Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 399.1 Kb

(9) Рыцарь Отражения

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 17 18 19 20 21 22 23  24 25 26 27 28 29 30 ... 35
     - Не хотите ли стакан вина? - спросил я.
     Он покачал головой.
     - Нет, спасибо, - ответил он. - Ближайший Сломанный Лабиринт  починил
ты, верно?
     - Да.
     - Зачем ты это сделал?
     - У меня не было особого выбора.
     - Лучше расскажи мне все как есть, - сказал старик,  дергая  себя  за
неопрятную клочковатую бороду. Волосы у него были длинные и тоже нуждались
в гребешке. И все же  ни  в  его  глазах,  ни  в  словах  не  было  ничего
безумного.
     - История эта не проста, и,  чтоб  не  заснуть,  пока  она  не  будет
рассказана до конца, мне требуется кофе, - сообщил я.
     Он простер руки и между нами появился маленький столик с  белоснежной
скатертью, на нем было  два  прибора,  а  рядом  с  приземистой  свечой  -
дымящийся серебряный графинчик. Еще там был поднос с бисквитами. Я  бы  не
сумел так быстро доставить все это. Интересно, подумал я,  а  Мандор  смог
бы?
     - Раз так, я присоединяюсь, - сказал Дворкин.
     Я со вздохом налил нам кофе и приподнял Камень Правосудия.
     - Может, сначала вернуть эту штуку, а потом уж начинать, -  обратился
я к Дворкину. - Потом можно будет избежать множества неприятностей.
     И начал было вставать, но он покачал головой.
     - По-моему, это ни к чему, - объявил он. - Если ты теперь  останешься
без него, то, вероятно, погибнешь.
     Я снова сел.
     - Сливки, сахар? - спросил я.



                                    9

     Я медленно приходил  в  себя.  Знакомая  голубизна  оказалась  озером
небытия, я качался на его волнах. Я здесь, потому,  что...  я  здесь,  как
поется в песне. Перевернувшись  на  другой  бок  внутри  своего  спального
мешка, я подтянул колени к груди и опять уснул.
     В следующее пробуждение я быстро огляделся; мир все еще был  голубым.
Многое можно сказать в защиту  прошедшего  испытания  настоящего  мужчины.
Потом я вспомнил, что в любой момент  может  появиться  Люк,  чтобы  убить
меня, и сжал пальцы на рукояти лежавшего рядом меча, напрягая слух,  чтобы
уловить - не идет ли кто.
     Проведу ли я день, колотясь о стену хрустальной  пещеры?  Или  явится
Ясра и опять попытается убить меня?
     Опять?
     Что-то не так. Сколько всего было, впутанными оказались Юрт и  Корал,
Люк и Мандор, даже Джулия. Все это был сон?
     Короткий приступ паники прошел быстро, а  потом  мой  блуждающий  дух
вернулся и принес то, что не удавалось  вспомнить.  Я  зевнул.  Снова  все
было, как надо.
     Я потянулся. Сел. Протер глаза.
     Да, я вернулся в хрустальную пещеру. Нет, все, что  случилось  с  тех
пор, как Люк заключил меня сюда, не было сном. Я вернулся по  собственному
выбору:  а)  время,  которое  здесь  уходило  на  то,  чтобы  основательно
выспаться, для Амбера было лишь кратким мгновением; б) здесь никто не  мог
потревожить меня, связавшись через Козырь;  и  в)  потому  что,  возможно,
здесь меня не могли выследить даже Логрус и Лабиринт.
     Откинув волосы со лба, я встал и отправился умыться.  Хорошо,  что  я
додумался с помощью Призрака перенестись после беседы  с  Дворкиным  сюда.
Наверняка я проспал часов  двенадцать  -  таким  глубоким  непотревоженным
сном, что лучше не бывает. Я осушил четверть  бутылки  воды,  а  остатками
умылся.
     Позже, одевшись и сунув простыни в шкаф, я вышел в  коридорчик  перед
дверью и постоял в свете, падавшем из штольни над  головой.  Видный  через
нее кусок неба был чистым. В ушах у меня все еще звучало  то,  что  сказал
Люк  в  тот  день,  когда  заточил  меня  сюда  и  выяснилось,  что  мы  -
родственники.
     Вытащив из-за пазухи Камень Правосудия и держа его подальше от глаз в
вытянутой руке, высоко подняв его так, чтобы падающий свет проходил сквозь
него, я пристально всмотрелся в его глубины. На этот  раз  там  ничего  не
было.
     Ну, ладно. У меня не  было  настроения  выяснять,  кто,  кому  и  что
должен. Скрестив ноги, я удобно уселся, продолжая  смотреть  в  камень.  Я
отдохнул, был начеку и теперь пришло время взяться за дело и  покончить  с
ним. По подсказке Дворкина я выискивал в алом омуте Лабиринт.
     Время шло, начали появляться какие-то очертания. Это не  было  плодом
моих усилий, потому что пока я пытался вызвать его к  существованию  силой
воображения, все  было  тщетно.  Я  наблюдал,  как  структура  становилась
отчетливой. Не то, чтобы она появилась внезапно  -  скорее  это  я  только
теперь сумел, приспособившись должным образом, увидеть то, что  находилось
там все время. Очень похоже, что так оно и было на самом деле.
     Я  глубоко  вздохнул.  Еще  раз.  Потом  принялся  тщательно  изучать
конструкцию. Все, что говорил мне отец о том, как настраиваться на Камень,
припомнить не удавалось. Дворкину я сказал об  этом,  но  он  заявил,  что
волноваться нечего. Нужно  только  поместить  в  Камень  трехмерную  копию
Лабиринта, отыскать где там вход и  пройти  из  конца  в  конец.  Когда  я
пристал к  нему  насчет  подробностей,  он  просто  хихикнул  и  велел  не
беспокоиться.
     Ладно.
     Медленно поворачивая камень, я подносил его все ближе. Наверху справа
появилась маленькая трещинка. Стоило сосредоточиться на ней, и она  словно
бы ринулась на меня.
     Подойдя туда, я прошел сквозь  нее  внутрь.  Там  оказалась  странная
штука, похожая на серебряный поднос на  колесиках,  она  двигалась  внутри
самоцвета вдоль линий, подобных Лабиринту. Я позволил ей нести меня,  куда
заблагорассудится - иногда при этом возникало головокружение, от  которого
чуть ли не выворачивало, иногда приходилось, собрав всю волю, прокладывать
себе путь сквозь рубиновые  преграды,  они  поддавались,  а  я  принимался
карабкаться, падал, скользил или пробивался дальше. Ощущение  собственного
тела исчезло почти совсем, из высоко поднятой руки  свисала  цепочка  -  я
понимал только, что сильно потею, потому что пот то и дело щипал глаза.
     Понятия не имею, сколько времени прошло, пока я подстроился  к  Камню
Правосудия - более высокой октаве Лабиринта. Дворкин считал, что Лабиринту
нужно уничтожить меня, как только рыцарское странствие придет  к  концу  и
ближайший Сломанный Лабиринт будет починен, не только потому, что я  вывел
его из себя. Но помогать Дворкин отказался, полагая, что узнай я подлинную
причину, это могло бы повлиять на выбор, который весьма вероятно, придется
делать в будущем, а он должен быть сделан свободно. Мне все это показалось
полной тарабарщиной - только вот все,  что  он  говорил  на  другие  темы,
оказалось поразительно разумным, полной противоположностью тому  Дворкину,
которого я знал по легендам и слухам.
     Мой рассудок то нырял в  глубины  кровавого  омута,  что  был  внутри
камня, то парил над ним. Вокруг меня двигались и  уже  пройденные  отрезки
Лабиринта, и те,  которые  еще  предстояло  пройти.  Они  вспыхивали,  как
молнии. Меня не покидало ощущение, что  мой  рассудок  вот-вот  разобьется
вдребезги обо что-нибудь вроде невидимой Вуали. Скорость  все  росла,  уже
нельзя было ни остановиться, ни свернуть. Я знал, что пока не  пройду  эту
штуку, возможности убраться отсюда не будет.
     Дворкин считал, что, когда я вернулся проверить, кого видел у входа в
Лабиринт, и повздорил с ним, то Камень, который был со мной, защитил  меня
от него. Но носить Камень слишком долго нельзя - ведь рано или поздно  это
оказывается губительным. Дворкин решил, что  мне  следует  настроиться  на
Камень, подобно отцу и Рэндому, а уж потом расстаться с ним. После этого я
унесу в себе  образ  более  высокого  порядка,  который  защитит  меня  от
Лабиринта не хуже, чем сам Камень. Едва ли можно было спорить с человеком,
который, по слухам, создал с помощью Камня Лабиринт. И я согласился с ним.
Потому-то, чтобы отдохнуть, пришлось  заставить  Призрак  вернуть  меня  в
хрустальную пещеру, мою святая святых.
     Сейчас, сейчас... я плыл. Вращался. Время от времени  останавливался.
Подобия Вуалей, находившиеся в Камне, оказались не менее грозными, ведь  я
оставлял свое тело по другую их сторону. После каждого  такого  эпизода  я
так выматывался, словно побил олимпийский рекорд в беге на милю.  Хотя  на
одном уровне было ясно, что я стою, держа Камень, в котором совершаю  свой
путь посвящения, на другом чувствовалось, как тяжело стучит сердце,  а  на
третьем  на  ум   приходили   куски   давным-давно   прослушанного   курса
антропологии, тогда к нам приезжала читать лекции Джоан  Галифакс.  Вокруг
все колыхалось, как "Гейзер Пик Мерлот" 1985 года разлива в кубке. На кого
же это я в тот  вечер  смотрел  через  стол?  Неважно.  Дальше,  вниз,  по
кругу... Ярко расцвеченный кровью  поток  вырвался  на  свободу.  Мой  дух
получил известие. Я не знал, как пишется стоявшее первым слово...
     ...Ярче, ярче. Быстрее, быстрее. Столкновение с рубиновой стеной, я -
пятно на ней. Давай, Шопенгауэр, начни последний поединок  воли  с  волей.
Прошло столетие, а может, два, потом вдруг  путь  открылся.  Меня  бросило
вперед, в сияние взорвавшейся звезды. Красный, красный, красный,  уносящий
все дальше, словно моя лодочка "Звездный взрыв", поток  разрастался,  гнал
меня, нес домой...
     Я отключился. Сознания я не терял, но рассудок был не совсем в норме.
Оставалась еще гипнагогия, можно было воспользоваться ею в любое  время  и
попасть, куда угодно, но зачем? Такая эйфория меня посещает редко. Считая,
что заслужил ее, я долго-долго медленно плыл по течению.
     В конце концов ощущение радости уменьшилось  настолько,  что  уже  не
стоило потакать своим желаниям; я поднялся на ноги, пошатнулся,  оперся  о
стену и направился в кладовку еще раз глотнуть воды.  К  тому  же  страшно
хотелось есть, но ни  консервы,  ни  замороженные  полуфабрикаты  меня  не
прельщали. Особенно, когда не так уж трудно было добраться до  чего-нибудь
посвежее.
     Я пошел назад через  знакомые  комнаты.  Итак,  я  последовал  совету
Дворкина. Жаль, что пришлось покинуть его раньше, чем я припомнил  все,  о
чем хотел его расспросить - а это немало. Когда я снова вернулся, Дворкина
уже не было.
     Я  поднялся  наверх.  Единственный  известный  мне  выход  из  пещеры
находился на вершине голубого выступа, где я и стоял. Утро было  ветреным,
ароматным, точь-в-точь  весенним.  На  востоке  виднелись  лишь  несколько
облачков. Я с удовольствием набрал полную грудь воздуха и выдохнул.  Потом
нагнулся и перетащил голубой валун так, чтобы он закрыл вход. Если бы  мне
вдруг опять понадобилось уединенное убежище и пришлось бы вернуться  сюда,
было бы крайне неприятно, если бы на меня вдруг напал какой-нибудь хищник.
     Я снял Камень Правосудия с шеи и перевесил на каменный выступ.  Потом
отошел шагов на десять.
     - Пап, привет.
     С запада, как золотой Фрисби, подплывало Колесо-призрак.
     - Доброе утро, Призрак.
     - Зачем ты оставляешь  это  устройство?  Это  одно  из  самых  мощных
орудий, какие мне приходилось видеть.
     - Я не оставляю его. Я собираюсь вызвать Знак Логруса,  и,  по-моему,
вряд ли они хорошо поладят. Не уверен даже, насколько  я  сам  придусь  по
душе Логрусу теперь,  когда  несу  в  себе  настройку  на  Лабиринт  более
высокого порядка.
     - Может, мне лучше пойти и вернуться позже?
     - Держись неподалеку, - велел я. - Может, если возникнут проблемы, ты
сумеешь вытащить меня отсюда.
     Потом я вызвал Знак Логруса, и тот явился,  нависнув  надо  мной,  но
ничего не случилось. Я переместил часть сознания в Камень - тот  висел  на
валуне неподалеку - и через него сумел воспринять Логрус с  другой  точки.
Жуть. Но тоже безболезненно.
     Снова сконцентрировав свое "я"  у  себя  под  черепом,  я  взялся  за
логрусовы отростки, потянулся...
     Не прошло и  минуты,  как  передо  мной  оказалась  тарелка  молочных
оладий, колбаса, чашка кофе и стакан апельсинового сока.
     - Я мог бы доставить тебе это быстрее, - заметил Призрак.
     - Не сомневаюсь, - сказал я. - Я просто проверял системы.
     Во время еды я пытался рассортировать свои дела по степени  важности.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 17 18 19 20 21 22 23  24 25 26 27 28 29 30 ... 35
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама