых фотографий  с  неровно  обрезанными  краями,  что
доказывало их  домашнее  происхождение.  Дюссандер  разглядывал  снимки  с
мрачной сосредоточенностью. Вот он сидит, совершенно прямой, в автобусе  у
окна, в руках у  него  последний  роман  Джеймса  Миченера.  Вот  он  ждет
автобуса на Девон-авеню, под мышкой зонтик, подбородок вздернут - ни  дать
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама